Незабываемый отпуск в Израиле!



Как мы жили 30 лет
Наш Регион

Как мы жили 30 лет

Завершается третье десятилетие независимости, застигнувшей Молдавскую Советскую Социалистическую Республику врасплох. Вместе с ней на родившееся государство обрушилась масса социально-экономических и политических проблем. Практического опыта их решения, как и навыков государственного управления, у абсолютного большинства наделённых властными полномочиями лидеров, увы, не было. Как мы жили все эти 30 лет, чему научились, и какова перспектива у Республики Молдова и ее граждан, анализирует доктор экономики Михаил Пойсик (Национальный институт экономических исследований).

– Сначала  кресло премьер-министра занял Мирча Друк, в подчинении которого ранее было не более пяти человек. Он вошёл в историю страны, как инициатор похода на Гагаузию в 1990 году. Вскоре его сменил Валерий Муравский. Во главе с президентом Мирчей Снегуром, бывшим секретарем ЦК Компартии Молдавии, и целым рядом других новоиспечённых государственных деятелей на волне популизма тогда наломали не одну поленницу дров, в этом числе – Приднестровский конфликт. В это же время началось разрушение производственного потенциала с беспрецедентным разграблением национального достояния.

Затем в руководство страны пришли другие, но и тогда мало, что изменилось к лучшему. В итоге, за первое десятилетие, то есть, к 1999 году валовой внутренний продукт страны (далее ВВП), сократился втрое, а точнее, до 33,2% к уровню 1989 года.

Индекс промышленного производства также рухнул до 32,9%. Даже в годы Великой Отечественной войны не случился подобный обвал экономики Советского Союза.
И, даже, несмотря на повсеместные расчёты по бартеру и выдачу заработной платы сотрудникам продукцией предприятий, ещё два десятилетия назад ситуация была не столь удручающая, как сейчас. Несмотря на запущенные механизмы, продуцирующие массовый отъезд населения за рубеж, в Молдове всё ещё оставался значительный кадровый потенциал, способный возродить национальную экономику.

Лишь начиная с периода президентства Владимира Воронина и технократических правительств Василия Тарлева и Зинаиды Гречаной произошло существенное оживление в экономической и социальной сферах страны. Но с последующим приходом к власти так называемых проевропейских коалиций, коррупционные скандалы приобрели такой  всеобъемлющий размах, что даже наши западные кураторы по развитию были вынуждены признать, что Республика Молдова – захваченное государство. При этом, пиком беспредела к концу 2014 года стало хищение из банковского сектора денежных средств, эквивалентных одному миллиарду евро. На тот период эта цифра составляла 42% всей леевой денежной массы, находящейся в распоряжении физических и юридических лиц Молдовы, в наличной и безналичной форме. Сегодня, спустя пять лет, ни один фигурант так и не был привлечен к ответственности, как не был возращён и ни один из похищенных леев. Будто посреди улицы кто-то подхватил чемодан и унёс его в неизвестном направлении.

Да, по итогам 2018 года уровень ВВП к 1989 году хоть и не восстановился полностью, но всё же достиг 76,2%. (Пока не подведены итоги 2019 года,  ожидается, что темп его рост приблизится к 4%). Поднялись сельское хозяйство до 67,6% и промышленность – до 66,0%. Вот только по структуре производимой продукции Молдова всё больше трансформируется в страну третьего мира: в ней неуклонно продолжает сворачиваться производство наукоёмкой продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью. В национальной индустрии по нарастающей стали производить изделия из давальческого сырья зарубежных заказчиков и по их же производственно-технологической документации, а поэтому – с минимальным интеллектуальным компонентом. Да и при нынешнем уровне экономики нашего государства при подобных темпах его развития должно пройти более столетия, прежде чем Молдова достигнет нынешнего уровня развитых стран мира.

В целом же, в 2018 году из всего произведенного объёма перерабатывающей промышленности (без продовольственных товаров) в 46,5 млрд. леев, по давальческим схемам было изготовлено и экспортировано продукции на 31,0 млрд. леев. В их числе – одежда и другие текстильные изделия, обувь и её детали, кожгалантерея, комплекты проводки для автомобилей, стулья, а также целый ряд других подобных изделий. И это уже 66,7% из всего произведенного!

Понятно, что для производства подобного ассортимента востребованы рабочие с минимальным уровнем образования и профессиональной подготовки. Да и для инженерно-технического персонала – организаторов такого производственного процесса – квалификационные требования также ненамного выше.

В сельском хозяйстве сейчас практически свёрнуто производство семян, посадочного материала, племенного скота и птицы, другого репродуктивного материала, которые ещё в недалёком прошлом не только во многом удовлетворяли потребности нашей страны, но и были значимой статьёй экспорта. Перечень прежде традиционных для национальных производителей товаров сокращается, продуцируя не только нарастающее замещение экспорта на импорт, но и запредельный дефицит внешнеторгового баланса. Так, при экспорте товаров за 2018 год в $2,71 млрд. импорт достиг $5,76 млрд., то есть, превышение составило 2,1 раза. И этот торговый дефицит в основном закрывается денежными поступлениями от соотечественников, не нашедших себе достойного применения на Родине, а также внешними заимствованиями.
Таким образом, Республика Молдова всё больше трансформируется в государство – паразит, которое выдавливает своих же сограждан за рубеж. Всё последнее десятилетие официальные и неофициальные денежные переводы гастарбайтеров своим семьям стали одним из основных источников покрытия платежеспособного спроса в стране. А их объём можно подсчитать, сложив сальдо валютных касс (разницу между суммой продажи иностранной валюты и её покупки) с приростом или сокращением банковских депозитов физических лиц в иностранной валюте. При этом получается, что поступления в адрес физических лиц все эти годы были сопоставимы с уровнем оплаты труда, включающем в себя и зарплату в конвертах.

Последнее десятилетие характеризуется для Молдовы двумя эпохальными событиями:
– подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС, сменившим договор об ассиметричной торговле. Тогда европейские товары ещё импортировались с пошлинами, а экспорт в Европу был беспошлинным;
– хищением из банковского сектора 1 млрд. евро.

В 2014 году Молдова заключила Соглашение об ассоциации с ЕС. Европейцы предусмотрительно расписали жёсткие квоты и целый ряд других технических барьеров для недопущения существенного импорта молдавской продукции. А параллельно на 90% товарной номенклатуры европейских товаров нам сразу же обнулили импортные пошлины. И по оставшимся 10-ти процентам детально расписали их обнуление в течение первых 3-х, 5-ти и 10-ти лет. В итоге, национальные производители по-прежнему не поставляют в ЕС животноводческую продукцию, зато импорт к нам, и не только её, растёт семимильными шагами.

Импорт из ЕС в 2013 и 2018 годах

201320182018/2013, %%
Свинина8146,712770,6156,8
Мясо птицы3898,67840,9201,1
Молочная продукция16527,523761,9143,8
Картофель3602,35626,1156,2
Семена пшеницы223,3705,1315,8
Семена кукурузы5070,911684,6230,4
Семена рапса1308,02906,4222,2
Семена подсолнечника6657,623518,2353,3
Сахар1692,05447,1321,9
Пиво1494,56700,4448,3

В ЕС продолжают разрабатывать всё новые и новые технические барьеры по ещё большей защите своего внутреннего рынка. В частности, с 1 сентября 2019 года уже вступила в силу директива (EU) 2019/523. Как известно, она была принята 21 марта и в ней, как утверждается, было заложено дальнейшее усиление мер по защите ЕС от вредных карантинных организмов. Это касается поставок яблок, груш, томатов, баклажанов, перца и ряда других видов продукции. Вроде бы, всё логично, но есть нюанс: в рамках данной директивы все страны, не входящие в Евросоюз, включая Молдову, обязаны не только официально объявить об отсутствии у них случаев обнаружения ряда карантинных организмов, как: Enarmonia prunivora Walsh, Grapholita inopinata Heinrich, Rhagoletis pomonella (Walsch), Guignardia piricola (Nosa) Yamamoto, Tachypterellus quadrigibbus Say, Neoleucinodes elegantalis (Guenée) та Tephritidae (non-European), но и доказать, что их нет!

Безальтернативно проглотив пилюлю, отравленную безответственной либерализацией внешнеторговой деятельности в части снятия всех барьеров на пути импорта, мы своими собственными руками создали условия для повсеместного наплыва иностранных товаров. И под эту вакханалию импортной экспансии, безусловным лидером в дефиците торгового баланса стал Китай: при молдавском экспорте в эту страну за те же 9 месяцев 2019 года в $13,0 млн., импорт составил $436,8 млн. или в 33,6 раз больше! В тоже время, в отличие от Молдовы, Китай всячески и изощрённо защищает свой рынок, как и многие другие государства мира, включая Евросоюз.

Надо ли удивляться тому, что при подобном «отстаивании» национальных интересов прежней компрадорской властью, невостребованность интеллектуального труда в Молдове только за последнее десятилетие привела почти к двукратному сокращению числа учащихся 10-12 классов, а также профтехучилищ, колледжей и ВУЗов. Плюс к этому, характерной тенденцией последних лет стали и растущие масштабы выезда на учёбу за рубеж наиболее талантливой молодёжи. Учёба – это замечательно! Но большинство, получив там образование, уже и не предполагает возвращаться на Родину.

Особые заслуги на этой стезе принадлежат Майе Санду, которая с июня 2012 по июль 2015 была министром образования Молдовы. Она же стала инициатором целого ряда «реформ», в частности – массового закрытия школ. Да и её бездарное руководство кабмином, как и его во многом непрофессиональный состав, лишь усугубили социально-экономические проблемы государства.

Хочу особо отметить, что наряду с интеллектуальной деградацией страны, мы получили беспрецедентные темпы депопуляции. Наконец, Национальное бюро статистики признало, что на начало 2019 года население Молдовы с обычным местом жительства (теперь это так классифицируется) составило всего-то 2 681,7 тыс. человек. А ведь ещё в 1998 году, когда начали подсчитывать население без Приднестровья, нас было 3 655, 6 тыс. За два десятилетия минус один миллион!

На мой взгляд, нынешнее технократическое правительство, как и президент Игорь Додон, в должной мере осознают, что только гармоничный симбиоз образования, культуры, науки и производства, с одной стороны, и использование по максимуму потенциала возможностей, за счёт выстраивания прагматичных взаимоотношений как с Западом, так и с Востоком, наряду с безотлагательным реформированием юстиции и всей системы государственного управления, позволят нам вырваться из нынешнего порочного круга прозябания, в качестве беднейшего государства Европы.

И, чем скорее наши сограждане поймут это, отбросив вопросы геополитических пристрастий, а также национальных и языковых различий, тем скорее мы сможем сделать Республику Молдова процветающей.  Мировой опыт и пример этому есть: от устоявшейся демократии Швейцарии до, во многом, императивного Сингапура. А нынешний разлад в стране – путь к дальнейшей деградации, с неизбежной утратой государственности.

 

Специально для kommersantinfo.com

 

 

  

 

  

13.01.2020

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com