Поиск..

Важно Перспектива

Очередная CORONAЦИЯ?

.

По данным Университета Джонса Хопкинса, в мире с начала пандемии заболели почти 39 миллионов человек, скончались от Covid-19 – более миллиона. На саммите в Брюсселе речь в основном шла об угрожающей эпидемиологической ситуации в странах Европы. Практически везде зафиксирован резкий рост заболеваемости, больницы вновь переполняются пациентами с коронавирусом.

По мнению некоторых лидеров ЕС, для эффективной борьбы с пандемией страны Евросоюза должны ввести единые ограничительные меры, но это предложение пока не нашло всеобщей поддержки. В целом, статистика заболеваний коронавирусом в Англии за последнюю неделю выросла на 50%, страна на третьем после Испании и Франции месте. С полуночи пятницы в крупных городах Франции начал действовать комендантский час, под эту меру попадают около 22 миллионов  человек. В Польше – рекордный суточный показатель смертей от Covid-19 и связанных с ним причин, Словения и Хорватия третий день подряд тоже бьют печальные рекорды по числу новоинфицированных. Вспышка в Швейцарии.

По данным отечественного Минздрава, количество заражений в Молдове резко выросло после летних отпусков – из-за «экспорта» Covid из других стран. Однако сотрудники министерства обороны США провели исследование, которое показало, что риск заразиться коронавирусом на борту самолета минимален, если все пассажиры сидят в масках. Ученые установили, что в течение 6 минут через систему вентиляции отфильтровывается до 99% частиц, которые могут переносить коронавирус.

Причины, влияющие на рост распространения инфекции в Молдове, мы разбираем с хирургом одной из клиник, перепрофилированных в Covid-центр, доктором медицины – Александром Васильевичем Данч. Узнаем, как изменилась общая ситуация со времени нашего первого интервью с врачом.

Господин Данч, летом наступило затишье, открылись границы, многие отправились в отпуск, даже привычно съездили на море.

Осеннее похолодание всегда вызывает всплеск респираторных заболеваний, способных отяготить коронавирусную инфекцию, но осень у нас – сказочно теплая,  а рост распространения  COVID-19 фиксируется ежедневно. В Молдове – вторая волна, как, например, признано во Франции или очередные погрешности статистики?

– Нет никакой «новой волны». В то же время, есть довольно устойчивая линия роста количества заболевших и инфицированных, согласно эпидемической прогрессии. Синтагма «вторая волна» носит эмоциональный и спекулятивный характер. Объективной статистической информации об этом мы нигде не видим.

– А с чем связан устойчивый рост, изменилось протекание болезни?

– Да, протекание болезни изменилось. И это – результат влияния разных факторов; изменчивость самого инфекционного агента, результаты предпринимаемой терапии, при использовании большого количества разнообразных препаратов, часто исключительно противоречивых, смена протоколов, сезонные изменения погоды и, наконец, динамика иммунного статуса в популяции.

– Динамика иммунного статуса связана с количественными изменениями в самой популяции: кто-то откуда-то приехал, кто-то уехал? С теми же отпускными поездками?

– Иммунный статус у человека постоянно меняется, и, понятно, как в сторону более крепкого, так и слабого иммунитета. Конечно, известны факторы, влияющие на него, начиная со здорового образа жизни, физической нагрузки, эмоционального стресса, переохлаждения, наконец. Но это все – прописные истины, выбирайте себе ведущие факторы в своей жизни и работайте над ними. Одно чрезвычайно важно: положительный эмоциональный фон повышает иммунитет, отрицательный – снижает. Сегодняшний преобладающий фон далек от положительного. А с отпускными поездками все нормально – их положительное и отрицательное влияние на эпидемическую ситуацию не доказано.

– Насколько в настоящий момент эффективен протокол лечения, принятый раньше? По данным испытаний, под эгидой ВОЗ, лекарства ремдесивир и интерферон, на которые возлагались надежды, не показали хоть какого-то заметного снижения летальности от COVID-19 или сокращения времени лечения. Единственным препаратом, на данный момент доказавшим определенную эффективность в борьбе с COVID-19, остается, по словам главы ВОЗ Тедроса Аданома Гебреисуса, дексаметазон.

– Окончательно принятого протокола лечения в настоящее время нет и быть не может. Это довольно новый патофизиологический и симптомный комплекс, и взгляды на течение данной болезни меняются по мере накопления информации и опыта. Поэтому, я призвал бы не пытаться найти краткий список из 5 – 10 препаратов, которые помогли трем соседям и вот оно, откровение, помогут и вам! Человечество уже достаточно напробовалось таких средств, как коронапаника, коронаподлость и коронаглупость…

В то же время, протоколы лечения необходимая часть организационных мероприятий. Нужно иметь хоть какие-то базовые ориентиры в назначениях? – Безусловно. Протоколы лечения у больных легкой, средней и тяжелой формами болезни очень сильно отличаются, как по трудозатратам, так и по использованию медикаментов и оборудования.

– То есть, в больницах Молдовы используется дифференцированный подход к лечению разных форм COVID-19, и врачи опираются на совершенно определенные протоколы?

– Да где же вы видели семинары специалистов, занимающихся этой проблемой? Где распечатанные временные протоколы? Где подписи человека, который берет на себя ответственность за принятое решение на республиканском уровне? Мы, врачи, тоже всего этого не видели и не видим. Сколько уже наломано дров…  

Одно я могу сказать с точностью; количество осложненных случаев выросло, за счет развития вирусных пневмоний. Это – фактор накопления больных с осложненными формами. Они болеют не 10-14 дней, а месяц и более, причем, в стационарах, и, «оседая» там, постепенно увеличивают количество и занятость коек. Выросла  большая финансовая проблема, и к ней надо так и относиться. Соответственно, поменялась структура по тяжести больных, к сожалению, в сторону тяжелых.

– В начале пандемии пациенты с другими заболеваниями остались практически без внимания. Сейчас все получают необходимую врачебную помощь и лечение? Проводятся ли операции?

– Наверное, я очень неприятно удивлю сограждан, причем, открыв им лишь маленькую «неожиданность», но да, больные другими заболеваниями остаются без внимания. И без помощи. И намного хуже, чем в самом начале всего этого. Вот здесь можно прогнозировать большую «вторую волну» других заболеваний. Идет рост пациентов с сердечной недостаточностью, декомпенсацией сердечно-сосудистых заболеваний, с диабетом. Налицо – прогресс нелеченной онкологии невиданных масштабов.

Операции проводятся в резко урезанных количествах и в очень стесненных условиях. Во многих больницах операционные закрыты вообще, с начала так называемой чрезвычайной ситуации. Больные поступают с запущенной, осложненной формой заболеваний. Смертность существенно растет. Хоть как-то облегчают ситуацию коммерческие клиники, там операции проходят со всеми дополнительными мерами предосторожности. Не дешево, но хоть какой-то выход. Всё это – проблема государственного управления здравоохранением, которое носит сейчас крайне неквалифицированный характер. И за это руководителей еще и награждают государственными наградами Республики Молдова. Стыдно и преступно по отношению к обществу! Но судить будет некого, потому что нынешних горе-организаторов здравоохранения уже не будет. Народ покричит, поплачет, повыдирает себе волосы и…продолжит дальше верить лапше тех, кто у власти или скоро придет к ней.

– За эти месяцы в страну поступило много гуманитарной помощи, значит, достаточно оборудования и медикаментов?

–  Оборудования и медикаментов, видимо, достаточно, никто же не жалуется. Никто. Ну, а я приоткрою вам одну сторону реальности. Самым важным фактором в развитии Covid-пневмонии и других осложнений на сегодняшний день являются изменения в свертывающей системе крови – массивные тромбозы мелких сосудов. Так вот, доказательно эффективным средством при этом являются антикоагулянты, причем, современные – Fraxiparin, Clexan. К счастью, в аптеках они есть и спасибо тем, кто об этом позаботился. А в Covid-центрах республики их нет. Во всех этих центрах – нет! И врачи вынужденно назначают Гепарин – препарат с аналогичным действием, но старой генерации, трудно дозируемый и менее эффективный. Кто хочет, чтобы его лечили так? Какой пациент в состоянии осознать и согласиться с тем, что результат его лечения зависит от каких-то 300 – 500 леев?

Или вот еще: одна из основных, иногда решающих мер в лечении дыхательной недостаточности – дополнительная оксигенация, подача кислорода. Маска с кислородом в ряде случаев обязательна. Какими только правдами и неправдами руководители Covid-центров организуют закупку кислородных концентраторов, налаживают их работу, выстраивают систему подачи кислорода в палаты. Некоторые больные сами достают эти системы и оставляют больницам. Так спасено много жизней. Но кислородный концентратор – сложное техническое устройство, на основе специальных фильтров, адсорбентов, катализаторов. И резерв их работы упирается в периодическую замену и обслуживание составных элементов. Опыт использования этих устройств небольшой. Больные пользуются ими по очереди, а медработники вынуждены выбирать, кому подать устройство – по принципу тяжести состояния. Уже многие своевременно не дождались.

Зачастую такой прибор превращается в бесполезный, урчащий всю ночь холодильник. Где служба по обеспечению кислорода?! Где штабные решения об организации? Где оперативный сервисный центр? – Вопрос к позорным орденоносцам.

Зато существует тщательно организованная служба метрологического контроля за медприборами, которой в обязательном порядке перечисляются невообразимые деньги из медучреждений… за ничто за контроль медицинских тонометров и прочие надуманные услуги!

Я очень хотел бы услышать мнение и своих коллег. Но они его не высказывают, коллеги находятся в жесткой зависимости от руководства медучреждений. А руководство зависит от Минздрава. Так выглядит бюрократическая круговая порука. В свою очередь, я, конечно же, готов участвовать в расследовании. И – кому интересно – свидетельствовать в суде. Все же, обращаюсь к коллегам: ребята, всем трудно, но лгать нельзя. Вам ничего не напоминает из собственного опыта?

– Александр, за прошедшие месяцы медработникам сказали много горячих слов благодарности, для них устраивали флэшмобы, им рукоплескала страна. Наверняка, осознав, как они рискуют, врачей защитили всеми возможными средствами? По сообщениям некоторых отечественных телеканалов, заражаемость среди них опять повысилась, сейчас какая причина?

– Насколько защищены врачи? Нинасколько. Да, заболеваемость среди врачей выросла. Значительно. Сказывается повышение вирусной нагрузки, как по концентрации, так и по длительности.

Вот и вся защита…

Посмотрите, многие из нас уже полгода в ежедневном контакте с болеющими. Молчите. Но еще хуже обстоят дела у среднего и младшего медперсонала.

– Какие предложения по улучшению ситуации? В России в помощь берут студентов-медиков.

– Все мои предложения не будут иметь адресата. Предлагать можно тем, кто профессионально подготовлен слушать. Я не знаком, к сожалению, с такими функционерами в руководстве медицинской отрасли. У нас тоже в помощь призвано большое количество начинающих врачей и резидентов. Ничего, кроме слов признательности и благодарности этим молодым людям выразить не могу.

– Как уменьшить распространение инфекции? Предполагалось, что ограничения помогут сдержать эпидемию, про их последствия для экономики и бизнеса Молдовы Вы и сами знаете. Что будет, если не вводить карантин при пиках?

– Ограничения не помогли, поскольку все мероприятия были организованы некомпетентно и уж точно не по адресу. А те меры, которые проводились, носили характер имитации бурной деятельности. Карантин в эффективном смысле введен не был с самого начала. Объяснить это людям, не имеющим понятия об эпидемическом процессе, я не смогу.

– Граждан Молдовы зовут на массовое мероприятие, как могут сказаться на эпидемиологической ситуации предстоящие президентские выборы?

– Никак. Эти события связаны друг с другом только политическими манипуляциями. Как захотят, так и свяжут. Покидаются в очередной раз «курканами» через заборы и победят коррупцию с эпидемией. У меня нет оптимизма в связи с предстоящими событиями.

– То есть, действующие ограничения по количеству и массовости, по возрасту 63+ и другие – бессмысленны?

– Есть общие рекомендации: носить защитные маски, соблюдать социальную дистанцию, и, конечно же, избегать скопления в закрытых помещениях. Уж если не избежать собраний, лучше устраивать их на открытом воздухе.

– Для поездок в другие страны здоровым людям приходится сдавать тест на Covid. Насколько это безопасно, и насколько верны экспресс-тесты?

– Такой уровень «медицинской» благоглупости культивируется давно, например, сдавать перед поступлением на работу анализ кала на яйца гельминтов для справки. ПЦР-тест на Covid есть смысл делать только при наличии какой-либо подозрительной симптоматики. Остальное – формальность, манипуляции и бизнес.

– С самого начала пандемии специалисты говорили о том, что вирус мутирует, поэтому, вакцина от него не эффективна, либо краткосрочно эффективна. Это подтвердила в интервью нашему порталу и Софья Злотников – доктор биологии, работавшая в институте Вейцмана в Израиле. Делать или не делать прививку от короны – вопрос N1. В России, Вы знаете, ее уже ставят.

– Ольга, я не являюсь достаточно компетентным специалистом в этой области, чтобы говорить о вакцине. Но соображения следующие: проблема вакцин достаточно скандальная и политизированная. Вменяемые доказательства их эффективности, основанные на рандомизированных слепых, двойных и многоцентровых исследованиях, отсутствуют. Значит, отсутствует и честность. Пока это только благие намерения. Впрочем, каждый волен воспринимать это на веру. Вера свободна.

– Медицинские Covid-отходы токсичны, как они утилизируются?

– Любые отходы токсичны: убирать, чистить и все. На мой взгляд, организовано неплохо. Но токсичность Covid-отходов – последнее, о чем бы я беспокоился в этом контексте.

Что вызывает у Вас большое беспокойство? И должны ли уже, вслед за Вами, начать беспокоиться сограждане?

– Беспокойство у меня вызвано только одной причиной: я не могу понять, где и когда мы свернули не туда. И пошли по пути, на котором  некомпетентность и глупость стали нормой в обществе. Почему в нашей стране можно не учиться и руководить? Почему позволено низводить образование, медицину, юриспруденцию до уровня малоподготовленных для этого людей? Все наши беды всегда будут упираться в это.

А согражданам… желаю перестать беспокоиться. Это улучшит иммунитет.

Интервью вела

Ольга Березовская

Специально для kommersantinfo.com

Метки:
Предыдущая статья

Смотри также: