Незабываемый отпуск в Израиле!



«А» и «Б» сидели на трубе…
Наш Регион, Новости

«А» и «Б» сидели на трубе…

«Уважаемая редакция, граждан Молдовы очень волнует тема, связанная с ценой на газ. Ваше интервью с главой АО «Молдовагаз» Вадимом Чебаном, опубликованное осенью, вроде внесло ясность в этот вопрос, но сейчас в СМИ появилась информация о том, что «Газпром» «продолжает наживаться на нашей самой нищей в Европе стране!» Ситуация сегодня и так не из легких, а нам оплачивать счета, поэтому, мы надеемся получить от kommersantinfo компетентный комментарий на эту тему, важную для каждой молдавской семьи».

Российский газовый гигант «Газпром» действительно не намерен снижать цену газа для Молдовы, в соответствии с котировками на европейских биржах, продолжая продавать его Кишиневу в четыре раза дороже среднеевропейских цен. Если на биржах Европы 1 тыс. куб. м газа стоит от 40 до 70 долларов, то Молдове Россия продает его во II квартале этого года по 164 доллара за 1 тыс. куб. м. Об этом в эфире телеканала NTV-Moldova заявил сам глава дочерней компании «Газпрома» – АО «Молдовагаз» – Вадим Чебан. Кроме того, долг Приднестровья за поставки газа вошёл в государственный долг Республики Молдова. То есть, если экономические агенты Молдовы имеют долги перед российскими банками в условиях, в которых кредиты были «согласованы с молдавской стороной», эти долги становятся долгами Республики Молдова. Здесь выявляется схема почти, как в ландромате. Наверняка, представители Молдовы это понимали, когда подписывали контракт. Но не учли, однако, что в эту схему укладывается тираспольский газовый долг, и теперь Приднестровье ничего не должно «Газпрому». Этот долг плавно перетек к РМ. Письмо читателя мы адресовали международному эксперту, принявшему участие в работе прошедшей недавно представительной Конференции по энергетической безопасности в Европе. В рамках прошедших там обсуждений, Лев Вершинин даёт достаточно развёрнутый ответ на «газовый вопрос».

– Приветствую Вас, Роберт. К сожалению, статью писать не вправе (мероприятие, как Вы знаете, не было открытым), но никто не запрещает поделиться некими впечатлениями по мотивам этой поездки, в форме «письма другу». Если устроит, извольте. Возможно, для кого-то я и не сообщу что-то новое, поскольку подробнее о Молдове говорили, в основном, в другой секции. Но, чем богаты. А впечатления дополню кое-какими соображениями, по итогам общения с друзьями из Бухареста и некоторым своим ощущениям. Естественно, текст можете использовать как угодно, хоть полностью, хоть отрывками, хоть перерабатывайте в статью, я полностью доверяю Вашему опыту и такту.

Итак. Ситуация с газом у вас сложилась, что и говорить, неординарная, и корни уходят глубоко, еще в прошлое столетие. Очевидный факт: три десятка лет и Молдова, и Приднестровье исправно  платили и платят за газ, причём, по вашим меркам, немало. А «Газпром», между тем, год за годом всем президентам и всем составам парламента напоминает о долгах, если я не ошибаюсь, уже зашкалившим за шесть зеленых миллиардов. Ровно как у классика: где деньги, Зин? В смысле, кто собирал и, главное, куда ушли?

И ведь тут не просто экономика, тут, как всегда у вас, политика. Вот удалось г-ну Додону в очередной раз пройти меж капелек, отбить очередную атаку, и что? А ничего. В лучших молдавских традициях оппозиция выходит на новый круг борьбы, и очень даже нельзя исключать, что, на сей раз, в парламенте будут действововать под маркой «изыскания ресурсов на борьбу с коронавирусом», ну и, конечно, как всегда, и связкой РФ и ПСРМ РМ. Тут ничего нового. Однако теперь (учитывая ситуацию в самой РФ) известные круги в Москве могут выдвинуть неожиданные требования и к Кишиневу, и к Тирасполю, в первую очередь, о выплате совокупного «газового» долга.

Согласитесь, вполне возможно. И, если «Газпром» выставит такое условие, Молдова (включая Гагаузию и Приднестровье) окажется за гранью банкротства, и вполне прав г-н Додон, называя проблему газа (как я слышал) «бомбой замедленного действия для всего региона». Ну, правда, забывает, что к закладке этой бомбы и сам он, и г-жа Гречаная имеют самое прямое отношение, так как политикам и «положено» забывать неудобное. А простые люди уже и не помнят, кто там отвечал за экономику в «воронинскую» эпоху.

Получается парадокс. С одной стороны, «пророссийские» политические силы и лично президент смогли в июне прошлого года выстоять в предельно жёсткой конфронтации с прорумынскими (если угодно, с прозападными) оппонентами. Но с другой, и Молдова, и Приднестровье, благодаря позиции Москвы, видящей себя чуть ли не Сараем эпохи расцвета Орды, вернулись к «прохладным» отношениям, близким по духу 2003 году, когда был сорван процесс подписания в Бендерах «Меморандума Козака». Отсюда и вопрос о «газовых долгах», который Додону ранее удавалось как-то сгладить, а в последний раз не получилось. Ни на какие уступки по газовым ценам и долгам приднестровских энергетиков за потребленное «голубое топливо» Москва идти не желает. Во всяком случае, на данный момент. Из российской столицы (вернее, из газпромовских структур) идут требования  расплатиться, и при этом Россия продолжает отказывать Молдове в постоянных торговых льготах. Только разово и только на весьма ограниченный ассортимент товаров как из Молдовы, так, между прочим, и из Приднестровья.

Поостерегусь сказать, что такие шаги укрепляют в Вашей стране симпатии к России, а перспективы их развития и вовсе чреваты опасными последствиями для всего региона. Впрочем, узел отношений Москвы с Кишинёвом и Тирасполем сродни Гордиеву, о долгоиграющем проекте, именуемом «Приднестровское урегулирование», можно говорить без конца. Поэтому, ограничусь тем, что признано всеми: недавняя политическая вакханалия в республике гремела под аккомпанемент, в частности, весьма жёсткого российского газового прессинга и требования, чтобы Кишинёв оплатил газовые долги Тирасполя.

Что получается? Во-первых, возникает почти безвыходная для Кишинёва ситуация с долгами Тирасполя Москве, которые запредельны. Во-вторых, Москва заявляет об отказе предоставить хотя бы временные торговые преференции, включая «мягчайшие» пошлины на товары, продажа которых могла бы пополнить бюджет Молдовы, и, стало быть, дать возможность гасить долги. Такой вот неприятный дуплет. И это, притом, что Москва, если уж начистоту – единственный финансовый донор Тирасполя, что отнюдь не является секретом. Но в каденцию Игоря Додона это «не положено» вспоминать вслух, чтобы не «масштабировать» недовольство населения политикой Кремля. А между тем, задолженность растет не из-за Кишинева, но как раз из-за Тирасполя (с учетом пени за просрочку), и уже перевалила за 6 зеленых ярдов. По моим данным (хотя, возможно, я не прав), это больше 85% задолженности «Молдовагаз» (общего оператора РМ и ПМР) российским «партнерам».

К слову, на семинаре как раз рассматривался вариант «списания». В том смысле, что ситуация в РМ (учитывая геополитические интересы Кремля) прямо диктует хотя бы временную «заморозку» долгов Тирасполя, или,  допустим, продление срока погашения. Или даже, так сказать, «взять натурой», благо Приднестровье производит немало продукции, для Москвы не лишней. Логика очевидна. Свои-то счета РМ худо-бедно, с трудом, но оплачивает, но расплачиваться за Тирасполь просто не в силах, и, как ни относись к г-же Гречаной, ее «крик души» двухлетней давности совершенно оправдан: долги левого и правого берегов должны быть разделены, правый берег не должен оплачивать траты левого берега. По крайней мере, в нынешней ситуации, когда эти траты с Кишиневом никак не согласовываются. Это здраво, это разумно, и нет ничего странного в том, что именно такова позиция г-на Додона.

Вполне очевидно, что в плане геостратегии такая схема выгодна и Кремлю, но Кремль, к сожалению, мыслит, скажем так, «газпромовскими» категориями, надеясь полностью взыскать долг, а Молдова-де при любом режиме никуда не денется. Увы, события последних лет в разных странах бывшего Союза, российских руководителей, похоже, ничему не научили, и там явно не понимают, что «газовая бомба» при полном отказе Москвы идти навстречу «дружественному Додону» может на выборах сыграть так, что в итоге дело придется иметь с враждебным президентом, который заговорит языком ультиматумов. А  примеры Украины, Армении, да и Белоруссии уже показали, что против языка ультиматумов у Кремля методов нет.

Ну и еще один неприятный, но понятный нюанс. Вопрос «куда делись деньги?» естественным образом упирается в вопрос «когда делись деньги?», потому что создавшаяся ситуация предопределена печально знаменитой «сделкой века» в эпоху Воронина, которую, по мнению многих экспертов, можно назвать «попилом века». Кто был бенефициаром в Москве – понятно: «элитная группа», курирующая «приднестровский вопрос», а кому и сколько, этого навскидку не скажешь. Кто модерировал «взаимодействие», тоже ясно:  г-н Гусев, бывший шеф вашего «Молдовагаз» (где он сейчас, не знаю, но, говорят, партнеры его приняли, приютили, и он спокойно живет на Рублевке).

С кишиневскими интересантами сложнее. Естественно, по логике, они принадлежат к кругу лиц, имевших отношение к экономическому блоку при Воронине и принимавших участие в «сделке века». Ясно, что «рыльце в пушку» не у всех, но сама неизвестность дает оппозиции возможность «предполагать» причастность к ней г-на Додона и г-жи Гречаной, а такого рода «допущения» в предвыборный период играют весомую роль. В принципе-то, вопрос как бы и не сложно снять, официально потребовав у Москвы выдачи г-на Гусева, показания которого могли бы расставить точки над «ё», однако в том-то и фокус, что нынешнее руководство РМ не требует его депортации. А это, в свою очередь, позволяет оппозиции раскручивать версию о якобы причастности нынешних президента и спикера к афере. Или, как минимум, о том, что они кого-то покрывают.

В общем, наверное, всё.  Когда закончится битва «трёх хозяйствующих субъектов», не скажу. И никто не скажет. Но руководство Молдовы – и президент, и спикер – перед выборами постараются покинуть «бермудский треугольник»  газовых гешефтов, утопив подробности и детали тех комбинаций, за которые платило и продолжает платить население Вашей республики. И шансы у них есть. Внешние партнеры РМ по развитию делают все для ускорения «энергетического сближения» РМ и ЕС, и Молдова, чего уж там, более чем заинтересована в этих проектах, от ввода в действие газопровода Яссы – Кишинёв до знаменитого «воссоединения ЛЭП». Под эти проекты Евросоюз  уже выделил средства, руководствуясь, в основном, геостратегическими выгодами. Власть же (в лице Додона и Гречаной) поддерживает эти проекты. И тут очевидна преемственность: любые власти Молдовы не будут тормозить строительство газопровода с румынской стороны, и ЕС при всех вариантах будет поддерживать такую линию, именуемую в Брюсселе «энергетической безопасностью». Так что, если газовый вопрос завтра встанет ребром, РМ в этом случае не окажется без газа, растянув болтовню о «выплате долга» РФ на неопределенное время, а то и вообще «спрыгнет» с темы.

Что же до РФ и ее риторики насчет «единой и неделимой Молдовы», то эта риторика при одновременной финансовой и идеологической поддержке Приднестровья, крепко попахивает типичным для Кремля «лицемерием с выгодой». При этом, одна из реальных сторон этой выгоды заключается в том, что в газовом вопросе вся ответственность по оплате 6 миллиардов долга полностью снимается с левого берега (благо, с него взятки гладки) и ложится на правый – легитимную РМ. Так что, теперь повестка «заплатить или спрыгнуть», зависит, похоже, от последствий коронавирусного кризиса, то есть, от того, кто же из внешних партнеров Молдовы выйдет из него с наименьшими потерями, и еще будет заинтересован в продолжении отношений с РМ.

А Приднестровье… Да что Приднестровье? Оно за газ платить долг, конечно, не будет, разве что, «Газпром» переложит эти средства из своего левого кармана – в правый. В то же время, коронавирусная эпопея может привести к неожиданному и быстрому решению приднестровской проблемы. Но это уже другой вопрос.

Лев Вершинин

P.S. Есть мнение ряда независимых экспертов, отслеживающих ситуацию в энергетической сфере Молдовы, о полном переформатировании деятельности Национального агентства по регулированию в энергетике, что сразу облегчит жизнь граждан РМ.  

Сегодня зарплаты сотрудников агентства составляют десятки тысяч леев  ежемесячно, а тарифы для населения на электроэнергию и природный газ остаются одними из самых высоких в регионе. В Украине, например, электроэнергия поставляется физическим лицам по двум тарифам: на первые 100 кВт-ч в месяц – 0,90 гривны, на последующие – 1,68 гривны за кВт. В пересчете на действующий курс – это 0,60 лея и, соответственно, 1,11 лея за кВт. Тариф на электроэнергию, установленный в Молдове, равен 1,98 лея за кВт. Тариф на газ в соседней Украине тоже ниже молдавского, причем, вдвое. Если в Молдове 1 куб. м газа стоит для населения 5,29 лея, то в Украине, с учетом цены на доставку, – 3,71 гривны или 2,46 лея за куб.м.

Вопросы специфического ценообразования в Молдове назрели давно, но сегодня, в условиях нарастающего кризиса, уже определенно требуют от Национального агентства по регулированию в энергетике ответа. И, скорее всего, последующего сокращения этой «серой» структуры.

 

 

13.05.2020

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com