Александр Черновский: «Мне Нравится Процесс – Жизнь и Развитие»
Важно, Молодая Молдова

Александр Черновский: «Мне Нравится Процесс – Жизнь и Развитие»

Хороший маркетинговый ход – думает каждый, увидев название «Concept Studio TagMe». Компания, основатель которой разработал ноу-хау – инструкцию по выживанию в молдавской бизнес среде – может продвинуть на рынке всё, что угодно: шоколад Merci, квартиры в элитном доме, даже ваши эмоции, предварительно «запомнив» их и «заморозив». У команды TagMe завидная репутация супер профи, хотя ей всего два года, а средний возраст сотрудников – 26 . Александр Черновский, больше известный в сообществе как Черский, – капитан этой команды и весьма неординарная личность, если почитать комментарии о нём в соцсетях: рассчитывает только на себя, самодостаточен, независим, бескомпромиссен. Жёсткий и требовательный, в первую очередь, к себе и не менее – к окружающим людям. Зато безмерно нежен с животными. В общем, крепкий орешек.  Наша встреча прояснила основные моменты: Черновский – тот, кого называют selfmade. В нынешний расцвет инфантилизма такая цельность натуры – редкость. Он будто выпал из нашего времени и трёхмерного пространства, поражая нестандартными приоритетами. Ему совершенно наплевать на удобства и условности, он готов каждую минуту выйти из зоны комфорта и выходит из неё. Поэтому, Александр Черновский реализован и успешен. У него есть Дело, которое ему нравится  и талантливо получается, а также – Люди, кем он дорожит, и за которых отвечает. 

Александр, когда-то вы приехали покорять столицу, радушно ли вас принял Кишинёв и ваша альма- матер?

– Я с детства проводил в столице все каникулы: короткие – осенью и весной, длинные – зимой и летом. Неинтересно было на севере Молдовы, хотелось динамики и тогда казалось, что мегаполис всё это даёт. Сейчас живу в Кишинёве, но, по-прежнему, ищу экшен: в ритме мне комфортно, а в спокойный день кажется, что что-то не так. Это я о повседневных делах говорю. Катаясь в столицу все десять школьных лет, я отмечал её развитие, а в чём-то – и деградацию, привыкал к Кишинёву, а он постепенно принимал меня. В 2010-м я поступил в политехнический, каждый день мотался в институт и обратно по десять километров – наш второй дом был за городом. В маршрутке сидячие места заняты, стоять в ней ровно – привилегия, так что, чаще ездил на попутке. Зеленый первокурсник, избранный старостой в сплошь женской группе, поднимался затемно, в 6:30 выезжал, чтобы в половине восьмого быть в аудитории, и этот стальной режим стал для меня первым воспитательным моментом. Только через год до меня дошло, что можно ко второй паре приходить, начал отсыпаться, потому что поступить в политех легко, а удержаться в нём сложно. Всего было много: промышленный дизайн, живопись, рисунок, колористика. Месяц в политехническом – как три года в АСЕМ, не ходишь на пары – отстал настолько, что можешь подавать документы заново. Ко второму курсу я чётко усвоил: нужно заниматься дополнительно, университет лишь задает вектор. А помогла мне эту цель сформулировать загадочная фраза завкафедрой: «Девочки будут варить борщи, и у них все будет хорошо, а ты должен вкалывать потому, что это тебе должны варить борщи». До сих пор не уверен, что правильно понял связь между этим напутствием и дизайном, но оно сработало. Именно тогда произошел переломный момент, я стал много учить дома: 3D программы, 2D и массу всего другого. Так разогнался, что на третьем курсе уже преподавал. Дома не было нормального компьютера, допоздна засиживался в университете и оставался ночевать там: на паре стульчиков, с пледиком и подушкой.

А что вы преподавали без квалификации? Вели замены, практические занятия?

– Конечно, я не мог работать официально, замещал преподавателей – так они это называли. Да еще со своим юношеским максимализмом навязывал им: «это нужно по-другому преподавать, по – новому», особо не вникая в обязательства, связанные с куррикулумом или аккредитацией.

Какую роль в вашей жизни вы отводите институту?

– Несмотря на всевозможные рамки, политех воспитал нас как универсальных солдат. Сегодня больше половины команды TagMe – люди, закончившие факультет по моей специальности и работающие по принципу: ты – мега специалист в чём-то одном, и это здорово, но учись быть взаимозаменяемым. Когда сотрудник ведёт одно направление, невольно появляется установка «моя хата – с краю», что в TagMe неприемлемо. У нас нет виноватого, если у кого-то что-то не получилось,  проблема – общая, и её надо как можно быстрее решить. Поэтому, я очень ценю многосторонне развитых в профессии людей. Закончив институт, я и веб мог делать, и логотипы, и 3D.

Александр, ваш главный мотив для создания Concept Studio TagMe? Какие услуги предлагает компания сегодня?

– Основная задача – изменить рынок. Мы не сотрудничаем с заказчиком, который хочет получить результат чуть-чуть лучше, чем у его конкурента. Я – дизайнер, и делаю работу не под себя или под клиента, а под целевую аудиторию продукта. Если мы можем переубедить посетителя, то берёмся за проект, если нет, принять такой заказ изначально было бы неправильно. Поведусь сегодня на эти 500 €, в будущем проиграю намного больше. На кон поставлено самое бесценное – репутация.

Приставка «концепт» к слову «студио» –  мировоззрение или рисовка?

– Некоторые клиенты считают, что их продукт сам себя продаёт, однако, если выключить все инструменты, которые мы делаем для них, продажи остановятся. Создавая студию, я хотел, чтобы заказчик мог получить у нас всё: нейминг, логотип, брендинг, стратегию интернет – маркетинга, SMM, оффлайн – маркетинг, структурированный  медиа план, необходимый для эффективного развития, что, собственно и составляет цельную концепцию. Так что, в названии студии – никакой рисовки, исключительно стратегия.  У TagMe много клиентов – застройщиков. Мы можем сделать полный проект дома, как пример – дом Hermes напротив цирка – цветовую гамму, фасадную часть, все квартиры внутри, фото и видео копирайтинг, motion дизайн, 3D, 2D анимацию – для нас нет невыполнимой задачи. Хотите дизайн интерьера шоурума – придумаем логотип, дизайн, придёт наш специалист и разрисует стены, а после всего можем вести этот магазин. И дом. Клиент определяет задачу, а мы понимаем, как её можно решить, анализируя целевую аудиторию конкурентов.

Вы могли устроиться на работу, но, отказавшись от стабильности, выбрали предпринимательство. Ваши первые шаги в бизнесе и самые большие сложности?

– Вы знаете, Ольга, я задумывался об этом и пришёл к выводу, что не работаю не потому, что не устраивает зарплата. В чьей-то компании я получил бы должность не артдиректора, а директора по маркетингу совместно с продажами, и зарплату тысячи в две евро, но я по натуре не могу на кого-то работать, проверено дважды. В первый раз я делал 3D анимацию для заграницы, во второй раз пытался работать в компании Х. В целом, трудовой стаж обоих вариантов составил восемь месяцев. Ушел из  компании Х, за мной ушла вся команда. Половина тех свободолюбивых  работает сейчас в TagMe, это – костяк, потом начали наращивать команду, развиваться. Если бы я выбрал фриланс, имея даже половину нынешних клиентов, за полгода купил бы себе квартиру. Если б речь шла только о наживе, я давно бы пересмотрел структуру, но мне доставляют удовольствие новые цели и возможности, развитие, перспектива. К открытию студии у нас с партнёром было 500 € из последней зарплаты, стол из паллет, которые нам подарили, и бонус: бесплатный месяц аренды, потому что мы сделали в офисе ремонт. Я благодарен компаньону за его целеустремленность, которая держала меня на привязи, и за солидарность. И сам бы решился на этот шаг, но гораздо позже.

С чего надо начинать?

– Просто делать то, что умеешь, заработал – инвестировать в дальнейшее развитие. У меня нет банковского счёта и накопленного капитала. Обычно у молдавского предпринимателя два пути: изъять всю полученную прибыль, купить себе BMW, а потом угощать всех в баре, при этом, бизнес рано или поздно разрушится; либо как я – получать её и опять полностью вкладывать в дело. Этот вариант приносит плоды, поэтому, TagMe стала развиваться так быстро. Быстрее, чем должна была в теории.

Какие моменты были самыми тяжёлыми?

– Взяли в кредит дорогущий дрон, и я разбил его об кран. Стоимость починки равняется 90 % стоимости дрона.

Первый клиент и первый заказ: как это было и ваши ощущения – страх, спокойствие, эйфория?

– Первый наш заказ – логотип за двести евро и минимальный пакет SMM. Маркетинг я выучил в процессе работы, хотя другим кажется, что овладел этими знаниями с пелёнок. Позже понял, что эффективен не объем работы, а качество, что клиент платит мне не за красивую картинку, а за продажи. Всему учился по ходу – ведению бизнеса и руководству. Вместе с ребятами обменивались информацией и вырабатывали эффективные стратегии. Я предпочитаю общение с людьми, которые могут меня чему-то научить, неконструктив лишь отнимает драгоценное время от интересного и полезного.

У кого вы консультировались?

– У знакомых. Мама моя – не предприниматель, а воспитатель в детском саду, папа по жизни – космонавт, брат – да, бизнесмен, но живёт и работает заграницей. Когда я открывал студию, его в Молдове уже лет пять не было, и он практически ничем не смог бы мне помочь. Разве что, теоретически. А в теории я сам – миллионер, понимал, что такое хорошо, и что такое плохо, когда надо вложить средства, а когда попридержать.


Почему TagMe обитает по этому адресу, вам нравится дом, центральное местечко или всё – случайность?

– На самом деле, я был против этого дома, в ремонт которого навскидку нужно было вложить девять тысяч евро. Компаньон уговорил  посмотреть его. Я немного в  строительстве разбираюсь, поскрёб ужасающего вида пол и стены, доведённые до такого состояния предыдущими арендаторами, оказалось, всё не так страшно и затратно, как виделось, понадобился только косметический ремонт. Мебель собирали постепенно, что-то приносили из дому, что-то делали своими руками – я сентиментален в этом плане. И когда уже прочно здесь обосновались, я вычитал, что этот небольшой особнячок, в стиле модерн, был построен в 19 веке на бывшей Михайловской улице, тогда она была вымощена булыжником и освещалась керосиновыми фонарями. Так что, мы каждый день соприкасаемся с историей Кишинева.

Этот особнячок вам не мал, планируете расширяться?

– Маловат, и это становится проблемой. Недавно я купил ударную установку, решил молодость вспомнить, пришлось убрать стол, нужный дизайнеру. Разделять коллектив по разным офисам не хочу, но я работаю на рост команды, так что, придётся что-то решать. Пока ещё не думал над этим.

Откроете франшизу студии в будущем?

– Предлагали. Была такая идея, относительно Украины и Италии, проведены переговоры с предпринимателями оттуда – нашими же клиентами, они помещение предложили. Но коллективный жизненный опыт предостерегает от сидения на двух стульях одновременно, по крайней мере – пока, и в моей нынешней весовой категории. Как правило, или со старта дело не пойдёт, или позже, но итог один. Думаю, сначала надо дома укрепиться. Я не ставлю целью порвать всех конкурентов, но хочу уверенно стоять на ногах.

TagMe – достаточно молодая студия, чем она привлекла к себе внимание? Повлияло ваше выступление на телевидении или активность в соцсетях?

– В первую очередь, моя активность, хотя не считаю себя супер медийной личностью. Телевидение играет важную роль, но там я –совсем другой, формулирую мысли не так, как в повседневной жизни, соблюдаю dress-code, рассчитанный на определённую целевую аудиторию. Моя активность в соцсетях – важный толчок для пробуждения аудитории своеобразным контентом. Например, сексуального характера. Это – одна из табуированных тем в обществе, и я думал, моя «разнузданность» будет отпугивать людей. А оказалось – наоборот, это нравится и интересно потенциальным клиентам, среди них –крупные серьёзные компании. Они свободны от ханжеских стереотипов и, проанализировав контент, увидели за ним нестандартность мышления и возможность оригинально решить и их задачу. Меня радует, что в Молдове много людей, не загнанных в рамки, и лучшие из них – в моей команде.

Ваша первая и нынешняя команда в TagMe: в чём отличие – в количестве, подготовке, новых критериях приёма на работу?

– 24 апреля нам исполнилось два года, за это время никто не уволился со студии. Обычно люди уходят потому, что недовольны зарплатой или условиями труда. Главное в TagMe –сделать работу вовремя, есть дедлайн. Но график свободный, нет контроля, я не веду учёт рабочих часов или минут. При этом никто в коллективе не сачкует, все работают ответственно, уважают то, что я «разрешаю», в студии есть рост абсолютно у всех, ну, а я «включаю» то лидера, то босса по необходимости. Как результат, есть много жаждущих работать с нами и у нас, претенденты шлют свои CV. Когда я открывал TagMe, сделал всё возможное, чтобы в студии было как дома и даже лучше. Поэтому, после 18:00 из офиса никто не торопится, приходят сюда по выходным. Мне нужен не страх опоздавшего на две минуты сотрудника и штраф за это, а его осознанность по отношению к работе и  эффективность. Наказание демотивирует работника, и компания получает текучку кадров. Я уверен, что всё делаю правильно, вижу это по атмосфере в команде, качеству работы и ротации клиентов.

У вас жесткие критерии отбора кадров?

– Жесткий критерий – отношение к животным.

Расскажите, пожалуйста, о самом большом коммерческом заказе и о самом сложном, если это не одно и то же. В чём была тяжесть проекта?

– Один из самых значимых наших клиентов – ELDORADO TERRA, мы помогли продать этой компании более полутора тысяч квартир. Сложность заказа заключалась в его объеме, ELDORADO  – большая корпорация, у которой своя философия и есть определённые рамки. Но что отличает настоящего профессионала? В выгодных условиях сработать может практически любой, выложи миллион евро и бомж – уже маркетолог. А вы покажите класс, когда у вас ограниченный бюджет и рамки, тут проявите виртуозность, смекалку, логику. Это и есть маркетинг, когда ты на креативе выигрываешь, а не на бюджете.

В любом деле есть переломные моменты, какие были у вас?

– Первый – когда я разошелся с бизнес – партнером, второй – когда урегулировал с ним финансовую сторону, которая поддерживает студию, третий – когда появился клиент, произнёсший сакраментальную фразу: «Я знаю, куда пришел, к кому и зачем». – То, к чему я стремился, свершилось. Сейчас всё это нужно закрепить.

С какими запросами к вам чаще обращаются клиенты, а какие вы сами больше любите? Всегда ли есть взаимопонимание с заказчиками?

– Возможно, у кого-то возникает антипатия, и он может сказать: «Мне не нравится этот клиент». Для меня все они одинаковы, у каждого есть плюсы и минусы. Минусы чаще всего проявляются в обсуждении условий сотрудничества, это – тот жёсткий момент, когда необходимо изначально утвердить свою позицию. Я ровен со всеми, ведь люди обратились ко мне за решением своей задачи. Но буквально все клиенты, с кем мы хотя бы раз сработали, остаются с нами, и TagMe для них – больше, чем просто маркетинговый отдел. Мы общаемся не только по работе, поздравляем друг друга с Новым годом и дарим подарки, что уже само за себя говорит. Вы спросили, с какими запросами клиенты обращаются в студию чаще. Маркетинг – это продвижение бренда, товара, услуг. К сожалению, в наших реалиях, у бизнесменов мало потребностей, и идёт это от прижимистости и  нежелания понять: не сэкономишь сегодня на маркетинге  – завтра заработаешь в разы больше. Логотип, брендинг и правильно выстроенная позиция компании рекордно влияют на промоушн. Умные бизнесмены понимают, что оригинальная идея и креативный подход стоят гораздо дороже, чем их техническое исполнение. Действуя по шаблону, любой дилетант сможет повторить буковки, вот только что они продвинут без креативной концепции? Она нужна во всём.


Вы открыли wall.md, какую задачу он решает?

– Это второй наш проект, естественный этап развития компании, когда сама собой рождается новая и другая идея, третий – Сrazy Selfie. Crazy selfie – инновация для Республики Молдова. К чему я веду? Каждый проект, в котором я – специалист и первооткрыватель, доставляет мне удовольствие, даже если не приносит миллионы.

Так в этих проектах вы первооткрыватель?

– Нет, здесь моё ноу-хау в том, что я модернизировал их. Это мог сделать и другой специалист, если бы догадался.

Догадался о чём?

– В wall.md – решить инженерную проблему. Сейчас практически все компании устраивают для своих мероприятий фотозону. Сам стенд представляет собой каркас с изображением, которое до нашего вмешательства крепили с хомутами, портящими любой красивый дизайн. Мы придумали новую конструкцию, позволяющую делать это так, что «внутренностей» вообще не видно. Для этого кто – нибудь должен был просто включить инженерное мышление, включили мы.

А вот Crazy selfie – масштаб, мы два года занимались этим проектом, досконально его продумали. Десять работающих камер ловят ваши эмоции, движения, и останавливают время, запомнив их и заморозив на века.  Допустим, это – ажитация родителей, когда дочь сказала, что выходит замуж, её порывистое «да» невесты на бракосочетании, упоение жениха, экспрессия гостей – все эмоции важных моментов жизни каждого человека и его реакция на них.


Остановиcь, мгновенье, ты прекрасно.

– Именно так. Наступают будни, текучка и постепенно мы забываем счастливые моменты: удивление, восторг, сумасшедшую радость и связанные с этим душевные порывы и спонтанную жестикуляцию. Наша студия помогает их запомнить, не упустив ни единого мгновения и ракурса.  Мне нравится быть идейным вдохновителем новых масштабных проектов, я, как Илон Маск, синтезирую их в TagMe, и они захватывают всю команду, в процессе реализации рождая у меня следующие новые идеи.

Александр, вы неоднократно замечены в помощи людям, касающейся   их профессиональных начинаний, кем-то из них гордитесь сегодня?

– Да, но эта история скорее не про дизайн, а как продать дизайн. Пришёл ко мне в студию 17-летний малец – весь из себя неформал, с дредами и на протесте. Я его несколько остудил, сказал, что ни папа ему, ни мама, ни нянька: «Хочешь, приходи завтра, поговорим». Пришёл, и сегодня – один из лучших в команде. Я в его возрасте палкой по забору стучал, а он делает проекты, которыми мы гордимся: я и TagMe. Логотип и брендинг – те сферы, в которых он преуспел. Я очень критичен к себе и нашей работе, но тут без сомнений могу показывать его разработки самым взыскательным клиентам.

Есть люди, воспринимающие Черновского как достаточно конфликтную личность в ситуациях, где его мнение играет переломную роль. Что движет вами, когда вы публично выясняете отношения с блогером или пишете комментарии под постами информационных платформ: желание держать руку на пульсе, защита принципов или повод не заскучать?

– У меня совсем нет времени на безделье. И мои посты и комментарии – не способ выпустить пар. Я  – гражданский активист, а не скучающий разрушитель. В сетях появился парень, ведущий Ilies блог, и в нашу эру кумиров ему удалось собрать миллионную аудиторию, а вместе с подписчиками – и деньги. Однажды в комментариях я увидел просьбу к нему девочки с онкозаболеванием сделать репост для сбора денег на её лечение в Турции. У него большая аудитория, и это помогло бы ей быстрее собрать средства. Он отказал. Я связался с ее мамой, предложил финансовую и информационную помощь, но к тому времени вопрос благополучно решился, её дочь уже находилась в турецкой клинике. А великий блогер, как ни в чём не бывало, продолжал собирать деньги с подписчиков. Чьи-то дети, внуки, племянники, может, не съедали свой обед, чтобы отправить ему деньги на счёт, а он не захотел помочь больной девочке. Я точно знаю, что этот человек не имеет права просить денег. Плотно работая в интернете, я легко подсчитал, что его «заработок» составлял минимум три тысячи евро в месяц, и сделал эту информацию достоянием общественности. Люди поняли, что он –аферист, от него отказались orange, coca-cola, fanta. Возможно, этот инцидент послужит уроком для других нечистоплотных людей, его же он ничему не научил.

Чем вы руководствовались в этой истории?

– Есть такие понятия как совесть и справедливость, для меня они – не пустой звук. Я высказал свою позицию, люди подхватили эту тему, распространив в сетях. Мошенник сбежал из страны, затем разместил видео, в котором обещал вернуть все деньги, но и тут слукавил: средства поступали анонимно, отдать их обратно невозможно. Есть ещё один характерный случай: человек с диагнозом  ДЦП не оплачивал своё лечение, а вёл гламурный образ жизни, покупал дорогой алкоголь и бриллианты своей девушке, делая это на собранные у людей средства. Правда начала просачиваться, и он сбежал в Россию, где тем же методом собрал полмиллиона рублей на лечение в Германии, а сам купил себе кресло и компьютер, чтобы стримить. Позвонили в Россию, где он, якобы, предоставил чеки, в клинику в Германии, но никто его не знает, не видел, не лечил. Доверчивые люди перечисляли средства прощелыге, когда вокруг столько страждущих, действительно нуждающихся в помощи. Разумеется, я принял и в этой истории самое горячее участие.  Если я могу повлиять на ситуацию – влияю, и это – безоговорочно. Высококачественные услуги моей студии – не самые дешевые в столице, но и не самые дорогие, и при этом я занимаюсь благотворительностью. И не шёпотом, из ложной скромности, а говорю об этом громко – для людей, у которых тоже есть возможность помогать, но они этого не делают. Может, потому, что не подумали, а, услышав меня, начинают задумываться. Я живу по такому принципу: чем больше отдаю, тем больше ко мне приходит. Так живёт вся наша студия: заработал сегодня сто леев –купи мороженое команде.

Какой благотворительностью Вы занимаетесь?

– Я создал фонд и помогаю малоимущим людям. Сначала в парке у памятника Штефану собирал одежду и обувь по друзьям и знакомым. Сейчас вещи свозят в студию, и мы распределяем их. А ещё выхаживаем животных, потом пристраиваем их в хорошие руки. Подобрали на улице собаку без глаза, Вы её видели, а она оказалась беременна, двух кошек – инвалидов: одну – без пальцев, другую – без лап, оплатили им операцию. В прошлом году выходили  35 животных. Я понимаю, что всех не спасу, но помогаю, кому могу.

Саша, ваш бизнес для вас – всё, и намного больше, чем просто бизнес. Вы не часто путешествуете и редко отдыхаете, не считая дороги из Кишинева в Глодяны по выходным. Что для вас источник вдохновения, если не смена обстановки? Игра на барабанах? Общение с Лёлей и Клювой? Кстати, как они обрели «папу»?

– Две совы, Лёля и Клюва, живут в студии постоянно уже два года. Лёля – из Бельц, Клюва – столичный парень. Пока они выросли, стали слишком ручными, инстинкты притупились, и самим им на свободе уже не выжить. Однажды Лёля сбежала, четыре дня не ела, металась по улице Александри. Люди её заметили и скинули мне фото. Я, конечно, узнал беглянку: крылья подняла и бегала по двору от кошки. Сейчас у них с Клювой брачный период, они пробуют летать, падают с деревьев – глаз да глаз нужен. Первая сова, которую я выходил, была с юга, подрастил её и выпустил.  Общение с животными для меня – удовольствие. А источник вдохновения – коммуникация с разными людьми, динамика событий.

Когда же Вы отдыхаете?

– Стараюсь воскресенье уделить семье, может, выехать куда-то, например, в Одессу. Но я неуёмный, отдыхая, тоже должен что-то делать, например, логотипчик. Сейчас общаюсь с Вами – это отдых и источник вдохновения.

Вы боитесь потерять авторитет или упустить финансовую выгоду?

– И то, и другое. В Кишиневе отлично работает сарафанное радио, ушедший клиент – это ушедшая рекомендация. А у нас все клиенты – по рекомендации. У TagMe даже сайта нет, потому что на него время нужно потратить. Я, в данном случае, не о себе пекусь, у меня – железобетонный иммунитет. На первом месте – дело и команда.

Может, вам подумать о подушке безопасности?

– Денег подкопить? Директора вместо себя поставить? – Это утопия. Я должен развивать бизнес и сам этот процесс контролировать.

Вы брали банковский кредит на развитие студии?

– Нет, я не знаю что это такое, есть только грустный опыт с разбитым дроном, который стоил полторы тясячи евро, и которые надо отдать, так как он не подлежит восстановлению. В других странах выдают субсидии или самую дорогостоящую аппаратуру, которую через два года выкупаешь или отдаешь обратно без права продажи. И это –помощь, потому что у нас компьютер стоит три тысячи евро, я не говорю про 3D –тот на все пять тянет, а за лицензионное обеспечение надо выложить почти десять тысяч евро. Цена шрифта– две тысячи. Вот так вот. А у меня бабушка получала семьдесят леев пенсии.

Саша, какие цели вы определили себе на 2019 год? Что планирует Concept Studio TagMe? Crazy Selfie? Wall. md?

– У нас долгосрочная перспектива развития проектов. Чёткой позиции заработать сто тысяч евро и купить BMW или заправку нет. Мне нравится процесс – жизнь и развитие. Проект – это ребенок, есть не просто абстрактная цель вырастить его, а этапы становления: садик, школа, университет, карьера. Я все же хочу в будущем франшизу и глобальные проекты, значимые для Кишинёва, для Молдовы, где в финансовой части мне достаточен минимум, который обеспечит студию и меня. За два года, начиная от паллеты, на которой не раз приходилось спать, я стал для мамы национальным героем, осталось стать им в масштабах страны. Выступать на телеканалы меня уже приглашают.


Вам нравится роль телезвезды?

– Для меня это – обычное дело, цели пробиться на ТВ нет, не моя аудитория, не мой формат. Если нужно рассказать что-то дельное, я расскажу, и уже рассказывал, когда приглашали. Но кому-то и отказывал, посчитав потерей времени.

Как вы относитесь к своей стране? Назовите, что хотели бы изменить в Молдове и почему это важно для вас?

– Положительно отношусь к Молдове, но я, скорее, больше патриот нашей культуры, чем страны. Есть моменты, заставляющие меня открыто говорить, что я – не отчизнолюбец. Патриоты довольны своей жизнью, тем, что надо постоянно ремонтировать машину из-за плохих дорог, что родители вынуждены куда – то уезжать на заработки. Я себя в этом контексте патриотом не чувствую. В то же время, у меня была возможность уехать за границу, а я открыл здесь студию, желая порядок вещей на своей родине изменить. Мы с коллегами начали это делать в своей сфере, создав Ассоциацию дизайнеров, чтобы делиться друг с другом ресурсами, обмениваться опытом, помогать начинающим, контролировать определённые нами стандарты качества, защищать корпоративные права, нарушенные недобросовестными клиентами. Если каждый будет неукоснительно и профессионально заниматься своим непосредственным делом, изменится качество продукта, нашей жизни и экономики Молдовы, исчезнет коррупция.  И не надо скупиться на добрые дела по отношению друг к другу, они меняют каждого из нас. Хочу я выставить пост о сборе вещей для нуждающихся – выставляю, не обращая внимания на тявканье, что это – для пиара. Их бы, скорее всего, выбросили, а так они пригодятся нескольким семьям, потому что один пост «собирает» целую машину одежды и обуви. Измениться совсем не трудно, надо просто перестать плевать на пол и начать бросать мусор в урну.

Интервью взяла

Ольга Березовская

Подбор Контента

WELLBE

21.06.2019

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com