Экономический прорыв. Тайвань
360°

Экономический прорыв. Тайвань

«Обыкновенное чудо» – в этом выражении совершенно не сочетаемая по смыслу связка слов. Как чудо может быть обыкновенным? Оказывается, может, особенно, если за ним кроется не эзотерическая, а вполне материальная, а, точнее, экономическая подоплека. Продуманная стратегия, упорный труд, некоторый временной отрезок и – вот оно, чудо наяву.

Мы внимательно проштудировали истории экономического прорыва государств иных регионов и культур, но перекликающихся с РМ стартовых ситуаций. Возможна ли адаптация этих чудесных превращений к нашей, молдавской действительности? – Об этом мы поговорим позже, а пока предлагаем вашему вниманию цикл историко-экономических экскурсов. У стран, о которых мы расскажем, нет больших залежей стратегического сырья, в этих государствах до основания была разрушена экономика и система управления, но они за короткий исторический срок, верно избрав экономическую стратегию и приоритеты развития, стали тем, что называют «экономическое чудо». 

Итак, первая история –  о Тайване, маленьком амбициозном острове в Тихом океане, золотовалютные запасы которого обогнали таких титанов как Германия, Великобритания, Франция, Россия, Индия, Бразилия и сейчас занимают 4-е место в мире после США, КНР и  Японии.  В 2011-2012 годах, по данным МВФ,  Тайвань стал ведущим из “четырех азиатских драконов” (Южная Корея, Сингапур, Гонконг). Кроме этого, он устойчиво сохраняет положительное сальдо во внешней торговле, становится одним из главных мировых инвесторов, тайваньские банки играют всё более заметную роль на мировом валютно-финансовом рынке  Forex и крупнейших биржах мира.

Этот крошечный остров многие называют Островом сокровищ или Прекрасным островом (Формоза – прекрасный, от португальцев, появившихся на Тайване в начале ХVII в.). Еще его можно назвать «Островом везения», так как всего несколько десятилетий назад Тайвань был бедной, отсталой периферией, с серыми от копоти и грязи домами и улицами. Остров практически лишён природных ресурсов, 70% его территории занимают горы и 90 % населения острова проживает на прибрежной равнине.

Страна была прежде известна экспортом зонтов, солнцезащитных очков, текстиля и мягких игрушек, но при жизни одного поколения превратилась в центр высоких технологий, одного из главных мировых производителей компьютерного оборудования и бытовой электроники. Сегодня Тайвань входит в число двадцати самых мощных в экономическом отношении стран мира. И это, по-видимому, не предел, как для развития экономики, так и роста благосостояния его граждан, которое, по «индексу процветания» британского института Legatum, занимает высокое 22 место в мире.

При этом,Тайвань фактически не признан, КНР считает его своей мятежной провинцией, которая должна быть воссоединена с материковым Китаем, в результате дипломатические отношения с Тайбэем поддерживают чуть более двух десятков государств (небольшие страны Тихоокеанского региона, Латинской Америки и Африки).

Несколько последних десятилетий экономика острова развивалась быстро и стабильно, демонстрируя впечатляющие темпы роста (среднегодовой рост ВВП составлял 6,3%). В результате ВВП на душу населения по ППС, который в 50-е годы находился на уровне Нигерии или Эфиопии, приблизился к уровню наиболее развитых стран ЕС (более $30 тыс.). В общем, перемены, произошедшие на Тайване во второй половине ХХ века, действительно заслуживают названия «чудо». Только в 2008-2009 годах он столкнулся с самым серьёзным за последние 60 лет экономическим кризисом (в 2009 году ВВП сократился на 1,9%) , но быстро его преодолел и восстановился. Уже в прошлом году ВВП увеличился более, чем на 8%, а рост цен на недвижимость оказался самым большим за последние 10 лет – 12%.

Понятно, что успех острова объясняется сочетанием целого ряда разнообразных факторов. Тайваню повезло уже в 1949 году, когда Чан Кайши, потерпев поражение в гражданской войне с коммунистами Мао Дзэдуна, высадился на остров под защиту 7-го флота США. С собой он прихватил не только руководство своей партии Гоминьдан, но и немалый золотой запас страны и сокровища древних китайских династий. Не забыл он и ценное промышленное оборудование. Сюда же перебралось много предпринимателей с огромными капиталами, инженеров и высококвалифицированных рабочих. То есть, начинал Тайвань всё-таки не с нуля, хотя все эти богатства лишь на время смягчили возникшие проблемы обустройства и развития многомиллионного общества.

Поскольку долгое время чуть ли не единственным ресурсом Тайваня была дешёвая, исключительно дисциплинированная и достаточно квалифицированная рабочая сила, то на первых порах акцент был сделан на экспортно-ориентированную лёгкую промышленность – производство одежды, тканей, париков, мягких игрушек. Используя эти конкурентные преимущества, тайваньцы начали проникать на мировые рынки. В 80-е годы, с накоплением предпринимательского опыта и инвестиций, перешли к следующему этапу – к развитию металлургии, судостроению, нефтехимической промышленности. Перерабатывали ввезённое из-за границы сырьё, а изготовленную по иностранным технологиям продукцию отправляли на экспорт – так решали проблему ограниченного внутреннего рынка. К началу 90-х гг. на экспорт приходилось более половины ВНП. Когда же рабочая сила перестала быть дешёвой, Тайвань занялся структурной перестройкой экономики, подчинив практически всё развитию наукоёмких отраслей. Ему, лишённому природных ресурсов, очень кстати пришлась информационная революция, повезло ему и в определении своей ниши в ней. Он одним из первых отреагировал на возросший в мире спрос на оборудование и компоненты IT-индустрии, нижний и средний сегменты рынка компьютерных технологий. Только правительство выдало под это производство не менее $20 миллиардов дешёвых кредитов. Тайвань одним из первых пошёл по пути создания специальных экономических зон и технопарков, прототипами которых стала знаменитая американская Кремниевая долина. В самом крупном из них – Синьчжу, работает около 130 тыс. человек, в лучшие годы этот технопарк обеспечивал до 15% всей товарной продукции острова. В результате, сегодня по производству компьютеров маленький Тайвань уступает лишь Японии, США, Германии, Великобритании и Франции (знаменитые бренды – Acer, Asus). А по выпуску микрочипов, DRAM-памяти, LCD-панелей, Тайвань стал и вовсе одним из мировых лидеров. Понятно, что компьютерная и микроэлектронная промышленности являются приоритетными в современном Тайване, они дают более 50% ВВП. Небольшая территория наглядно показала, что именно высокие технологии способны вывести экономику в мировые лидеры, и что результаты достигаются за счёт концентрация всех ресурсов на отдельных направлениях (для Тайваня это – микроэлектроника, биотехнология, волоконная оптика). Заслуженно отмечая успехи Тайваня, Forbes поместил четыре тайваньские компании в число 50 самых успешных предприятий, среди них – производитель компьютеров компания Acer и производитель смартфонов HTC.

Вклад США в создание основ «тайваньского экономического чуда» некоторые эксперты считают определяющим. Вашингтон фактически стал гарантом независимости острова, предоставлял финансовую помощь (в 50-е годы в пересчёте на душу населения поддержка острова превышала помощь любому другому американскому союзнику), открыл доступ к передовым технологиям, рынкам большинства стран для тайваньских товаров, обеспечил получение инженерного образования в США. Всё это и многое другое, разумеется, ускорило модернизацию экономики острова. Заслуга же Тайваня в том, что он, в отличие от других развивающихся государств, эффективно использовал и преумножил эту помощь.

Доминирование малых и средних предприятий является «позвоночником» экономики Тайваня и одной из главных слагаемых «тайваньского экономического чуда». Дело в том, что если Южная Корея и Япония в своё время приоритетным посчитали создание крупных многоотраслевых концернов, то Тайвань, наоборот, сделал ставку на средние и мелкие предприятия. Сегодня их важность для экономики определяется тем, что они составляют около 98% общего числа фирм, обеспечивают 65% стоимости экспорта и 78% занятости на острове. Что только не делалось и не делается на Тайване для мелких предпринимателей – множество льгот, сотни специальных подготовительных курсов и центров, разнообразные пособия и методики, профессиональные инструкторы, базы данных о рынках, новейших технологиях, об уровне прибыльности. Здесь были использованы все преимущества малого и среднего бизнеса – гибкость, чуткость и быстрота реакции на рыночные перемены, разнообразие специализации, готовность выполнять малые заказы, ориентация на семейные ресурсы, тесные личные контакты с поставщиками и клиентами, отсутствие монополии. Всё это усиливало конкуренцию, повышало качество продукции, и, в конечном счёте, стало залогом успешного экспорта. Другими словами, малый и средний бизнес проявили уникальную способность выживать практически в любых условиях. Кстати, ставка на этот бизнес долгое время уберегала Тайвань от экономических кризисов. Эксперты полагают, что этот принцип «мелкого дробления» оказался очень удачным экономическим решением. Настолько удачным, что Forbes поместил в список 200 самых успешных представителей среднего и малого бизнеса, с оборотом менее $1 млрд., 19 компаний маленького Тайваня.

Профессиональная подготовка населения, как известно, является одним из решающих условий создания предприятий с новейшими технологиями. На Тайване долгое время был настоящий культ учёности. Ценность образования и сегодня велика, Тайвань уже строит планы по переходу к всеобщему высшему образованию, увеличив расходы на него с 4,4% от ВВП до 6%. Впрочем, правительство и сегодня многое делает для повышения образования тайваньцев, так, например, наиболее способные студенты учатся во многих странах мира за казённый счёт. Создаются все условия для возвращения инженеров и ученых, получивших образование в США (40% всех инженеров и исследователей Синьчжу – вернувшиеся из-за рубежа тайваньцы), четыре университета Тайбэя вошли во вторую сотню глобального рейтинга университетов по версии газеты Times, более 80% семей на острове подключены к Интернету.

Тайвань сумел не только предугадать нарождающийся век электроники, но и создал для предпринимателей почти тепличные условия. Например, компания, открывающая свой бизнес, не только на первые пять лет освобождается от налогов, но и получает банковские ссуды под очень низкий процент, правительственные гранты на исследования и технологические разработки. Там действует принцип «одного окна», когда все вопросы, связанные с работой компании, решаются в самой администрации технопарка. В официальных учреждениях нет волокиты с бумагами, всё необходимое для открытия бизнеса делается очень быстро и легко. К тому же, на Тайване снижен налог на предпринимательскую деятельность с 20% до 17%. Поэтому, нет ничего удивительного в том, что уровень инвестиций там является самым высоким с конца 80-х годов. По общему индексу лёгкости ведения бизнеса, Тайбэй занимает достаточно высокое 33 место. Сегодня он ищет инвестиции для развития биотехнологий, “зелёной” энергетики, сельского хозяйства, туризма, индустрии культуры и науки. В целом, властями поставлена амбициозная задача: превратить Тайвань в центр региональной торговли, инвестирования и инноваций.

Устойчивый рост экономики здесь обеспечивался твёрдой государственной волей. Долгое время на Тайване не было демократического общества и свободы слова, поскольку чрезвычайное положение действовало до 1987 года (опасались вторжения со стороны КНР). Партия Гоминьдан бессменно правила до 2000 года, существовал запрет на формирование новых партий, не было никакой смены поколений в парламенте. Правда, Тайваню в целом удалось сохранить бесконфликтность на всех этапах развития (одним из консолидирующих факторов, конечно, выступал образ «коварного внешнего врага», который, как известно, делает любую оппозицию шёлковой, а народ – терпеливым), что позволило привлечь значительные иностранные инвестиции, а значит, ускорить промышленный рост. Государство, конечно, и здесь вмешивалось в экономику, но не так активно и бесцеремонно, как в Южной Корее или Сингапуре. Первые демократические выборы президента на Тайване состоялись только в 2000 году.

«Чудо» Тайваня сказалось не только в стремительном экономическом росте, но и в том, как быстро он привёл к достойному уровню жизни своих жителей, который сегодня вполне сопоставим с западными странами. Так, доход на душу населения увеличился с $145 в 1950 году до почти $16,6 тысяч в прошлом году. Тайвань изначально не устраивала социальная политика, в результате которой «богатые делаются богаче, а бедные делаются беднее». В результате, на острове одно из наиболее благополучных соотношений богатых – бедных в мире – 4:1 (в начале экономических реформ – 15:1). Богатых людей отличить нелегко: одежда, машины – практически одинаковые, деньгами не разбрасываются, разве что, вместо скромной квартиры, состоятельные тайваньцы  владеют маленьким домиком из нескольких комнат. В Тайване справедливо считают: чем богаче каждый житель страны, тем богаче сама страна, это, кстати, помогло сформировать достаточный внутренний рынок. А власть получила от населения поддержку экономической политики.

В последние годы произошли изменения в китайско-тайваньских отношениях: установлено прямое почтовое и транспортное сообщение, торговые отношения, сокращены пошлины и тарифы на несколько сотен видов товаров, поставляемых из Тайваня в Китай. Сегодня именно материковый Китай является главным рынком для тайваньского экспорта (40% экспорта). Тайваньцы уже подсчитали, что это улучшение контактов приведёт к дополнительному 1,7% роста ВВП в год. Постепенно интегрируются финансовые сферы, банки открывают взаимные представительства. Хотя есть и опасения: тайваньцы полагают, что снятие запретов на прямые инвестиции в их экономику приведёт к скупке острова КНР.

И, всё же, иностранные инвестиции и точно выверенная экономическая политика не были бы столь ценными в стремительном развитии страны, если бы не национальный характер тайваньцев. История успеха Тайваня показывает чёткую связь достижений в экономике с культурой и ментальностью народа, выработанных веками.

 

20.09.2019

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com