Виктор Пушкаш: ”По Закону и По Правде”
Международные Партнёры, Наш Регион, Новости

Виктор Пушкаш: ”По Закону и По Правде”

В Кишиневе состоялась конференция «Реформа юстиции и борьба с коррупцией», которую организовал Центр юридических ресурсов, при поддержке посольства Швеции в РМ. В форуме приняли участие представители юстиции нашей республики, во главе с министром О. Стамате, премьер-министр М. Санду, глава миссии ЕС в Молдове П. Михалко и другие дипломаты, аккредитованные в РМ, а также – юристы из других стран. 

«Независимая судебная система — одна из основ предотвращения коррупции, – выступил на форуме Посол США Дерек Хоган. «На практике судебные инстанции должны руководствоваться законом, а не эгоистическими решениями тех, кто находится у власти. Его нужно применять ко всем одинаково. Если судебные инстанции по-настоящему независимы, они могут противостоять любому злоупотреблению власти,- сказал Д.Хоган. Он подтвердил, что сейчас «все международные партнеры могут сотрудничать с правительством Молдовы и помогать реформам». И добавил, что правительство США по-прежнему будет надежным партнером Молдовы в этих преобразованиях. В настоящий момент уже на последнем этапе находится проект финансирования реорганизации МВД, впереди внедрение новой стратегии развития юстиции и реформы пенитенциарной системы, сообщил дипломат.

Как специалисты нашей страны оценивают сложившуюся ситуацию? После форума  корреспондент kommersantinfo.com побеседовал с одним из архитекторов cудебно-правовой реформы в Республике Молдова. Виктор Пушкаш – доктор права, доцент, заведующий кафедрой публичного права Европейского Университета, депутат Парламента (1986-1994 гг.), Председатель Высшей судебной палаты (1995-2001) , Председатель Высшего совета магистратуры (1998-2001), Председатель (2001-2007) и судья Конституционного суда РМ (2001-2013).

  – Господин Пушкаш, Вы приняли самое активное участие в работе важной для Молдовы конференции по реформированию судебной системы и борьбе с коррупцией. Ваша оценка этого знакового мероприятия?


 – Да, впервые за годы судебно-правовой реформы состоялся такой представительный симпозиум, в нем приняли участие премьер-министр, министр юстиции, руководители дипломатических миссий США, Совета Европы, Швеции, представители ВСП, ВСМ, международные эксперты, практические работники судов, прокуратуры, адвокатуры, ряда неправительственных организаций. Состоялся откровенный и принципиальный разговор о состоянии дел в юстиции. Все участники форума отметили, что она оказалась не в состоянии противостоять захвату государства, целая отрасль проявила беспомощность в борьбе с организованной преступностью и коррупцией.  В 1987 году прогрессивный советский общественный деятель К.Симонов дал характеристику И. Сталину, и звучала она так: «Главная его вина перед страной в том, что он создал гибельную атмосферу». Я думаю, эту характеристику смело можно адаптировать к ситуации в нашей стране, которая по нарастающей удалялась от элементарных норм демократии. Стали процветать такие явления как аморфность, угодливость и страх, создав в целом неблагоприятную среду. 8 июня 2019 года Парламент Республики Молдова принял Декларацию о захваченном государстве, признав, что деятельность государственных институтов, в особенности, правоохранительных органов, была подчинена олигархическому режиму и привела их к полной адинамии. Классифицируя десятки решений общих судов, в том числе, Конституционного, не нахожу более правдивого объяснения, чем их полная зависимость от политиков.

 – Мы объявили о государственном суверенитете и независимости еще в начале 90-х годов прошлого столетия, почему только в 2019-м заявлена необходимость реформы юстиции?

– Подобно идее Л.Троцкого «о перманентной революции», в Молдове уже около 30 лет идет преобразование судебной системы. Думаю, что для новых политиков стало модой начинать свой приход во власть с реорганизации юстиции. Фактически, системная перестройка началась 27 августа 1996 года, в соответствии со ст. 4 переходных положений Конституции. Реализуя концепцию судебно-правовой реформы, принятой 21 июня 1994 года, были созданы суды, трибуналы, Апелляционная палата, Высшая судебная палата и специализированные суды: экономический и военный. Целью реформы была конвергенция юстиции с обществом. Районные, городские и секторальные суды должны были рассматривать самые простые дела: раздел имущества, алименты, расторжение брака. Чтобы бороться с местничеством, наиболее сложные дела, особенно коррупционные, должны были рассматриваться трибуналами. Предполагалось, кроме экономического и военного, создать и другие специализированные суды: например, уголовные – для рассмотрения тяжких и особо тяжких преступлений; в столице – создать две апелляционные палаты: одну – для муниципия, вторую – для районов Яловены, Страшены, Оргеев и Криуляны. Но на протяжении всего периода шли не только реформы, а и множество контрреформ: ликвидировали трибуналы, специализированные суды, несколько раз реформировали Высшую судебную палату, создали много дополнительных органов, в виде коллегий и инспекций, оптимизировали суды, уменьшив их численность с 47 до 15. Перманентное переустройство юстиции дало европейским партнерам повод усомниться в способности молдавских властей разумно пользоваться инвестициями, и 11 октября 2017 года Евросоюз прекратил дальнейшие финансирование реформ, в размере 22 миллионов евро.

– Какие еще темы обсуждались на конференции?


– Упор был сделан на отсутствие независимости у судей и прокуроров. Эксперты из Грузии, Румынии и Совета Европы, участвующие в работе форума, в один голос подтвердили, что Республика Молдова имеет лучшее среди европейских стран законодательство по обеспечению гарантий независимости судей и прокуроров. Так где же собака зарыта? Раскрывают скобки такие материалы, как: «Проблемы судебной власти в практике Конституционного суда («Revista Națională de drept» № 5, апрель 2006г.), «Судебная власть существует de jure, а de facto? (М.В. от 31 марта 2015 г.), «На древе власти не все ветви развиваются одинаково» (МВ, март 2019).  Я говорил о независимости судьи, судебной инстанции и, в целом, судебной власти. Полностью согласен с мнением экспертов о качестве законодательства, касающегося независимости судей, и утверждаю, что им обеспечены также процессуальные гарантии независимости. Сегодня возможности массовых репрессий на основании законов просто исключены: судьи получили право судить правовые акты, прежде, чем решать какой-то правовой вопрос. В постановлениях Пленума Высшей судебной палаты от 30.01.96 года и 19.06.2000 года (под ними стоит моя подпись) судам было разъяснено, что правовой акт, подлежащий применению, при разрешении правового спора подлежит проверке на предмет его законности и соответствия Европейской конвенции по правам человека и Конституции. Главный результат начатой судебной реформы состоял в праве судьи выносить правовые решения. Если закон, подлежащий применению, противоречит Конституции, суд обязан его оспорить в Конституционном суде. Именно эти требования, на мой взгляд, были нарушены при подведении итогов выборов в муниципии Кишинэу, проведенных в мае 2018 года. Судьи первой, апелляционной и Высшей судебной палаты не проверили законность самой правовой нормы из Кодекса о выборах, прежде,чем пренебречь голосами 246280 избирателей, включая и мой голос. Почему вся судебная система проявила беспринципность, для меня остается загадкой. Еще удивительней факт, что судьи отказались от независимости. Создается впечатление, что многие из них потеряли ориентиры и отошли от святых понятий: законность и обоснованность. Судьи знают известный символ «Фемида», но в осуществлении правосудия руководствуются символом «Немезида». Древнегреческая мифология говорит, что «Немезида», как богиня правосудия, просто карает за нарушение установленного порядка, а «Фемида» восстанавливает справедливость. Правосудие не сводится лишь к наказанию виновных, оно рассудит тяжбу, оправдает невиновного, то есть, не только карает, а судит по праву. Так должны поступать наши судьи.

На этом форуме было предложено реформировать суды и прокуратуру.

– Поговорим сначала о преобразовании судов. Прежде всего, шла речь об изменениях в Высшей судебной палате. Напомню, что до 27 августа 1996 года в высшей судебной инстанции работали 43 судьи. После начала реформы их количество сократили до 15, включая руководство. Предполагалось, что эта инстанция, кроме рассмотрения некоторых дел, будет помогать судам: семинарами, разъяснением законодательства, обобщением судебной практики, то есть, повышением профессионального уровня судей и судебных работников и обеспечением эффективного правосудия. Но в 2001 году, когда коммунисты получили 71 из 101 мандата в Парламенте, начался перелом. Чтобы осуществлять контроль над правосудием, увеличили состав судей до 53 и расширили полномочия ВСП. В 2013 году снизили состав судей до 33, зато ввели 99 ассистентов, по 3 на каждого судью, которые были призваны повышать качество правосудия, но сдвигов в ВСП явно не наблюдается. На мой взгляд, с введением института ассистентов, которые кладут на стол судьям проекты решений, судебная практика, проводимая ВСП, стала противоречивой. От этого страдает вся судебная система.  На форуме представители Министерства юстиции выступили с предложением вновь уменьшить количественный состав ВСП, ограничив ее компетенцию. Безусловно, мы, архитекторы реформы 1996 года – Раиса Ботезату, Анастасия Паскарь, Лидия Лозовану и другие – испытываем удовлетворение, реформа была начата правильно. Но и горечь: почти 20 лет проводили контрреформы, чтобы теперь вернуться к старту.

А прокуратура? Общепринятое мнение: буксует именно она.

– Я думаю, прокуратура свой Рубикон преобразований не перешла, несмотря на то, что с 1992 года по сей день, было принято более 20 законов о ней, и все – под знаменем реформ. Но прокуратура сама должна желать трансформации. Любопытна динамика её позиции за годы становления современного молдавского государства. Если в начале 90-х прокуратура считала, что её модернизация актуальна после проведения судебной реформы, то позже заявляла, что изменения  возможны только после того, как Республика Молдова станет правовым государством. Надо обратить внимание на то, что до 2016 года в ст. 124 Конституции были перечислены функции прокуратуры: защита правопорядка, руководство уголовным преследованием, проведение уголовного преследования и поддержание обвинения в судах. В последней редакции ст. 124 Конституции перечисленные функции прокуратуры исчезли. Новая редакция указывает на то, что прокуратура является частью судебной власти (что является ошибочным), хотя прокуроры не являются даже магистратами. На этом форуме представитель совета прокуроров указал на необходимость оградить прокуратуру от политиков. Я с этим полностью согласен, но сами прокуроры и в советские времена находились под опекой партии, и в новые времена не против, чтобы их прикрывала власть. За период с 1945 по 1998 годы свой мандат отработали всего 6 прокуроров, тогда как в последующий период до сегодняшнего дня – уже 10, и ни один из них – полный срок. То не угодили новой власти, то были слишком преданы старой. На форуме подчеркивалось, что необходимо исключить политическую подчиненность прокуратуры и ввести необходимость служения исключительно закону. Я считаю, для этого необходимо передать прокуратуру под эгиду Министерства юстиции. Она должна стать «правой рукой» правительства, должна соответствовать обоюдному предназначению: исполнительной и судебной властям. Правила назначения и освобождения на/с должности необходимо сделать, как у судей, а оперативное подчинение осуществлять по правилам исполнительной власти. Министр юстиции должен нести политическую ответственность за деятельность прокуратуры. Кстати, 19.10.1999 года Конституционный суд поддержал такую инициативу. Отчитываться перед Парламентом о работе прокуратуры будет министр юстиции, а не генеральный прокурор.

Виктор Степанович, какие меры по укреплению независимости судов и прокуратуры, а также – искоренению в них коррупции были предложены организаторами и участниками форума?

Во-первых, речь шла об оздоровлении атмосферы внутри судов и прокуратуры, где кадры обязаны подчиняться закону и нести ответственность за его правильное применение. Согласно исследованиям международной организации «World Justice Project», в 2018 году Молдова была на 83-м месте из 126 в рейтинге приверженности стран принципу верховенства закона. А в начале марта 2019 года, международная организация «International Commission of Jurists» пришла к выводу о заметной зависимости судов от прокуратуры, их боязни при вынесении решений и лояльности к институтам власти.

– Во-вторых, и это – мое глубокое убеждение, степень независимости судей и прокуроров на 99% зависит от них самих, и лишь один процент отвечает за условия работы, социальные и бытовые гарантии. Но и этот процент, как мне кажется, на сегодня исчерпан. Следовательно, должности судей и прокуроров должны занимать люди, умеющие осуществлять власть. В-третьих, судьи и прокуроры должны сами менять ситуацию изнутри. Такие пожелания прозвучали от всех выступающих на форуме участников. Следует понимать, что каждый судья или прокурор представляют власть – справедливость. По мнению Виктора Мунтяна, Директора фонда Сороса в Молдове, высказанному на одной из передач TV-8, сегодня судейский корпус представляет четыре категории государственных служащих. Первая категория – те, кто на постоянной основе замешан в провозглашении угодных решений, каких-то интересов. Вторая категория делает то же самое, но в редких случаях. Третья категория – основная масса, не участвующая в умышленных нарушениях. Четвертая – белые вороны, которые не мирятся с недостатками системы, пытаются с ними бороться, за что выбрасываются за её пределы.

Что же ждет в будущем судебную систему нашей страны? Насколько реалистичен её возврат к законности?

– Начнем с того, что надо исключить из речевого оборота синтагму «судебная система». Архитекторы 90-х считали, что вместо этого термина следует применять термин «судебная власть». Таковы положения Конституции (ст. 6 ст.ст. 114-125). Прежде всего, первые две ветви власти, законодательная и исполнительная, должны признать, что суды, выполняя одну из главных функций государства – отправление правосудия, являются частью государственной власти. А то сплошь и рядом в публичном пространстве персистирует искаженная  информация о трех ветвях власти, в лице парламента, президента и правительства. Во-вторых, судьям необходимо  осознавать, что они представляют часть государственной власти и несут ответственность за осуществление справедливого правосудия. Они должны соблюдать независимость судьи, судебной инстанции и судебной власти, и каждый день, каждый час бороться за доверие граждан. В-третьих, органы самоуправления должны менять стиль работы, использовать в ней меры убеждения, а не принуждения. Наказанный судья, даже в дисциплинарном порядке, это уже неполноценный судья, ибо его можно шантажировать. Высшему совету магистратуры по силам восстановить утерянные позиции в обеспечении независимости судебной власти. То, как в Конституционный суд попал в конце прошлого года новый судья, буквально на парашюте, больше не должно повториться. В-четвертых, кадры решают все. Следует избавиться от тех, кто потерял лицо судьи или прокурора, от тех, кто проявлял лояльность не к закону, а к политикам, от тех, кто попадается на «крючок» и легко шантажируем, от тех, кто не способен отстоять независимость. Судебную власть должны представлять судьи, которые будут осуществлять правосудие, как говорил великий Сократ – «по закону и по правде».

Интервью вела

Ольга Березовская

kommersantinfo.com

 

 

 

 

 

14.08.2019

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com