Незабываемый отпуск в Израиле!



Виктор Пушкаш: «Ни один правовой акт, противоречащий положениям Конституции РМ, не имеет юридической силы»
Важно, Перспектива

Виктор Пушкаш: «Ни один правовой акт, противоречащий положениям Конституции РМ, не имеет юридической силы»

Похоже, ненормативные действия членов Конституционного суда (КС), в последние годы часто путающих целесообразность с законностью, порождают в нашем обществе новую норму, в виде перманентной критики этих маневров. Судей КС обвиняют в принятии решений, выходящих за пределы конституционного поля, в политической  ангажированности, подмене законодателя в создании новых правовых норм. После скандальных июньских решений 2019 года, КС был даже объявлен соучастником в узурпации государственной власти, после чего некоторые судьи вынужденно ушли в отставку. Почему суд не справляется  со своими прямыми обязанностями? Станет ли решением проблемы его реформа, которую считают острой необходимостью? В чем эта трансформация, собственно, будет заключаться? По логике вещей,  конструктивно и непредвзято ответить на эти вопросы сегодня может, в первую очередь, автор закона о КС и других нормативных актов, один из составителей (разработчиков) самой Конституции и введения конституционного контроля, судья и экс Председатель КС – Виктор Пушкаш.

– Господин Пушкаш, в одном из своих выступлений в масс медиа Вы отметили, что в последние годы конституционная практика восстала против конституционных принципов. Кто «заболел», КС или его постоянно меняющиеся архитекторы?

– В этом году мы отметили четверть века со дня образования Конституционного суда РМ – органа, без существования которого немыслимо построение правового государства. В нашей стране он создавался после изучения самых прогрессивных конституционных юрисдикций, доктрин и учений. На КС были возложены большие надежды в осуществлении гарантий верховенства Главного закона РМ; в обеспечении реализации принципа разделения властей – законодательной, исполнительной  и судебной; в укреплении механизмов ответственности государства перед гражданами и граждан – перед государством. Для достижения этих целей и создавался КС.

С тех пор прошло 25 лет, и, чтобы дать оценку его действиям за эти годы, необходимо проанализировать развитие самого государства и гражданского общества, политической системы Молдовы и других направлений укрепления суверенитета и государственности. Именно в этот период неоднократно менялись формы правления, избирательные системы. А сколько кризисов пришлось преодолеть!

– Вы – один из авторов закона о КС. Как думаете сейчас, были допущены  ошибки на начальном этапе его формирования? Что сделали не так?

– Сложно быть объективным судьей в собственном деле. И, все же, считаю, что сейчас доверия к КС станет больше, если ввести конституционный контроль законов до их промульгации. Если функцию толкования Конституции не давать КС, а оставить её конституционному законодателю. Если ввести право обоснования решений КС в двухступенчатой системе и не давать политическим органам полномочия контролировать кандидатов в судьи КС, в процессе его формирования.

– С принятием Конституции, все субъекты права взяли на себя обязательство строить правовое государство, где во главе угла – закон, но этого не случилось. Какие, по Вашему мнению, были и есть негативные факторы? Хотя за этот период в Молдове проводились реформы и даже контрреформы: в 1994, 2000 и 2016 меняли форму выборов президента, в 1996, 2003, 2013 реформировали Высшую судебную палату. Несколько раз корректировались земельная реформа и преобразование местного самоуправления, здравоохранения, образования.

– КС не мог не ощущать потрясения. На его работе сказались:

– инертность юридического и политического мышления;

– отсутствие собственной качественной правовой базы, основанной на международном законодательстве;

– отсталость демократических  институтов и государственных органов в понимании роли государства;

– постоянное реформирование государственных органов, дублирование полномочий, отделение от реализации предназначенных функций;

– пренебрежение к обеспечению принципа верховенства Конституции.

Каким образом на фоне перечисленных событий КС мог подняться выше этих отклонений от нормы? Он был подмят ими, вынося неоднозначные решения.

– Например?

– Многие правоведы считают периодом падения КС отрезок времени от полного его формирования в 2013 году до ухода всех его судей в отставку в июне 2019 года. Назову некоторые его действия в это время:

– введение конституционного блока вместо Конституции (РКС № 36 от 05.12.2013 г.). Сегодня можно говорить о том, что Республика Молдова имеет не Конституцию, а конституционный блок. В основе данного решения лежит пример конституционной юрисдикции Франции, не имеющий ничего общего с практикой Республики Молдова, основанной на верховенстве основного закона;

– экстенсивное толкование Конституции. Решение Европейского суда по правам человека (27.04.2010) касалось защиты избирательных прав одного  гражданина Республики Молдова, однако КС распространил понятие множественного гражданства на все категории государственных чиновников (RCC № 31 от 11.12.2014) и, тем самым, создал реальную угрозу государственности Республики Молдова;

– выработка новых конституционных норм. Присваивание функций конституционного законодателя. Решением № 7 от 04.03.2016 года КС признал  неконституционным ряд положений закона № 1115 от 05.07.2000 года. Спустя 16 лет, в нарушение принципа сохранения незыблемости юридических правоотношений, КС сменил форму выборов президента и ввел новые конституционные нормы. Один румынский эксперт сравнил это решение с галлюцинацией. А КС поднял его до уровня Конституции, в связи с чем законодатель был вынужден законом № 100 от 22.12.2017 г. «О нормативных актах» установить нормативную базу государства, в которую  входят Конституция Республики Молдова, законы и постановления парламента, указы Президента Республики Молдова, постановления и ордонансы правительства, нормативные акты центральных отраслевых органов публичного управления, нормативные акты автономных органов публичной власти, нормативные акты органов власти автономных территориальных образований с особым правовым статусом и нормальные акты  органов местного публичного управления.

Как видим, решения Конституционного Суда (РКС) не входят в перечень нормативных актов. Правовые позиции КС становятся правовыми актами только через Парламент – единственный законодательный орган Республики Молдова;

– наделение новых субъектов правом опротестования нормативных актов в КС (РКС № 2 от 09.02.2016) без законодательного оформления необходимых механизмов;

– рассмотрение целесообразности, а не конституционности ряда проблем. (РКС № 4 от 22.04.2013, РКС № 38 от 17.10.2017, заключение № 2 от 08.06.2019, определение № 83 от 07.06.2019, РКС № 13 от 08.06. 2019, РКС № 14 от 08.06.2019, РКС № 15 от 08.06.2019, КСС № 12 от 12.05.2016).

Также не основаны на Конституции решения, связанные с многочисленными ограничениями функций президента «на 5 минут», с формированием «парламентского большинства», наделением КС правами для уменьшения конституционных полномочий главы государства, с антиконституционным  продлением мандата некоторых судей и другие.

– Практически не остается сомнений в политической ангажированности судей КС.

– Предлагаю сначала проанализировать действия властей по подчинению КС своим политическим интересам. При формировании суда было определено, что в его состав войдут шесть членов, два – от Парламента РМ, два – от Президента Молдовы и столько же – от Высшего Совета Магистратуры. Чтобы исключить возможность равенства голосов при принятии решений, законодатель закрепил седьмой голос за Председателем КС. При таком  раскладе  соблюдался определенный баланс, не давая преобладания голосов судей, назначенных по политическим интересам. Но в 2001 году коммунистам, владеющим 72 мандатами из 101, захотелось получить контроль над КС. С этой целью они передали право выбора двух судей от президента к подотчетному правительству, отобрали второй голос у Председателя КС, вместо выбывшего судьи ввели своего, подняв для него возрастной ценз, и решили, что при равенстве голосов в принятии решения, опротестованный нормативный акт считался конституционным, и дело прекращалось. Очень примечательно, как складывались голоса судей. Высказывали свое несогласие с судьями, назначенными от парламента и правительства, в основном, судьи от Высшего Совета Магистратуры. В период с 23.01.1995 по 23.02.2013 гг. были высказаны 83 особых мнения, 40 из которых – мои. Большинство из числа особых мнений выразили судьи, избранные судейским сообществом. А вот в последующие 6 лет (2013-2019) высказаны всего 7 особых мнений. В последние 2-3 года до отставки всего состава суда институт особых мнений сведен к нулю, на первый план выдвинут советский «одобрямс». Расклад голосов судей был рассчитан на то, чтобы пропускать через КС любой закон.

– Какая ситуация сегодня?

– Сегодня мы имеем совершенно иную ситуацию, когда нет единой политической силы, способной без проблем создать парламентское большинство и устойчивое правительство. С 2009 года по сей день в среде политического класса происходит «перетягивание каната». Уже вошло в «традицию» распределение должностей и институтов среди легитимных политических сил, по-прежнему не заканчиваются попытки введения политического контроля над правоохранительными органами. Главными целями остаются суды, прокуратура и КС. Все видят, какие баталии велись и ведутся на этих направлениях.

– 25 мая, в передаче «Главное», Ваш коллега по КС А. Танасе заявил, что президент И. Додон через инициативную группу юристов, в которую входите и Вы, пытается обеспечить себе спокойное управление страной. Он также считает, что Вы, обладая «сталинской закалкой», сделаете КС послушным и сговорчивым.

– Это его личное мнение, основанное на его принципах, когда Конституции как бы и не существует, а есть только  интересы – групповые, политические, геополитические. Считая, что КС может абсолютно все решать и властвовать, именно он довел его до полной отставки после обвинений в узурпации государственной власти. В период короткого пребывания в должности министра юстиции (10.01.2018-12.03.2018), кстати, г-н Танасе был разоблачен, как должностное лицо, поддерживающее неуставные связи с одиозными персонами. В свою бытность Председателем КС, он представил в правительство проект Закона о КС, в котором предлагал закрепить за ним неограниченные процессуальные полномочия, устранив тем самым предсказуемость действий Конституционного суда. Негативную оценку этому дали не только наши специалисты, но и Венецианская комиссия – в своем беспрецедентном заключении от 24.06.2019 года.

Но Танасе прав в том, что продолжает считать меня несгибаемым и независимым от каких-либо интересов. Будучи одним из авторов Конституции и блока законов о КС, я действительно вижу сильные и слабые стороны этого института власти сейчас, к этому времени, а, значит, понимаю, что следует изменить в юридических механизмах, чтобы КС соответствовал своему предназначению.

– Вы готовы сформулировать конкретные предложения?

– Их десятки. Главное: деполитизация Конституционного суда, повышение планки его независимости, доступность его для населения, и, конечно, возвращение деятельности суда в рамки конституционного поля, а также – повышение ответственности судей за принятые решения. Я уже составил проект блока необходимых изменений и вынесу их на обсуждение научно-практической конференции, которая состоится буквально на днях, 5 июня. В нашей беседе могу привести несколько примеров.

Первый из них касается принятия механизма по возвращению конституционной юрисдикции в конституционное поле. Есть более десятка решений КС, по которым, как мы говорим, Конституция плачет горькими слезами, но безмолвствует её ст.7, гласящая, что «Конституция Республики Молдова является ее высшим законом. Ни один закон или иной правовой акт, противоречащие положениям Конституции, не имеют юридической силы». А вот механизма реализации этого важного конституционного положения не существует. В свое время, при составлении Конституции, мы даже не допускали мысли о том, что сам КС может нарушить это требование. Поэтому, сейчас предлагаем дать право КС пересмотреть решения, противоречащие Конституции, скажем, по запросу юридической комиссии парламента. Национальный суверенитет принадлежит народу, и ограничить его не вправе ни один государственный орган, в том числе, КС.

Следующий важный аспект – изменение времени контроля конституционности правовых актов: предварительный или последующий контроль. Сейчас подвергаются контролю все правовые акты – после  вступления их в законную силу. С внедрением института приостановления действий правовых актов, существующий последующий контроль блокирует применение конституционных законов. Поэтому, настала необходимость проверки, по запросам субъектов, конституционности законов до их промульгации главой государства. А судам необходимо дать возможность обратиться в КС с запросами о конституционности законов, не ограничивая их временем.

Важным новшеством должен стать порядок формирования КС. Сейчас, как известно, большинство судей (4 из 6) направляют в КС, как это было и в 2018, и в 2019 годах, по политической принадлежности к конкретным партиям. Такой «порядок» необходимо сломать. Считаем, что состав КС должен быть укомплектован 7-м судьей. Срок деятельности в должности судьи – один  единственный мандат на 9 лет. Судьи назначаются и  освобождаются от должности Президентом Республики Молдова. Вносят предложения об избрании и  освобождении от должности: Союз адвокатов – 2, Высший совет магистратуры – 2, Высший совет прокуроров – 2 и Совет ректоров высших учебных заведений РМ – 1. Причем каждый из этих институтов должен предлагать не менее 3-х кандидатов на одно место судьи.

Что касается требований по подбору кандидатов на должности судей КС, они должны быть ужесточены. Для участия в конкурсе, кроме существующих условий, необходимо ввести дополнительные: кандидат должен обладать только гражданством Республики Молдова; проживать на территории РМ последние 10 лет, не состоять в политических партиях и не проходить по  избирательным спискам последние 5 лет; являться  выдающейся личностью; иметь стаж работы в юриспруденции не менее 15-ти лет, из которых не менее 5 лет – в должности судьи, прокурора или адвоката.

Конституционная юстиция должна осуществляться в два этапа: коллегией из 3-х судей, с правом обжалования вынесенных решений в Пленуме КС, состоящем из 4-х судей и с правом решающего голоса Председателя КС.

Пора внести ясность в юридические последствия актов КС. Только решения, вступившие в законную силу, являются обязательными для исполнения. Заключения носят консультативный характер, а определения, которые выносятся как акты индивидуального характера или констатирующие административные и другие нарушения, могут быть обжалованы в административном суде или судах, рассматривающих дела об административных правонарушениях.

– Виктор Степанович, вопрос напоследок: почему инициативу государственной важности проявляет группа юристов?

– Вначале нас было четверо специалистов, в конечном итоге, обращение подписали 17 юристов, в числе которых – бывшие председатели и судьи КС, практикующие юристы, ученые-правоведы. Научно-практическая конференция созывается не только инициативной группой, с нами – Союз юристов Молдовы и USPEE «Constantin Stere». Цель  конференции – широкое обсуждение проблем, накопившихся в области конституционного правосудия и внесение конкретных предложений по улучшению эффективности деятельности КС и субъектов права в едином конституционном поле. Главное – создание правовой базы, которая соответствует новым реалиям и современным требованиям.

– Желаем успехов!

Интервью вела

Ольга Березовская

Специально для kommersantinfo.com

 

02.06.2020

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com