Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Зарисовка N 7: о протекционизме

.

Много лет назад я с большим удовольствием прочитал «Диалоги с Иосифом Бродским» Соломона Волкова. Подсмотренный формат беседы показался мне уместным для серии зарисовочек с цифрами и без, которые я иногда пишу для KommersantInfo. Этот набросок больше похож на непринужденный разговор двух приятелей на лавочке в парке.

Один из них повторяет слово «протекционизм», как мантру, не позволяя  своему собеседнику поговорить о поэзии, вине и женщинах. Собеседники – ваш покорный слуга, экономический эксперт Игорь Калдаре и первый министр национальной безопасности Республики Молдова Анатолий Плугару.

 

– Анатолий Федорович, давайте разберемся, протекционизм, так свойственный Молдове, это хорошо или не очень?

– С моей точки зрения, это очень хорошо.

– Вы серьёзно? В каком смысле?

– Да во всех. Я понимаю, что ты удивлен моим ответом, но на самом деле в умелых руках протекционизм – очень хорошее дело. Давай вспомним правила формирования различных орденов, партий, серьезных организаций: никто, никого и никуда не принимал без серьезных рекомендаций. В том числе, в нашу с тобой родную КПСС.

 – Точно, нужны были две рекомендации, причем от серьезных людей.

– И они переживали, чтобы ты не накосячил, отвечали за тебя. В этом смысле протекционизм, когда ты за кого-то ручаешься – очень хорошо. И ни к чему его скрывать, конспирировать, наоборот, надо открыто говорить, чтобы все знали – это серьезная практика, а не какой-нибудь блат, кумэтризм или непотизм.

– Мне кажется, мы сейчас подменяем понятием «протекционизм», в самом плохом понимании этого слова, понятие «меритократия». Вспомните старый анекдот, когда сынишка спрашивает отца-полковника: «Папа, когда я вырасту, буду полковником? – Да, сынок, будешь. – А генералом? – Нет, не будешь. – Почему? – Потому что у генерала есть свой сын». На мой взгляд, по определению плохо, когда родители претворяют в жизнь такую уродливую форму протекционизма.

Когда речь идёт о продвижении достойных людей, протекция – это хорошо, когда же о продвижении бестолковых родственников и друзей – очень плохо.

– Игорь, клановость, участие в мафиозных структурах, назначение на должности людей по принципу личной преданности, партийной принадлежности или тех, кто нарушил закон, чтобы спасти этим от тюрьмы – отвратительно.

– Ну, а сами Вы, Анатолий Федорович, как попали из милиции в ЦК Компартии Молдавской ССР? Кто Вам сделал протекцию?

– Не уверен, что это можно назвать протекцией, хотя я чувствовал внимание этого человека и его участие в моем продвижении по службе. Я говорю о Викторе Ильиче Смирнове. Когда он ездил с проверками по районам, у многих первых секретарей случались инфаркты.

– Если протекции не было, почему выбор пал именно на Вас?

– Выражаясь военной терминологией – за достижение хороших тактических результатов. Я был неплохим начальником милиции, за три месяца навел порядок в Вулканештском районе. Для примера: не простил ни одного выпившего водителя, невзирая на предыдущие заслуги и/или высокие связи, что привело к кардинальному уменьшению ДТП со смертельным исходом. Естественно, в отношении меня была проведена серьезная проверка и только после этого пригласили на собеседование.

– Давайте сами не будем путаться в понятийном аппарате и читателей запутывать. В Вашем случае был не протекционизм, а отбор по личным качествам и результатам предыдущей работы. Это – меритократия.

– С элементами протекционизма. Ведь Смирнов потом внимательно следил за моей деятельностью, я все время чувствовал, что он за меня отвечает, и  страшно боялся его подвести.

– Правильно ли я предполагаю, что младокоммунисты (Горбачев и Ко) хотели разрушить сложившуюся систему ответственности тех, кто выдвигает на руководящие должности людей на основе меритократии – для того, чтобы установить систему кланового захвата власти?

– Да, это так.

– Значит, в современной Молдове принципы кумэтризма и клановости победили окончательно и бесповоротно? В каких отрицательных аспектах они могут проявиться?

– Чтобы наш разговор был предметным, приведу конкретный пример. В советское время существовал институт резерва кадров. И для того, чтобы оказаться в реестре кадров на следующую в карьерном ранжире должность, ты должен был пахать, как «папа Карло» (в смысле много и эффективно работать), что мы все осознанно и делали. Когда эту систему разрушили, с середины 90-х годов на руководящие должности стали попадать люди недостойного поведения, воры, контрабандисты, алкоголики, сутенеры – кто угодно. Эволюцию Плахотнюка возьми, эволюцию Филата (к тому же завербованного иностранными спецслужбами). Была разрушена система контроля, когда руководитель любого ранга боялся нескольких вещей. Первое – жалобы, они проверялись серьезно, и руководитель мог оказаться не только без партбилета и должности, но и потерять свободу. Если на уровне района и срабатывали кумэтризм и протекционизм, то на уровне республики или страны, в целом, нарушения выявлялись, и местечковые нарушители-начальники, а также их покровители наказывались в соответствии с законом.

– Правильно ли я понял Вас: двухуровневая система ответственности руководителя и того, кто его выдвинул на должность, в сочетании с многоуровневой системой контроля (район-республика-страна) стимулировали протекционизм в отношении наиболее достойных граждан?

– Да, это утверждение соответствует организационной парадигме в СССР.

– Анатолий Федорович, кого посоветуете пригласить для продолжения беседы о протекционизме?

– После известных событий в Пэдуря Домняскэ, девять депутатов – члены парламентской комиссии, представляющие все фракции – пришли к выводу, что молдавское государство захвачено. В позапрошлом году, в июне, Парламент РМ во второй раз сделал тот же вывод. Почему до сих пор никто не занимается этим вопросом?

Для выяснения, кто и как включил механизмы протекционизма преступников (захват государства), тебе надо пригласить Майю Санду – она была участником этих двух парламентов, была премьером, а в настоящее время – Президент РМ. Эти же вопросы надо задать Игорю Додону, так как он провёл четыре года на посту главы государства, и этот вопрос был для страны приоритетным. Пригласи нынешнего Генерального прокурора Стояногло и спроси его, почему, проголосовав за резолюцию о захваченном государстве, он уже не интересуется тем, кто виноват в совершении этого преступления. Зинаида Гречаная – дамочка от социалистов – тоже пусть ответит на  вопросы.

– Спасибо за совет, я подумаю, как задать их в ближайшее же время вышеназванным гражданам Молдовы, в условиях, когда ответы ждёт вся страна.

А пока следующую зарисовочку хочу посвятить Дмитрию Менделееву, который был выдающимся протекционистом и разрабатывал механизмы защиты российских товаропроизводителей и российского рынка от экспансии иностранных товаров. Этот аспект добавляет к его биографии «выдающегося химика и метролога» еще одну оценку – «выдающийся государственный деятель».

 

 

Специально для kommersantinfo.com 

 

 

Метки:
Предыдущая статья
Следующая статья