Поиск..

Международные Партнёры Наш Регион

Неутихающие страсти

.

Страсти по неполученному российскому кредиту все не утихают, наматываясь на новую катушку заезженной политической истории Молдовы. Виртуальные деньги стали информационным поводом для продолжения борьбы местных партайгеноссе за власть. Однако всех нас, граждан республики, интересуют не их драчки, а реальные вливания в отечественную экономику. СМИ растиражировали заявления руководителей государства о том, что без российского кредита Молдова уже в мае прекратит выплату зарплат и пенсий. Благодаря поддержке  друзей с Запада, «девятый вал» экономического краха, по мнению экспертов, передвинулся на июль нынешнего года. Теперь бы, все-таки, получить своевременную помощь друзей с Востока, которая поможет еще дальше отодвинуть, а то и предотвратить фиаско. Авторитетный комментарий об этом дает эксперт в области экономики, экс министр финансов РМ Вячеслав Негруца.

Прежде, чем приступить к анализу причин, повлекших за собой решение Конституционного Суда РМ, наложившего запрет на получение российского кредита, должен сразу сказать, что эта финансовая операция, даже в «холостом» своём виде, сыграла положительную роль. Она моментально привела к размораживанию финансирования со стороны западных доноров. Но вернёмся к началу истории.
В ноябре прошлого года Президент РМ Игорь Додон, по окончании очередного визита в Москву, заявил о достигнутой им договоренности с российским коллегой Владимиром Путиным о предоставлении Молдове кредита, в размере 500 миллионов долларов США.

По словам представителей власти, средства из него должны превратить Республику Молдова «в огромную строительную площадку» на этот предвыборный для президента 2020 год. Со временем объем кредитных договоренностей между двумя политиками сокращался – сначала до 300 миллионов долларов США, потом и вовсе до 200 миллионов евро, а сроки его предоставления отодвигались. При этом никаких, предусмотренных законом, переговорных процедур не было. Ситуация напомнила мне аналогичные события 2009 года, когда российская сторона заигрывала с бывшим президентом РМ Владимиром Ворониным. Ему тоже были обещаны кредиты, при условии определенных электоральных результатов. Однако они оказались не в пользу коммунистов, и кредит остался в форме обещания.

Стоит отметить, что в бюджет Молдовы на этот год часть обещанного Додоном кредита от РФ была включена для финансирования инфраструктурных проектов, в том числе – восстановления дорог. При этом в бюджете самой России средства для нашей страны не предусмотрены по сей день. Додон попробовал объявить публично, что правительство России, якобы, приняло решение о выдаче кредита Молдове и внесло в бюджет необходимые поправки, но, как оказалось позже, этого действия со стороны российских властей не было. Скорее всего, кто-то не передал свои личные с Додоном договоренности, или были задействованы другие невидимые фонды.

Кульминацией эпопеи с российским кредитом для Додона стал день 17 апреля 2020 года, когда президент РМ разместил на своей странице в социальных сетях текст Соглашения о финансовом кредите между правительствами Республики Молдова и Российской Федерации. Документ содержал две подписи без имен и функций подписантов, а также без даты и места подписания.

В срочном порядке 21 апреля созвали заседание кабмина для утверждения «Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Молдова о предоставлении Правительству Республики Молдова государственного финансового займа». Следует отметить, что в документах, предложенных членам правительства РМ для рассмотрения, был лишь законопроект о ратификации договора и нота с обоснованиями необходимости данного межправительственного займа. Официальный текст соглашения отсутствовал.

Документы такого рода должны быть утверждены обоими правительствами и ратифицированы парламентами сторон. Формально Молдова провела данные процедуры (парламент ратифицировал документ 23 апреля), а вот в России какая-либо информация о кредитовании Молдовы отсутствует как официально, так и неофициально. Возможно, такие решения очень чувствительны в условиях падения собственных доходов и роста расходов на борьбу с COVID-19, а также внутреннего и внешнего дорогого кредитования бюджета России.

Но случилось непредвиденное даже для такого опытного политика, как Игорь Додон. Конституционный суд Молдовы приостановил процедуру ратификации кредитного соглашения, содержавшего опасные, не в интересах РМ, обязательства, которые к тому же выходят за рамки стандартного договора и противоречат законодательству республики.

Надо учитывать и тот факт, что президент Додон продвигал это соглашение в условиях чрезвычайного положения, введенного в Молдове 17 марта, в связи с пандемией коронавируса. Наверное, он надеялся на снисхождение со стороны оппозиции и общества, а также попробовал оказать давление на судей Конституционного суда, взывая к их ответственности за невыплату пенсий и зарплат бюджетникам с 1 мая. Хотя, если верить продекларированным целям кредита, он не имеет никакого отношения к такого рода платежам.

На мой взгляд, это Соглашение представляло и включало интересы кредитора (России) в ущерб суверенным интересам должника (Молдовы). Опасным его моментом явилось то обязательство, что «молдавская сторона, в интересах расширения торгово-экономических отношений между двумя странами, будет прилагать усилия, направленные на обеспечение реализации совместных проектов на территории Республики Молдовы, с участием российских компаний». Неясно, о каких проектах Додон договаривался с Путиным, и почему данное обязательство, не являющееся предметом конкретного кредитного соглашения, было поддержано властями Молдовы.

Кредитное соглашение предусмотрело межправительственный заем на общую сумму 200 миллионов евро. Она может быть предоставлена только в случае отсутствия какой-либо просроченной задолженности по кредитам РФ или по отношению к российским банкам с государственной гарантией РФ или застрахованным акционерным обществом «Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций». Данное положение относится к категории повышенных рисков, связанных с принятием Молдовой обязательств третьих сторон, которые не подпадают под понятие государственного долга и не являются таковыми, с точки зрения закона о государственном долге.

Общая сумма кредита разбита на два отдельных платежа в 2020 году. Первый транш в 100 миллионов евро предусмотрен в течение 30 дней с даты вступления в силу кредитного соглашения, то есть, после завершения внутренних процедур по утверждению и ратификации договора, как подписавшими его правительствами, так и обоими парламентами. А второй транш, также в размере 100 миллионов евро, может быть предоставлен не позднее 31 октября 2020 года, то есть, в период президентских выборов. Кредит подлежит погашению в течение 10 лет, с 15 марта 2021 года он начнет выплачиваться раз в полгода равными суммами и 20 отдельными платежами. Процентная ставка по кредиту составляет 2% в год, он, похоже, является самым дорогим ресурсом, соглашение о котором Молдова заключала в течение этого периода. Кредитные ресурсы, утвержденные МВФ для Республики Молдова в размере $234 миллионов, оказываются дешевле (0% и 1,5%) и с более длительным льготным периодом (пять и три года для каждой составляющей). А кредитные ресурсы в евро могут быть более доступными для Республики Молдова, если правительство позаботится вести активный диалог с Европейским союзом, который не единожды проявлял к этому готовность.

В случае 10-дневной задержки погашения и обслуживания займа у РФ, сумма будет считаться непогашенной, и за период просрочки к данной сумме будет применена пеня, в размере 3% годовых. Самое интересное: все долги третьих лиц по кредитам, полученным молдавскими юридическими лицами из российских банков, обеспеченных государственными гарантиями РФ либо страховым покрытием АО «Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций», российская сторона вправе консолидировать (включая основной долг, проценты по кредиту и проценты на просроченную задолженность) и представить Республике Молдова к оплате. Фактически это положение выходит за рамки кредитного соглашения и национального законодательства о государственном долге и государственных гарантиях, оно ведет к неконтролируемому росту долга Молдовы в адрес России, и в кредитном договоре должно рассматриваться как конституционное и юридическое несоответствие.

Исходя из всего сказанного, Соглашение в данном виде представляло и включало интересы кредитора (РФ) в ущерб суверенным интересам должника (РМ). В случае его ратификации и вступления в силу, последствия юридического и финансового характера неизбежны. В этом контексте наглядным примером является кредит, предоставленный РФ бывшему президенту Украины Виктору Януковичу, которому впоследствии пришлось предоставить и другую помощь, но сам кредит остается проблемой юридического и финансового характера в отношениях между двумя странами.

Конечно, Молдова сейчас остро нуждается в финансовых ресурсах и должна искать возможности кредитования, но в условиях открытости, честности и без подводных камней, заложенных в подобных «соглашениях». Президент Молдовы Игорь Додон был лично заинтересован в займе именно у российской стороны, и на условиях, прописанных в Москве. Без каких-либо переговоров данное Соглашение было утверждено правительством Молдовы и через два дня ратифицировано парламентом. Все эти обстоятельства, на мой взгляд, и учёл Конституционный суд, который своим решением приостановил процедуру получения кредита и вернул власть Молдовы в правовое поле.

Сегодня кабинету министров Молдовы, продолжающему вести переговоры о заключении Соглашения, необходимо учитывать его условия в качестве последствий для государства, а также определиться, как обеспечить альтернативное финансирование дефицита бюджета, без применения незаконных приемов по отношению к суду и обществу в целом.

 

Специально для kommersantinfo.com

Метки:
Предыдущая статья