Поиск..

Важно

Зеэв Ханин: «Война перемещается на Кавказ: попытка ударить по Азербайджану»

.

В статье, недавно опубликованной The Wilson Center («Think-tank» при Конгрессе США), видный израильский учёный, политический обозреватель, профессор политических наук Университета Ариэль в Самарии и Университета Бар-Илан Зеэв ХАНИН проанализировал факты и тенденции, свидетельствующие, на его взгляд, о вполне реальных перспективах появления на Южном Кавказе «второго фронта» идущей сейчас большой европейской войны. По мнению эксперта, такой расклад, несомненно, уже прямо коснётся и Государства Израиль. Предлагаем вниманию читателей основные тезисы исследования.

Укрепление геополитических союзов

— Российское вторжение в Украину с самого начала перешло из уровня субрегиональных столкновений в перестройку отношений между крупнейшими мировыми державами — США, ЕС, Россией и Китаем. Оно также сильно повлияло на отношения между странами Ближнего Востока, приведя к укреплению различных геополитических и стратегических союзов.

Событие 24 февраля 2022 года мгновенно вышло за рамки  «стандартных» субрегиональных столкновений наследников распавшихся последних европейских империй, таких, как конфликты в бывшей Югославии, Приднестровье, два витка Азербайджано-Армянской войны, российско-грузинский конфликт 2008 года. И это, в свою очередь, приводит к серьезной реструктуризации взаимоотношений мировых держав – США, ЕС, России и Китая, а также их интересов в различных регионах мира и взаимоотношений с региональными центрами силы. Сказанное в полной мере относится к Ближнему Востоку, где события семи последних месяцев стали триггером укрепления различных геополитических и стратегических альянсов и роста конфликтного потенциала между ними. В первую очередь – антизападного блока Ирана и проиранских режимов и радикальных исламистских движений в Сирии, Ливане, Ираке, Йемене, а также в секторе Газы и арабских анклавах Иудеи и Самарии. И противостоявшего ему, пока еще находящегося в стадии дальнейшей структуризации, антииранского лагеря прозападных государств, растущая роль в котором принадлежит Израилю.

В составе этого всё еще аморфного симбиоза геополитических союзов находится и тесное партнерство Иерусалима и Баку, которое в последние годы приобрело характер полноценного военно-стратегического союза. Включая превращение Азербайджана в основного поставщика Израилю необходимых ему энергоносителей, источник разведданных об Иране, и важного покупателя израильских гражданских и оборонных технологий. По мере того, как водоворот последствий российско-украинской войны захлестывает регион за регионом, этот союз затягивается в водоворот и де-факто превращается в участника войны.

Что поставлено на карту

С момента введения в Сирию в 2015 году российского военного контингента для спасения режима Башара Асада и примерно до лета нынешнего года, Москва пыталась, с разной степенью успешности, поддерживать баланс отношений с двумя противостоящими региональными блоками. В целом, это укладывалось в не раз высказываемую Кремлем и близкими к нему аналитическими кругами доктрину «стояние на двух ногах на Ближнем Востоке», имея в виду двусторонние отношения с Ираном, и с другой стороны – с Израилем.

Договоренность, достигнутая между Иерусалимом и Москвой в тот период, включала относительную свободу действий Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) против иранских и проиранских сил в Сирии и пресечение поставок оружия «Хизбалле» и другим исламистским группировкам, в обмен на невмешательство Израиля в зону российских интересов в этой стране.

Российско-украинская война изменила этот порядок. Масштабные потери вынудили Россию перебросить на Украинский фронт часть своих сил из Сирии и Южного Кавказа. Одним из акторов, готовым заполнить вакуум, образовавшийся в результате частичного ухода Москвы — с благословения Москвы — является Иран. Об этом свидетельствуют сообщения о массовых поставках Ираном беспилотников, ракет и двигателей, необходимых для снабжения российской армии. Если это действительно новая тенденция, то, похоже, Москва отходит от своего баланса интересов на Ближнем Востоке и переходит к прямому военно-стратегическому союзу с Тегераном. Упадок российского сдерживания иранских и проиранских сил в Сирии представляет опасность для Израиля и служит новым источником трудностей. В то же время, это дает Израилю больше свободы действий, чем, если верить сообщениям СМИ, ЦАХАЛ без колебаний воспользовался.

Второй фронт на Кавказе

В Сирии Иран мало что может сделать для противодействия Израилю и приписываемых ему действий, таких, как ликвидация в мае этого года командующего действующим в Сирии подразделением  зарубежных операций «Кудс» Корпуса стражей исламской революции Сайяда Ходауи. Вместо этого, Иран может нацелиться на другое чувствительное для израильских интересов место — Южный Кавказ. Здесь ее первоочередной целью была бы попытка нанести удар по Азербайджану.

Мотивы Ирана здесь ясны. Быстро развивающееся экономическое и военное партнерство Азербайджана и Израиля угрожает интересам Ирана. После недавних осложнений, отношения Израиля с Турцией, другим стратегическим партнером Баку, постепенно улучшаются. Весьма существенную роль в этом примирении сыграл президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Иран также заинтересован заполнить освобождаемую Россией нишу в зоне размежевания между Азербайджаном и Арменией и на Южном Кавказе в целом, под лозунгом защиты интересов Армении, чью безопасность в Тегеране объявили «залогом безопасности самого Ирана».

Иран также хочет «отомстить» Израилю, и возможно, «предупредить» других региональных субъектов, готовых пойти на стратегическое партнерство с ним, нанеся максимально возможный ущерб Азербайджану, как ключевому союзнику еврейского государства. Так, в июне Иран развернул кампанию по прославлению находящегося в заключении главы движения «Мусульманское единство» Талеха Багирзаде, представив ее как ответ на убийство 22 мая офицера КСИР Хасана Худайи Моссадом в Тегеране и серию аналогичных израильских операций, последовавших за этим. Кампания в конечном итоге привела к конфликтам внутри спецслужб Ирана, в результате чего начальник разведки КСИР Хоссейн Тайиб был снят со своего поста.

Наконец, Иран хочет ослабить продолжающиеся демонстрации против режима, мобилизовав иранское общество против «внешнего врага». Делается это путем активной пропаганды о том, что беспорядки являются результатом тайных операций, проводимых Моссадом из Азербайджана. Так, 21 октября 2022 года, по информации, опубликованной иранской оппозицией, командующий армией Ирана Абдулрахим Мусави прямо обвинил Израиль и США в «инспирировании массовых беспорядков, с помощью воздействия на этнические и религиозные меньшинства и молодую часть иранского общества». Примерно в таком же духе было выдержано заявление  представителя местных спецслужб, сделанное в его интервью иранскому новостному агентству Tasnim, который также добавил, что израильская разведка, «в целях дестабилизации Исламской республики», якобы взаимодействует с другими аналогичными организациями региона (по мнению обозревателей – явный намек на разведывательные органы Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна).

Похоже, также, что данные и иные заявления были не столько информационной подготовкой враждебных действий Ирана против Азербайджана и Израиля, сколько попыткой их оправдания постфактум. Собственно, уже 17-19 октября на южной границе Азербайджана, возле Азербайджанской Республики Нахичевань, прошли масштабные учения Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР), в ходе которых  иранские подразделения были, по свидетельству очевидцев, практически в шаге от вторжения на территорию АР. По заключению авторов отчета Американского Института изучения войны ISW – чтобы  показать Баку: Тегеран не потерпит размещения «подразделений израильской разведки» на своей границе.

Планы на настоящее

События последних дней показывают, что подобные заявления вряд ли следует рассматривать только как предупреждения и простую демонстрацию силы – за ними, по оценкам наблюдателей, проглядывают не только практически сформированные, но уже отчасти реализуемые оперативные планы.

Судя по всему, сегодня на повестке дня южно — кавказского вектора политики официального Тегерана находятся два проекта: отторжение от Азербайджана ее автономного эксклава – расположенной непосредственно к северу от границы Ирана Нахичеванской Республики и, в качестве обеспечения этой задачи, стимулирование уже было притихшего в Азербайджане этнического и религиозно-сектантского сепаратизма, с целью дестабилизации страны изнутри и свержения, в терминологии иранской пропаганды, «сионистского режима» Ильхама Алиева.

Учения сухопутных частей иранской армии в провинции Западный Азербайджан на границе с Ираком и Турцией, в ходе которых отрабатывались выброска десанта, ночные рейды, захваты дорог и бои в городских условиях, и, параллельно наводнившие социальные сети и электронные СМИ многочисленные агитационные проекты, мобилизующие сторонников перехода Нахичевани под контроль или полный суверенитет Ирана, могут стать неплохой иллюстрацией данной линии.

По мнению аналитиков, данные действия армии и проиранских агитаторов следует также рассматривать как усилия по срыву планов Баку и Анкары по созданию Зангезурского коридора, способного связать Азербайджан и Турцию через территорию Армении.

Впрочем, Нахичеванью дело явно не ограничивается: среди прочих, в ход пошли попытки в очередной раз раскачать талышский сепаратизм – в данном случае, в пользу России. В качестве примера можно привести опубликованное сайтом сепаратистов Tolish Media воззвание анонимного аварского активиста с призывом к «Русскому миру» поддержать «дагестанские» народы (лезгин и аварцев), живущие на северо-востоке и северо-западе Азербайджана.

Итак, Азербайджан, страна, которая в последние два десятилетия демонстрировала периоды внушительного экономического роста и прозападный внешнеполитический выбор при выстраивании стабильных отношений с другими центрами силы, а также относительно удачно избегала сепаратистских взрывов, сегодня находится перед непростым вызовом своей устойчивости, а, возможно, и выживанию, со стороны иранского джихадизма. Критики политики нынешнего руководства Азербайджана нередко утверждают, что этой угрозы можно было бы избежать, если бы команда Алиева снизила уровень стратегического партнерства с Израилем. Такой подход, однако, сегодня не находит понимания у руководства  страны, где, насколько можно судить, понимают, что союз с Израилем – как и в случае с новыми арабскими партнерами Иерусалима – является решением проблем, а не их причиной.

 

Специально для kommersantinfo.com

 

 

Метки:

КАЛЕЙДОСКОП НОВОСТЕЙ: