Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Василий Тарлев: «Сегодня Джурджулешты – панацея для страны!»

.

Анализируя в интервью нашему порталу выгоды от Меморандума о развитии транспортно-транзитного потенциала Молдовы и Украины, Л. Вершинин высказал мнение, что проект этот – чистая декларация. Реальные выгоды для Молдовы находятся в области водных перевозок из порта Джурджулешты, – считает международный эксперт.

Но с 2011 года порт не работает из-за судебной тяжбы между компанией, с которой РМ подписала инвестиционный договор, и появившимися в проекте позже новыми участниками. Именно их притязания оспариваются инвестором в суде. Тем временем, порт практически не работает, а государство несет колоссальные убытки, вынужденно заменяя выгодные перевозки река-море – дорогостоящими сухопутными.

Появление Джурджулештского порта пришлось на правительство премьер-министра Василия Тарлева (2001-2008), именно этот кабмин подписал и договор с инвестором о развитии порта.

– Господин Тарлев, в интервью с международным экспертом, украинским экс депутатом, хорошо знающим возможности нашего региона, зашел разговор об оптимальных экономических выгодах для Молдовы именно от речных и морских перевозок. Таким образом, беседа свернула к Джурджулештскому порту, открытому в Вашу каденцию. Действительно выход в акваторию Дуная и Черного моря столь перспективен для нашей страны?

– У Молдовы, как Вы знаете, не было выхода к морю, а вопрос о том, как экспортировать нашу продукцию, на какие рынки сбыта выйти – встал очень остро. Любой импорт и экспорт мы должны были осуществлять через Румынию или Украину, в связи с этим возникали большие проблемы: как на импорт, так и на экспорт надо делать транзит, и обходился он очень недёшево, что, кстати, происходит и сейчас. А, не дай Бог, возникнет какое-то политическое двустороннее непонимание между Молдовой и соседями, наша страна становится изолированной и заблокированной.Тогда останутся грузоперевозки только через воздушное пространство, а это очень, очень дорого. Выход в Черноморский бассейн – самый выгодный путь для нашего государства, морские ворота открывают перед Молдовой весь мир. Смотрите сами, с экономической точки зрения экспортировать товары из Молдовы, к примеру, в Санкт-Петербург или города Финляндии морским путём – минимум в два раза дешевле, чем железнодорожным и, тем более, авиа. Так что, этот вопрос назрел со всех точек зрения.

К сожалению, мы сразу столкнулись с определёнными моментами и проблемами. До 2001 года, а, точнее, в конце девяностых молдавские власти вели переговоры о делимитации границ с Украиной, которые не предусматривали участка земли для выхода к Чёрному морю. И нам пришлось начать всё с начала, причём довольно жёстко, но мы понимали, что это – единственный шанс для Молдовы. Не используем его сейчас, вряд ли следующим поколениям удастся сделать Молдову морской державой.

Совсем непросто было вести переговоры об изменении предыдущих договоренностей между Молдовой и Украиной и, всё же, диалог с тогдашним руководством соседнего государства получился конструктивным. В первую очередь, это – заслуга господина Кучмы. Благодаря его мудрости и пониманию важности такого решения, мы договорились по всем пунктам, и Молдова получила законный выход к Чёрному морю.

 Почему же тогда порт Джурджулешты не стал развиваться? Да что там развиваться, сейчас этот выход к морю для Молдовы практически заблокирован. Все планы развития инфраструктуры, создания новых рабочих мест, пополнения государственной казны разрушены.

– После процедуры узаконивания, мы начали проектировать строительство морского порта. Там по первоначальному проекту предусматривались нефтяной терминал, грузовой и пассажирский. Но строительству мешали несколько проблем, в первую очередь – отсутствие инфраструктуры. Необходимы были транспортные артерии для связи порта с остальными регионами страны. Естественно, нужна была железная дорога. Несмотря на очень непростое финансовое состояние государства, мы нашли возможность и самостоятельно  построили железную дорогу в Джурджулешты. Причём впервые, с семидесятых годов советского времени, Молдова стала строить железную дорогу на своей территории своими силами, хотя оппоненты нас тогда критиковали, видимо, были ангажированы какими-то деструктивными силами. Но мы построили железную дорогу, подключив порт Джурджулешты ко всей инфраструктуре Молдовы.

А потом начались переговоры с разными внешними партнёрами непосредственно о строительстве в порту. Наиболее привлекательные взаимоотношения сложились с Азербайджаном. У этой страны есть нефть и желание инвестировать, поэтому, Азербайджан решил прийти в Молдову со своими инвестициями в строительство нефтяного терминала в порту и сети заправок по республике, создав транспарентную конкуренцию всем дистрибьюторам нефтепродуктов в стране. Завоз морским путём намного удешевил бы цену бензина и дизельного топлива, и Молдова стала бы не такой уязвимой, как раньше, к внешним скачкам цен, кроме того, обрела бы энергетическую безопасность.

К большому сожалению, эта проблема в государстве была и остается – отсутствие хаба, нефтяного терминала, перерабатывающего завода, всё – импорт с колёс. Как только менялась цена на бирже нефтяных продуктов, на второй день у нас вдвое поднимались цены. А имея дешевый завоз и резерв нефтепродуктов в порту, Молдова стала бы гораздо стабильней к флуктуации цен. Чтобы читатели понимали, эта проблема напрямую касалась и продолжает касаться их кошельков.

Тогда мы, правительство Республики Молдова, подписали соглашение с азербайджанской компанией об инвестициях в этом направлении для развития страны, в качестве морской державы. Приложили титанические усилия. И экс президент Воронин, и я, как премьер-министр, и правительство, сотворили, практически, экономическое чудо для Молдовы, открыв ей собственный выход к Чёрному морю и на Балканы.

– Помимо моря, мы вошли в акваторию Дуная, а это целая цепь стран ЕС вдоль его берегов, куда, кстати, сегодня идет активный экспорт молдавских товаров: Румыния, Венгрия, Австрия, Словения и другие.

– Проект Джурджулешты очень выгоден и необходим Республике Молдова и с экономической точки зрения, и с политической, и со стратегической, в том числе. К сожалению, после 2010 года в порту начались определённые движения, связанные с личной заинтересованностью ряда компаний и группы лиц. Некоторые из них сменились, какие-то повырастали, как грибы после дождя, но это было после того, как я ушёл из правительства. В общем, начались процессы, которые привели к сегодняшней стагнации,к хаосу и неопределенности очень важного государственного проекта.

В прошлом году я ездил в Джурджулешты, как глава Национального и председатель Международного конгресса промышленников и предпринимателей, с целью возобновить выгодные для Молдовы экономические проекты, привлечь инвестиции к импорту-экспорту. Меня, человека, стоявшего у истоков труднейших переговоров с Украиной и не только, узаконивания выхода Молдовы к морю, строительства потом железной дороги, шокировало то, что я там увидел. Поясню читателям необходимость сложного и экономически затратного строительства некоторых железнодорожных подъездных путей к порту. Перевозку товаров по железной дороге из Кишинёва в Кагул тогда можно было осуществить только через Приднестровский регион. Ввиду его статуса и ситуации, с этим, как все понимают, были большие проблемы, и расстояния намного больше. Поэтому, нужно было построить пути в обход, в том числе и другую ветку через ряд населенных пунктов. Мы сделали это.

И вот, приехав в Джурджулешты, я с огромной болью в душе вижу совсем не то, что мы планировали и ожидали. Сейчас в Джурджулештском порту находятся непонятно чьи компании и с какой целью, не ясно, кто за ними реально стоит, так как фигурируют подставные лица и, практически, всё приватизировано. Сегодня порт, принадлежащий Республике Молдова, втянут в судебную тяжбу и находится под управлением частной компании, а без того обремененная наша страна терпит убытки и ходит с протянутой рукой, лишенная законного права и возможности самостоятельно зарабатывать на благо государства и его граждан.

Получается, порт государственный, а управляют им разные фирмочки, непонятно, где зарегистрированные. Каждая построила себе на кусочке территории какие-то терминалы: кто спиртовой, кто зерновой, нефтяной или для металлов. Я ещё не анализировал все юридические позиции, но из того, о чём меня проинформировали, следует, что порт не соответствует требованиям, которые необходимы Республике Молдова. А они следующие: в порту Джурджулешты, с точки зрения государственного интереса, должна быть транспарентность и свободный доступ для всех бизнес сообществ Молдовы, для реального сектора национальной экономики, для каждого гражданина страны, которому есть, что импортировать и экспортировать.

– Василий Павлович, скажите, пожалуйста, как внешние партнёры Молдовы по развитию относились и относятся к этому проекту? Ведь его реализация взаимовыгодна в торговле, прямо влияет на ценообразование экспорта-импорта в торговле и способствует и исполнению подписанного Молдовой и Евросоюзом Договора об ассоциации и свободной торговле. Есть мнение, будто определённые силы не хотят, чтобы у Молдовы был свой выход в акваторию Дуная и в Черное море. Рени, Измаил, Одесса, Констанца и другие порты очень ревностно к Джурджулештам относятся. По всей видимости и относились. Вы допускаете, что противодействие имеет место и является одной из причин того, что от управления в порту отодвинута азербайджанская компания, с которой Молдова подписала договор, и самой стагнации проекта?

– Положа руку на сердце, скажу: с самого начала не все были согласны с тем, что Молдова получает свой выход к Чёрному Морю и на Балканы.Тем же Украине и Румынии – нашим соседям – было выгодно, чтобы Молдова зависела от них, чтобы они могли влиять на нас как можно больше. Так что, ещё раз огромное спасибо руководителю Украинского государства Леониду Даниловичу Кучме. И тогда было много противников расширяющейся самостоятельности Республики Молдова, и сейчас их не меньше. Конкуренты были, есть и будут вместе со своим деструктивным влиянием.

Что касается партнёров по развитию, в моём понимании, это довольно расплывчатая категория. Бывают периоды, когда их список большой и географически широкий, а бывает – совсем короткий. Но мы, честно говоря, не спрашивали у наших партнёров, нужен нам выход к морю или нет. Это было национальное, экономическое, политическое, государственное решение. Когда мы воплотили его и начали поиск инвестиций, к сожалению, из большого списка так называемых партнёров по развитию не нашлись люди или государства, которые захотели бы выделить Молдове гранты или кредиты на привлекательных условиях. Мы вели переговоры с представителями разных стран-партнёров, а единственный, кто откликнулся и поддержал проект, предложив реальную помощь – руководство Азербайджана через компанию AZPETROL. Я могу назвать Азербайджан единственным партнёром по развитию морского порта Молдовы. В первую очередь, в направлении ГСМ, что было очень выгодно нашей стране. Пользуясь предоставленным Вами случаем, хочу поблагодарить руководство Азербайджана.

– То есть, при отсутствии полного согласия, Украина все же приняла территориальное решение в пользу Молдовы о выходе её к морю, и основная заслуга в этом Кучмы? А Азербайджан поддержал проект, инвестировав в него?

– Конечно, тогдашний президент Украины не действовал вопреки национальным интересам, самолично решив сделать молдаванам подарок. После переговоров с Леонидом Кучмой, к обсуждению были подключены правительство и парламент. Затем необходимо было принять закон, ратифицировать его. Так что, решение было коллегиальным. Но приняли его – да, благодаря тому, что мы убедили аргументами Кучму, а он – Раду Украины. И сделали соседи это для нас не за красивые глаза.

Мы не просили вернуть Белгород-Днестровский порт, Измаил – все наши исторические выходы к Чёрному Морю, а инициировали новые политические переговоры, поскольку предыдущие, конца девяностых, о делимитации границ закончились множеством невыгодных для Молдовы позиций. Скажу больше, в некоторых населённых пунктах граница должна была пройти по центральной улице, разделить село пополам. В городе Бессарабка был отдан крупнейший железнодорожный узел. В результате непростых переговоров, мы получили не только выход к морю в Джурджулештах, но и вернули железнодорожный узел – депо Бессарабка и ряд других. А сегодня мы слышим, что железнодорожники той самой Бессарабки, и не только её, вышли на протесты из-за того, что им не платят заработную плату. Это – не только стыд, а предательство национальных интересов!

– Железная дорога – основа основ государства!

– И доведена до ручки! При нашем кабмине она была одной из самых прибыльных компаний, наряду с Молдтелекомом и многими другими. Я говорю не только об уровне зарплат, а об инвестициях в отрасль, о её развитии, об участии в экономической стабильности государства. А сегодня, спустя 30 лет с объявления независимости Республики Молдова, работники железной дороги не получают зарплату, а порт Джурджулешты – собственность государства – приносит прибыль непонятным частным компаниям,а не стране и народу Молдовы.

Не думаю, что всё это было сделано неосознанно. Похоже на закрытую диверсию против государства. Новым властям необходимо срочно разобраться с тем, что творится в Джурджулештском международном морском порту, и с тем, что произошло с Железной дорогой Молдовы. Обе эти, важнейшие для экономики молдавского государства, структуры должны быть подвержены строжайшему аудиту. На мой взгляд, люди, которые явно и тайно управляли и сейчас управляют этими стратегическими участками в экономике страны, должны ответить по всей строгости законов РМ, а нажитые коррупционерами за счёт преступной деятельности богатства конфискованы и обращены на возрождение и обновление морского порта и железной дороги.

Кроме того, компетентные органы РМ должны детально проверить все компании, зарегистрированные в Свободной экономической зоне (СЭЗД), созданной на базе Международного свободного порта Джурджулешты. Думаю, здесь для них откроется немало интересных моментов, которые заставят их по-новому взглянуть на некоторые аспекты теневой экономики Молдовы.

 

Беседовал

Роберт Западинский,

Главный редактор

Специально для kommersantinfo.com

 

 

 

Метки:
Следующая статья