Поиск..

Наш Регион Новости Перспектива

Конструктивное предложение или законодательный динамит?

.

Действующий президент Игорь Додон выступил с законодательной инициативой о регистрации в парламенте нового Закона “О функционировании языков на территории Республики Молдова”, так как прежний, от 1 сентября 1989 года, Конституционный суд в июне 2018го объявил “устаревшим”.

В то же время, в парламенте был зарегистрирован законопроект депутатов ПСРМ о статусе русского языка, как языка межнационального общения. Но не всё так просто и с инициативой, и с законопроектом.

Прокомментировать ситуацию мы предложили экс депутатам Парламента РМ – политологу, доктору истории Ивану Греку и его коллеге – Петру Шорникову.

Иван Грек: “Эти инициативы – буря в стакане воды“.

– Не успел Игорь Додон проиграть Майе Санду, из него, как из рога изобилия, посыпались законодательные инициативы, рассчитанные на испуганных русскоязычных избирателей – основной контингент  политической поддержки. При этом начинания у парламентской фракции ПСРМ – одни, а у их лидера, пока еще с полномочиями, но скоро даже без депутатского мандата – другие.

Депутаты-социалисты внесли законопроект о статусе русского языка в Молдове, а все еще президент анонсировал вариант о функционировании языков. Документ от народных избранников уже подвергся издевательской критике со стороны именно русскоязычных избирателей. И второй законопроект, по моему мнению, ждет та же участь. Нет, не потому, что эти избиратели не нуждаются в русском языке (например, болгары и гагаузы Молдовы могут общаться между собой только по-русски), а потому, что здраво мыслят и понимают, что эти инициативы – пиар-кампания, рассчитанная на получение их голосов во время ожидаемых парламентских выборов.

Я же, со своей стороны, оцениваю запоздавшее на несколько лет “языковое законотворчество” этих депутатов как бессмысленное, с точки зрения его результативности.  Во-первых, оно продиктовано решением КС, превысившим свои полномочия, признавая Закон 1989 г. “О функционировании языков” устаревшим. Во-вторых, их законопроекты – депутатский и президентский – могут в лучшем случае повторить его, но я сомневаюсь в этом, предлагаемые варианты по своему содержанию будут хуже незаконно отмененного КС Закона 1989 г. В-третьих, ни нынешний, дискредитировавший себя, состав парламента, ни последующий эти законопроекты не утвердят. Следовательно, бурная законодательная “деятельность” так называемых пророссийских функционеров Кишинева – не что иное, как буря в стакане воды. Почему я так говорю? А потому, что есть во всей этой длительной языковой “истории” один существенный нюанс: Республика Молдова подписала Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств.

Подписала, но так и не ратифицировала её в Парламенте – ни в самом начале, ни после. Этот документ совершенно четко прописывает статус языков: государственного, официального, регионального. Ратификация хартии давно бы сняла в Молдове языковой вопрос с повестки дня, но такое развитие событий не выгодно политикам, поскольку лишает их возможности спекулировать на эту тему, использовать её для манипуляций с электоратом.

Итак, Европейская Хартия о языках подписана, осталось сделать полшага – ратифицировать её. Казалось бы, совершенно логично для президента и Партии социалистов вынести на рассмотрение депутатским корпусом, например, это конструктивное предложение. Разумеется, при условии, что они действительно хотят решить проблему, а не устроить очередную пиар-бурю в стакане воды.

Пётр Шорников: “Проект социалистов законодательный динамит, заложенный под молдавскую государственность“.

– На минувшей неделе, 23 ноября, депутаты-социалисты Богдан Цырдя, Василий Боля и Адриан Лебединский представили в Парламент РМ проект закона “О статусе русского языка на территории Республики Молдова”, призванный, по мнению авторов, узаконить право граждан обращаться в государственные органы на русском языке и получать ответы также на русском: “в отношениях с государственными институтами, публичной администрацией, в том числе, предприятиями и организациями, расположенными на территории РМ, языком письменного и устного общения является государственный язык и/или русский язык в качестве языка межэтнического общения по выбору гражданина”. В чем же проблема?

Закон “О функционировании языков на территории Молдавской ССР”, принятый 13-й сессией Верховного Совета республики в 1989 году, отказал властям преимущественно русскоязычных городов и сел, районов компактного проживания украинцев, гагаузов и болгар (всего более 500 населенных пунктов) в праве устанавливать языковой режим в соответствии с этнолингвистической ситуацией на местах. Делопроизводство данный Закон (Ст.9) предписывает вести только на молдавском языке. Статья 7, требующая знания госязыка от работников многих сфер деятельности, блокировала “нетитульным” гражданам доступ в органы публичного управления и целые сферы деятельности. Используя закон о языковом режиме, политические компрадоры нанесли сокрушительный удар по промышленности, здравоохранению, правоохранительным органам, науке, культуре. Молдова утратила две трети (20 тыс.) научных работников и десятки тысяч других специалистов: врачей, высококвалифицированных рабочих, инженеров, техников. Это была гуманитарная катастрофа. Как реакция на разрушительную политику республиканского Центра возникли Приднестровье и Гагаузия.

Однако в Законе 1989 года русскому языку все же предоставлен статус языка межнационального общения; предусмотрено (ст.18) и право граждан на выбор языка обучения детей – молдавского или русского. Поэтому, даже в “лихие” 90-е вертикаль воспитания/ образования, функционирующую на русском языке, в Молдове удалось сохранить. Расцвела русская пресса, ретранслировались передачи московского телевидения.

Компрадоры требовали ужесточения Закона “О функционировании языков …”. Но в 1994 году Блок Социалистической партии и Движения “Единство”, при поддержке парламентской фракции Аграрно-демократической партии, добился придания Закону “О функционировании языков…” конституционного статуса. Закон может быть отменен или пересмотрен только квалифицированным большинством голосов депутатов. Русский язык – единственный, кроме государственного молдавского, упомянут в Конституции Республики Молдова.

В обществе сохранялся запрос на социальную справедливость и национальное равноправие. Поэтому, накануне каждых парламентских и президентских выборов конкурирующие партии и кандидаты обещали обеспечить национальное равноправие граждан. Прием срабатывал. В 2001 году в предвыборную программу Партии коммунистов был включен пункт о придании русскому языку статуса второго государственного языка, и ПКРМ завоевала 71 депутатский мандат из 101. Однако обещание выполнено не было, и партия потерпела крах.

Очевидно зарубежное влияние на политику ограничения функционального пространства русского языка в Молдове. В 2010-е годы либералы требовали исключить из молдавских законов любые упоминания о русском языке, прекратить перевод законодательных актов на русский язык и запретить служащим отвечать гражданам, обращающимся к ним на русском языке. Либеральная дама-депутат, с подачи которой парламент запретил заполнение внутренних паспортов кроме государственного также на русском языке, получила высшую награду соседнего государства – орден “Звезда Румынии”. Обучение русскому языку в молдавских школах дезорганизовано, язык преподается как иностранный. В 2018 году Конституционный суд РМ, укомплектованный преимущественно гражданами Румынии, признал закон 1989 года “устаревшим” на том основании, что он был принят во времена СССР.

Президент Игорь Додон охарактеризовал это решение КС как антинародный и антиконституционный политический демарш, “предпринятый лицами, имеющими гражданство другого государства”. Партия социалистов осудила инициативы, направленные на отмену законов, регламентирующих статус русского языка, пообещала “бороться за сохранение статуса русского языка в Республике Молдова всеми законными методами” и организовала пикетирование здания Конституционного суда. Однако политика уступок была продолжена. В 2017 году по инициативе Демократической партии РМ парламент принял закон “О борьбе с иностранной пропагандой” и новый кодекс для телевидения и радио, запрещающий трансляцию новостных и аналитических программ, произведенных в странах, не ратифицировавших Европейскую конвенцию о трансграничном телевещании. В их число входит и Россия, поэтому, Закон превратился в закон о борьбе с “российской пропагандой”. В июле 2019 года парламентское большинство, сформированное социалистами, утвердило новый кодекс теле- и радиовещания, который оставил запрет в силе.

Курс унионистов противоречит общественным запросам. По данным опроса, проведенного в мае 2020 года службой “Барометр общественного мнения”, более половины населения Молдовы выступает за придание русскому языку статуса второго государственного языка, а около трети постоянно использует его в обиходе. Учитывая позицию большинства избирателей, перед началом выборной кампании президент Игорь Додон заявлял, что хочет принять новый закон о функционировании языков, вернуть в республику некоторые российские телеканалы и восстановить в общеобразовательных учебных заведениях преподавание русского языка. Майя Санду, победившая на президентских выборах, пообещала построить общество, “в котором граждане всех этнических групп будут чувствовать себя в безопасности, в которой их права, включая право на использование родного языка, будут надежно защищены, а компетентные люди будут занимать ключевые должности вне зависимости от их этнического происхождения”.

В ходе предстоящих парламентских выборов Партия социалистов намерена повторить прием ПКРМ 2001 года. Однако законопроект от 23 ноября неприемлем уже потому, что представляет собой попытку заменить конституционный закон “О функционировании языков…” 1989 года законом органическим, который можно изменить или отменить простым большинством голосов. Вместо 32 статей Закона 1989 года законопроект, предложенный социалистами, содержит всего 8 статей, в основном, декларативного свойства. Корректировки статей 7 и 9 Закона 1989 года его авторы не предусматривают. И речи нет о предоставлении русскому языку статуса второго государственного языка РМ или хотя бы статуса языка официального.

Принятие Законопроекта “О статусе русского языка на территории Республики Молдова” в представленном виде не позволит обезвредить законодательный динамит, заложенный под молдавскую государственность в 1989 году. Государственно-ориентированным силам можно рекомендовать добиться принятия закона о государственном статусе русского языка в Республике Молдова и о делопроизводстве на молдавском или русском – по решениям местных властей.

Специально для kommersantinfo.com 

Метки: