Поиск..

Важно

Тридцать лет Республике Молдова!

.

Страна широко отмечает свой главный праздник — День независимости, отражающий стремление молдавского народа к единству и суверенности. Поздравляем соотечественников с днем ​​рождения нашего государства и искренне надеемся на успех совместных действий!

Какой видят Молдову граждане сегодня? Что думают о её перспективах?

 

Руслан ШЕВЧЕНКО – политический аналитик, доктор истории

 – 27 августа 2021 года мы празднуем 30-летие очередного этапа независимости нашей страны. За это время Молдова прошла путь от советской республики к признанному всей планетой государству, которое декларирует своей целью евроинтеграцию и вступление в ЕС. Определенные подвижки в этом плане были сделаны. Молдова подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, добилась безвизового проезда в страны Евросоюза, обладает также Индивидуальным планом по сотрудничеству с НАТО. Наша страна стала членом множества международных организаций, и основная часть молдавского законодательства давно уже вполне соответствует европейским требованиям. Однако одна из ключевых (наряду с восстановлением территориальной целостности Молдовы) задач – борьба с коррупцией, нанашизмом, выдвижением на ключевые посты по родственному или в лучшем случае приятельскому, а не профессиональному признаку – за все 30 лет не сдвинулась с места ни на шаг, скорее наоборот.

Если кадры времен М.Снегура еще обладали в большинстве своем профессиональной подготовкой (тогда в стране были специалисты с большим опытом работы в госаппарате) и в сравнении с последующими управленцами воровали мало (хотя катастрофический обвал экономики, последствия которого не преодолены до сих пор, произошел именно при нем), то позже ситуация стала быстро меняться к худшему. Преемник Снегура Лучинский тоже располагал значительным количеством опытных специалистов, но среди них, по примеру команды самого президента и его родни, уже стал закрепляться вирус коррупции и презрения к рядовым согражданам. Выражение «Молдова – страна, в которой живут 4 миллиона рабов» взято именно из тех времен и принадлежит, как тогда писали, сыну Петра Лучинского.

При третьем президенте В.Воронине с кадрами стало ощутимо хуже. Сказывался развернувшийся массовый отъезд наших сограждан за рубеж. Воронину пришлось прилагать усилия, чтобы сколотить более-менее подготовленную и опытную команду для управления страной. Но, впрочем, после 2004-2005 годов, убедившись, что народ его поддерживает, он стал отказываться от прежнего, правильного по существу, подбора кадров, основанного на достигнутых результатах и опыте работы в госаппарате. А ведь это – ключевое требование для любого управленца, так как работа в госаппарате не только позволяет знать все кадры отрасли, но и дает знания, как решить множество сложных практических вопросов. Началось выдвижение кадров, многие из которых не работали в госаппарате, но имели опыт деятельности в разных фирмах и сумели там чем-то угодить Воронину и Ко.

После В.Воронина, при В.Филате и его соратниках (С.Урекяне, М.Гимпу, М.Лупу) подбор кадров стал на порядок хуже. Еще работали на министерских постах люди, имевшие немалый профессиональный опыт, но начала приходить на их места новая поросль – работники различных фирм и НПО, умевшие в основном писать отчеты и доклады, выступать с трибун и вымаливать гранты, но не имевшие навыков управленческой работы. Именно в это время был украден миллиард, и сделано все, чтобы наши сограждане никогда не узнали конкретных имен воров – чтобы не пришлось менять всю верхушку власти в стране.

Следующий этап – правление ДПМ. Эта партия отличалась от всех остальных. На протяжении двух десятилетий существования она кропотливо растила и выдвигала свои кадры на ответственные посты всех уровней управления. Потому к моменту прихода к власти располагала подготовленным составом управленцев, тут же взятых фактическим правителем страны В.Плахотнюком под строжайший надзор. В эти годы удалось относительно стабилизировать ситуацию в экономике после кражи миллиарда, но каких-то реальных, прорывных шагов в развитии государства и его приближении к европейским требованиям сделано не было. Как при всех предыдущих правлениях, власти только имитировали реформу юстиции, понимаемой руководителями Молдовы последних 30 лет, как дубинка в борьбе с оппонентами.

После короткого и невыразительного премьерства М.Санду, уже тогда, впервые в истории Молдовы, отметившегося выдвижением на министерские посты значительного числа бывших и нынешних НПО-шников, новая власть И.Додона и его премьера И.Кику постаралась вернуть в правительство кадры воронинской поры, худо-бедно располагавшие определенным опытом административной работы. Однако эта команда уже «морально разложилась», привыкнув к кредитам и грантам со стороны и не стремясь к развитию экономики, исходя из собственных ресурсов. А так как Запад отказывался предоставлять финансовую помощь пророссийской ПСРМ, фактически стоящей у власти, страна не развивалась, и на этот год пришлось великое множество пустых, невыполненных, обещаний И.Додона либо откровенного обмана потенциальных избирателей, вроде оставшейся на словах двукратной 5%-ной индексации пенсий.

ПДС, пришедшая к власти по итогам парламентских выборов 11 июля 2021 года, фактическим лидером которой остается президент М.Санду, сделала еще большую ставку на выдвиженцев НПО, что показали первые недели ее правления, начиная с 5 августа, когда правительство Н.Гаврилицы получило вотум доверия парламентского большинства. Люди, работавшие в госаппарате, оказались здесь в меньшинстве. Это – колоссальный минус новой команды, и он усугубляется все более открытым, бросающимся в глаза откровенным непотизмом при выдвижении кадров второго плана. Пресс-секретарем правительства стала двоюродная сестра президента – А.Табурчану. Начальником кабинета Председателя Парламента РМ И.Гросу – другая кузина М.Санду, Т.Батин. Немало родственников известных представителей новой команды попали на ключевые посты в госаппарате. Так, бывшая теща депутата от ПДС Д.Алайбы, Ж.Костаке, стала госсекретарем в МВД. К.Мустяцэ, подруга депутата от ПДС Е.Синкевича, руководителя молодежной организации партии, устроена в МИД Молдовы и так далее. Все это – на фоне клятвенных уверений М.Санду (на протяжении ряда лет перед выборами этого года) о том, что коррупции и родственным и клановым связям не будет места при ее правлении. Более того, ни М.Санду, ни ее двоюродная сестра А.Табурчану не видят ничего плохого в том, что пресс-секретарь правительства – кузина главы государства. Расчет самой М.Санду при этом очевиден: премьера Н.Гаврилицу и председателя парламента И.Гросу кто-то должен постоянно контролировать и сообщать ей обо всех их делах, не то еще могут начать играть в собственную игру. А кто, кроме родственников, может быть в такой стране, как Молдова, неусыпным оком президента за спиной глав парламента и правительства? Вот и приходится плевать на собственные обещания и заверения и выдвигать родню, дискредитируя при этом все свое правление. Конечно, самим Гаврилице и Гросу едва ли по душе тот факт, что за ними будут постоянно следить и всё докладывать главе государства, но выхода у них нет. Естественно, что рассуждать после такого об эффективной борьбе с коррупцией и непотизмом не только глупо, но и смешно.

Не менее позорным и провальным, даже с точки зрения НПО, оказались инициированные ПДС и ее креатурой,  министром С.Литвиненко, реформы юстиции. Попытавшись снять додоновского прокурора А.Стояногло (надо сказать – абсолютно справедливо, ибо он яростно покрывал Додона и своего приятеля В.Платона, при этом не решившись трогать М.Санду и Ко),  они тут же столкнулись с обвинениями НПО в непрозрачности своих действий. Санду и Литвиненко пришлось отсрочить принятие закона, упрощающего увольнение Генпрокурора, весьма неохотно провести публичные слушания, на которых представители тех же НПО высказали им массу замечаний и обвинений в стремлении подмять под себя судебно-правовую систему, а затем все-таки принять, вызвавший дикую истерику ПСРМ и ПКРМ (видимо, есть, чего бояться) закон. Другим шагом властей, вызвавшим недовольство НПО, стало намерение того же С.Литвиненко уволить директора НЦБК Р.Флочу, и впредь назначать на должность не по конкурсу, а исходя из личных его предпочтений. Это тоже грубое нарушение всех возможных демократических положений и свидетельствует о процессе становления авторитарного, попирающего демократические нормы, политического режима.

Еще больший скандал разразился после угроз министра здравоохранения А.Немеренко, потребовавшей от всех работников сферы образования в течение месяца привиться от коронавируса, а не желающих – оплачивать по 800 леев за тестирование на COVID. Это спровоцировало не только уход из школ многих преподавателей, не желающих мириться с произволом, но и протесты обычно бесхребетных профильных республиканских профсоюзов, недовольных диктатом новой власти. Несмотря на то, что премьер Гаврилица и сама Немеренко стоят на том, что решение не будет пересмотрено (разве что, стоимость теста возможно снизится до 300 леев), для власти опять прозвучал тревожный звонок: многие представители НПО выразили протест против грубого давления на педагогов.

Между тем, власть ПДС и М.Санду по своей прочности – далеко не режим В.Плахотнюка, который мог себе позволить не считаться не только с оппозицией, но и европейскими структурами и даже перечить в определенных вопросах США. Кредит доверия новой власти, который сегодня пока ещё большой, стал постепенно растрачиваться, что НПО, тесно связанные с Западом, начали подтверждать. Причем ПДС словно сама способствует этому губительному для себя процессу. Тому пример – освобождение из тюрьмы еще недавно одного из главных оппонентов блока ACUM, экс-министра обороны и бывшего начальника Генинспектората полиции полковника А.Пынзаря. Казалось бы, этот деятель, занимавший видные посты при В.Плахотнюке, должен стать предметом особого внимания ПДС и его делом должны были заниматься в режиме нон-стоп, чтобы доказать все те обвинения, которые ему ранее выдвигались. Но вместо этого, как и при прежних властях, режим ПДС пошел на перевод Пынзаря под домашний арест. Так поступали при Филате, Плахотнюке и Додоне. Но так не могла поступить ПДС, намеренная реально бороться с коррупцией. Тем не менее, она это сделала – звоночек о том, что новая власть быстро перенимает практику и методы управления прежних режимов, чаще всего не внося в них ничего нового. Скорее всего, так же новая власть поступит и с другими коррупционерами прежних режимов. Так что, если даже арест таких деятелей, как Воронин, Гречаная и Додон (о котором говорил как о требовании М.Санду пока еще действующий Генпрокурор А.Стояногло) и произойдет, едва ли упомянутым лицам сложно будет выйти «под домашний арест», а затем под благовидным предлогом вовсе исчезнуть из страны по примеру Платона.

Все это – ещё одно свидетельство того, о чем мы не раз говорили и писали в прежние годы: ПДС – никакая не «новая», «очищенная от наслоений прошлого» партия,  готовая реально бороться с коррупцией. Это такая же, как и все прочие до нее, типичная молдавская клановая и нанашистская партия, цель которой – занятие мест у кормушки и рассаживание своих людей на теплые места. Этому есть прямые подтверждения: премьер Н.Гаврилица откровенно заявила, что стремится к выдвижению на ключевые посты сторонников своей партии, так как у них одинаковое видение проблем, обещанное избирателям. Разумеется, при таком подходе к подбору кадров профессионализм и опыт всегда будут на последнем месте. А это – гарантия, что в течение ближайшего года-двух, если не быстрее, ПДС превратится в обычную молдавскую системную партию, начавшую вырождаться и деградировать от внезапно привалившей огромной власти, с которой она не будет знать, что делать.

Эффективность от такой власти тоже будет близка к нулю, и мало кто, кроме приближенных к ней, почувствует «хорошие времена». Ибо слова той же Н.Гаврилицы не оставляют сомнений – повышение пенсий и пособий будет далеко не для всех пенсионеров при обещанном ею стремительном росте цен, который якобы является реальным двигателем экономики, согласно этому ущербному и губительному для авторитета данной партии подходу.

Безусловно, какое-то время эту власть еще будут поддерживать крупные финансовые вливания стран Запада, уже обещанные ЕС и МВФ. Но они даются для развития, стимулирования экономики. Между тем, НПО-шники, пришедшие к власти, захотят и дальше получать те же зарплаты и финансовую поддержку, какие были у них во время работы в НПО. Поэтому можно не сомневаться, что данные вливания пойдут в подавляющем большинстве не на укрепление экономики, а в карман представителей правящего клана. И они в ближайшие годы так же купят себе новые виллы и самые современные автомобили.

На страну опустилась тень очередного кланового режима, который, не обладая необходимыми познаниями в управлении государством, своими руками будет рубить сук, на котором сидит. Последствия катастрофического курса начнут проявляться уже к началу будущего года, когда станут видны его первые плоды. Ждать осталось недолго.

Как бы там ни было, власти приходят и уходят. Сменяются президенты и премьеры, министры и примары. А Молдавское государство, народ молдавский столетиями был, есть и будет. И это именно его праздник – 30-летие провозглашения независимости страны. Мы убеждены в том, что Республика Молдова сумеет преодолеть невзгоды последних десятилетий и со временем влиться в большую семью европейских народов. С праздником, Родина! С праздником, Молдова!

Виктор Жосуполитолог, экс депутат Парламента РМ

– Исполнилось 30 лет со дня провозглашения независимости Республики Молдова. В связи с юбилеем власти решили провести парад и праздничные мероприятия, подготовили торжественные речи. Все это, наверное, в порядке вещей, хотя мне лично хотелось бы от них, как и в целом от молдавского политического класса, несколько иного подхода к этой дате. Но прежде, чем сказать о самом подходе, хочется поделиться некоторыми мыслями.

Неоднократно приходилось слышать и в Кишиневе, и в Москве, и, понятное дело, в Бухаресте от людей, имеющих отношение к политике, констатацию, что у молдаван не получилось. Не получилось создать функциональное демократическое правовое государство, где все граждане были бы равны перед законом. Не получилось создать такую национальную экономику, которая обеспечивала бы население стабильной работой и достойными зарплатами, а за счет экономического развития гарантировала бы рост поступлений в бюджет, чтобы можно было решать социальные проблемы.

Более того, не только не получилось создать что-то новое, способное придавать стране импульсы для развития – не получилось сохранить старое. Полученное в наследство от Советской Молдавии богатство, созданное трудом нескольких поколений предшественников, было либо проедено, либо расхищено и бездарно разбазарено. Промышленный сектор, говоря военным языком, понес тяжелые, невосполнимые утраты. Что касается агросектора, здесь наиболее очевидным итогом независимости стало постепенное исчезновение молдавского села. И лично для меня это – одна из самых грустных констатаций, ведь именно село на протяжении веков было традиционной средой воспроизводства молдаван как этноса. Что происходит сегодня? Перебираясь жить в город, молдаване «эмансипируются», тут им объясняют, что они уже как бы даже не молдаване, а скорее румыны (разумеется, грани в этом вопросе подчас очень тонкие, проблема деликатная и спорная, кто-то вообще не видит разницы; тем не менее на уровне самоощущений этот этнический сдвиг у многих в сознании происходит). Вот и выходит, что Молдова получила независимость, а молдавский этнос не сохранила. И процесс этот, насколько я могу судить, необратим.

Наконец, не получилось придумать для независимой Молдовы то, что называют национальной идеей, придать существованию нового государства некие позитивные смыслы – такие, которые убеждали бы его граждан в том, что у страны, в которой они родились и живут, есть перспектива развития. Перспектива, ради которой стоит жить в Молдове, а не куда-то уезжать. Может, для людей моей возрастной группы этот, касающийся будущего, аспект и не столь принципиален, но он имеет значение для молодежи. Проблема будущего волнует практически каждого молодого человека, а означенный смысловой вакуум подспудно подталкивает многих представителей молодого поколения на отъезд из Молдовы.

Поскольку все вышеперечисленные констатации слишком очевидны, у меня в последние годы даже не возникало желания спорить с теми, кто их озвучивал. Однако при этом, вопреки всем очевидностям Республика Молдова продолжает существовать. В ней регулярно происходят выборы, меняются поколения политиков, во власть приходят новые люди. А еще параллельно тому, что происходит в политике, и к чему в основном и приковано внимание публики, существует огромный пласт жизни большого числа людей, которые олицетворяют то, что я называю трудовой Молдовой. Каждое утро сотни тысяч наших граждан, остающихся на родине, отправляются на свои рабочие места, продолжают функционировать сохранившиеся предприятия, ежегодно благодаря труду земледельцев дает урожай молдавский чернозем.

Страна живет своей жизнью, причем живет стараниями и усилиями именно этих работающих и далеких от политики людей. Больше скажу, парадокс заключается в том, что эта настоящая жизнь, которой продолжает жить Молдова, протекает вопреки, вразрез со всем тем, чем минувшие 30 лет занимались и сегодня занимаются люди, вовлеченные в политику.

И вот вопрос, который мне уже много лет не дает покоя, и который вновь возник в связи с грядущим юбилеем: можно ли сделать так, чтобы политическая активность в Республике Молдова протекала не параллельно, не в отрыве и не вопреки жизни страны, а в ее интересах? Я убежден, что это возможно, но тогда люди, занимающиеся политикой, должны изменить свой подход в первую очередь к самой политике. И дело тут не в поиске привлекательных лозунгов, за 30 лет мы каких только не наслышались – проблема молдавских политиков заключается в отсутствии у них желания и способности реалистично оценивать происходящее и руководствоваться интересами упомянутой трудовой Молдовы. Не морочить себе и окружающим головы мифическими интеграциями, высосанными из пальца «стратегиями», ориентацией на западных или восточных «партнеров», не играть в политику и не устраивать политический театр, а понимать реальные проблемы, с которыми сталкивается страна, и по возможности эти проблемы решать. Другими словами, спуститься со своего политического Олимпа на многострадальную молдавскую землю и начать, наконец, вести себя адекватно постоянно меняющейся ситуации.

Если бы возобладал этот реалистичный подход, тогда и 30-летний юбилей независимости стал бы поводом не для того, чтобы трубить в фанфары и бить в барабаны, а побудительным мотивом для проведения серьезной и вдумчивой работы над ошибками – их за минувший период было совершено немало. Без нее не  понять, почему у молдаван не получилось. А без понимания этого невозможен и разворот молдавской политики лицом к людям.

Надежда, как известно, умирает последней. Я все еще надеюсь, что когда-нибудь к власти в Республике Молдова придут адекватные политики, способные критически оценивать самих себя, трезво анализировать процессы, происходящие за стенами парламента и правительства, и принимать разумные решения. Политики, которые проведут давно назревшую работу над ошибками и извлекут необходимые уроки из прошлого.

 

Специально для kommersantinfo.com

 

 

 

 

 

Метки:
Предыдущая статья
Следующая статья