Поиск..

Перспектива

Лев Вершинин: «Любой исход выборов в Республике Молдова не изменит её общего курса на Запад»

.

Политический консультант Лев Вершинин всегда желанный гость на нашем портале, и сейчас, когда весь мир, не исключая и нашу тихую, мило провинциальную Молдову, бурлит, давая основания предполагать неизбежность некоторых серьезных перемен, мы рады возможности вновь поговорить с человеком, умеющим четко отвечать на прямые вопросы.

– Господин Вершинин, всего несколько дней назад состоялась онлайн-дискуссия по вопросам мировой политической конъюнктуры, инициированная одним из подразделений известной корпорации RAND. Насколько нам известно, Вы были одним из приглашенных «официальных оппонентов» и, как пишут нам коллеги из Бухареста, поставили устроителей в неловкое положение. Не расскажете ли подробнее?

 – К сожалению, не вправе. Все материалы дискуссии являются интеллектуальной собственностью устроителей, стало быть, оглашать что бы то ни было я не вправе, но мне приятно, что некоторые мои тезисы, действительно, остались без ответа, потому что опровергать их, не ставя себя в смешное положение, было сложновато.

Понимаю. Давайте иначе. Программа дискуссии – не секрет, её устроители рассылали официально. Вот, исходя из этой программы, и поговорим. Первый вопрос: Балканы (как «Малые», так и «Большие», включающие Молдову и Румынию), располагаясь на стыке Европы, Азии и Африки, традиционно считаются «пороховым погребом Европы». Как Вы оцениваете текущую обстановку в этом регионе?

– Оснований для тревоги нет. В целом, на Балканах сейчас стабильно. В ходе своих достаточно успешных внешнеполитических отработок, администрация Трампа сумела добиться не только резкого прорыва на Ближнем Востоке, что само по себе равно фантастике, но и на Балканах. Официальный Белград, всё-таки, «прогнулся» под американским давлением. Что интересно – именно под американским, Европа  оказалась в проигрыше. Трамп фактически дал старт переговорам с Приштиной о грядущей независимости Косово. Пока ничего не признано, но лиха беда начало.

Что интересно: Западу, в целом, было крайне необходимо, чтобы переговоры с Приштиной начал именно Александр Вучич –  представитель самой, насколько это возможно, патриотической части сербского населения. Почему? Потому что любой прозападный деятель, сделай он это, среди населения сразу получил бы очередное неприятие. Повторяется история, как когда-то в своё время, после Тадича позволили пройти как бы патриоту Николичу, и именно он сделал то, что никакой прозападный лидер сделать бы не смог. А поскольку он считался патриотом, то после этого общество было изрядно дезорганизовано и дезориентировано. Разница между ними в том, что Вучич – безусловный патриот, настоящий патриот, но «выломали» руки и ему. На Балканах сегодня, я бы сказал, это, пожалуй, самая главная тема.

Вторая тема – та, что в Черногории покачнулся «вечный» режим Мило Джукановича. Правда, покачнувшие его  патриотические силы связаны условиями игры и на рожон ради «чистой идеи» не лезут. Они в какой-то степени ограничат безоглядное антисербское западничество «короля контрабанды», который доминировал почти 30 лет, но уже заявили о том, что западном курсу нет альтернативы. А что поделаешь, маленькая страна, которая связана по рукам и ногам.

В целом, на Балканах идет наращивание американского влияния, в ущерб германскому. Это – второй этап американской стратагемы: этап первый – вытеснение с Балкан Российской Федерации – уже  завершен.

– Вы оцениваете действия американцев, как «фантастические», почему?

– Потому что то, что сделал Трамп на Ближнем Востоке, доведя до реализации один из главных пунктов своей «внешней стратегии» – это прорыв совершенно исключительной важности.

– Почему ему удалось то, что до него не удавалось никому? Как Вы думаете, какие методы убеждения он использовал?

– И не просто никому. Даже «процесс Осло» меркнет, в сравнении с нынешним развитием сюжета. Дело в том, что демократические правительства США откровенно играли против Израиля, а республиканские – перед Трампом, как известно, были отец и сын Буши –  сочувствуя Израилю, по необходимости вынуждены были играть в обе стороны. И только в каденцию Трампа  сложилась принципиально иная ситуация.

В частности, резко обострились  противоречия арабских монархий с Ираном, который куда опаснее соседним монархиям, нежели Израилю, и в этой ситуации они, наконец, начали проявлять прагматизм, на чем и сыграл Трамп, сумевший убедить в целесообразности улучшения отношений с Иерусалимом не только «прагматиков» вроде Эмиратов или Омана, но и саудовцев. Они тоже  прагматичны, но, будучи «хранителями святынь», вынуждены исходить из, так сказать, «идеалистических» соображений. Во всяком случае, в смысле публичных заявлений.

В этой связи очень интересен «бахрейнский» сюжет. Там династия, как известно, суннитская, а население, в основном, шиитское и склонно симпатизировать Ирану. Поддерживают династию, вы знаете, Саудовская Аравия и американцы. И, в этом смысле, тот факт, что король и королевское правительство Бахрейна решили нанести такую пощёчину могучему Ирану, означает, что они получили полнейшие гарантии. Итог: Эмираты и Бахрейн уже устанавливают дипломатические отношения с Израилем, Оман выводит ранее «скрытые» контакты  в открытую фазу, Марокко с наслаждением собирается их восстанавливать, и даже Саудовская Аравия очень сильно смягчает свою позицию.

Для Ближнего Востока – это реально нечто, еще вчера казавшееся невозможным. Как Трамп такого добился – можно понимать, можно не понимать, но это действительно фантастический успех, первый такого рода потрясающий успех! Ну и на фоне этого, конечно, то, что именно Трамп надломил неустойчивость Белграда в отношении Косово – тоже серьёзный внешнеполитический успех.

– Все эти усилия предприняты им для выхода на второй срок? Или Трамп мыслит глобальными категориями, и в данном случае совсем не победа на выборах для него первостепенна?

 – Естественно, важнее всего для Трампа победа на выборах. Сейчас. Но сделанное им – есть итог кропотливой четырехлетней работы, не подогнанной «под выборы». Трамп – государственник и очень успешный президент. Своего рода, отголосок 20 века, когда политика была политикой, лидеры были лидерами, а не виртуальной картинкой. Тогда реальность была истинной реальностью. Трамп, как и Лукашенко, кстати, отголосок того, старого времени.

Поясняю. Сейчас демократы всё сводят к внутренней политике, картинке, создают конфликты на ровном месте. И их можно понять. Трамп – человек не из «традиционного истеблишмента» – показывает себя, как достойный государственный деятель, и не только на внешней арене, но и внутри страны, где он выполнил свое обещание – дал очень многим людям работу. Он занимается, извините меня, не никчёмными играми, а ставит перед собой задачи, сложнейшие, но необходимые к решению и – решает их.

– Лев, давайте обратимся к влиянию на события в зоне Больших Балкан, куда входят Румыния, Республика Молдова, и, соответственно, Приднестровье. В Молдове сходятся интересы России, Евросоюза и США. А на событиях в Белоруссии, несмотря на состоявшуюся инаугурацию Лукашенко, окончательно точка, все же, не поставлена, может ли в этой связи наш регион стать очагом напряженности?

– Ответ – нет, не может. У Молдовы нет для этого потенциала, и регион не тот, чтобы стать очагом такой серьёзной напряженности. Кстати, Белоруссия могла бы, но финал событий там уже определён, можете эту тему закрывать. Истерика ещё будет, гадить будут, но финал вполне предопределен. Батька устоял, и это, кстати сказать, тоже чуду подобно, поскольку – и я, честно говоря, потрясён одним единственным фактом –под таким диким давлением, открытым уличным и скрытым кулуарным, его не предали, система не посыпалась. Это говорит только о том, что система действительно настоящая. Что, если у людей нет счетов в западных банках и недвижимости за рубежом, а есть элементарное человеческое достоинство, понимание государственного интереса  и ответственность перед населением, эту систему невозможно сломать.

– Получается, что система живёт сама по себе, а люди – сами по себе, в параллельной реальности. Ведь народные массы уже второй месяц продолжают выходить на протесты, проявляя несогласие с действующей системой.

– Какие народные массы? Откуда? Эти протестующие массы – абсолютное меньшинство народа, крикливые столичные буржуа, которые объективно даже не могут объяснить, чего они хотят, хайпующая молодежь и, прямо скажем, фанатичные наци. Большинства за ними нет, и это понятно: в Белоруссии всё в порядке с медициной, с пенсионным обеспечением, с квартплатой, с работой. Просто нормальные люди не склонны выходить на улицы, они полагаются на избранную ими власть и уверены, что она их защитит, а не бросит, как Янукович украинцев.

– Согласна, они действительно не формулируют ни одной, социальной либо экономической, претензии, кроме той, что Лукашенко им просто надоел.

– Всё! Всё! И за кого они выступают? За кучку жуликов, формально возглавляемую домохозяйкой. Понимаете, совершенно же видно, когда толпы ходят по улицам, что даже маршруты им определяют из Варшавы. И что домохозяйка озвучивает тексты, которые  ей пишут хозяева, тоже видно без микроскопа. Поэтому, говорить тут о митингующих, как о народе – категорически нельзя. Просто по той причине, что они не знают, ради чего и за что они объективно выступают. За разрушение своей страны?

– По-Вашему, важнее сохранить систему, которую в Белоруссии олицетворяет Лукашенко? Его инаугурация состоялась, правда, с признанием легитимности которой есть большие проблемы. Как вы считаете, декларация Российской Федерации об оказании помощи, если она будет необходима, сыграла в этом свою роль?

– Я не вижу никаких проблем с легитимностью. Вообще. Выборы состоялись, ЦИК подвел итоги, инаугурация проведена по всем правилам, в полном соответствии с Конституцией, а протест обиженного, управляемого извне меньшинства – это ничто. Как и «непризнание» со стороны государств, на которых официальный Минск, имея признание Пекина, Москвы, Стамбула и множества других стран, в которых заинтересован, может не обращать внимания. И тут, безусловно, очень важную роль играет фактор Личности.

– Поясните, пожалуйста.

– Легко. Чтобы вашему читателю было сразу понятно, приведу пример из истории Молдовы. Штефан чел Маре (абсолютно объективно) был великий государственный деятель. Полководец, дипломат, администратор, политик высшего уровня. Но, при этом, он возглавлял не Францию или Германию, а маленькую Молдову. Он мог выиграть битву с турками при Васлуе, войну с венграми, войну с поляками, но мог ли он бесконечно воевать со всеми? – Нет, не мог. Поэтому, вынужден был входить в чью-то сферу влияния, и наиболее выгодным вариантом была Порта. В то же время, сам масштаб его Личности, признаваемой всеми, пока он был жив, гарантировал княжеству суверенитет и уважение. Да, в принципе, и не только он. История Молдовы полна величайших деятелей, которых сдерживала реальная ограниченность ресурсов. Хотя бы, тот же Михай Храбрый…

Точно так же Лукашенко. Он – лидер колоссального масштаба, но волею судьбы возглавляет небольшую и небогатую страну. И не устраивает при этом всех, включая Москву. Как ни странно. Хотя что тут странного –слишком нехороший пример. Ему удалось сохранить, в социальном смысле, наследие Советского Союза. Он создал государство, в котором нет погони за прибылью, а есть стремление к самоокупаемости. В котором нет безработицы, в котором бедно, но это – советская бедность, когда гарантировано всё, что нужно! Когда старики присмотрены, и неимущих, нуждающихся – нет! Понимаете?

И в этом смысле я рад, что в Москве (по ряду причин, в частности, в связи с очень четкой позицией Пекина) возобладала политическая тенденция государственного интереса, а не интереса Газпрома и Уралхима, которые были готовы делить Белоруссию с Западом. И да: та позиция, которую, все-таки, заняла Российская Федерация, безусловно, сыграла очень значительную роль. Без этого, учитывая,  что Китай далеко, Батька бы не устоял.

Позволю себе повторить: тот факт, что в Москве государственная тенденция – редкий случай – возобладала над корпоративной, выглядит очень позитивно. Ну и давайте, зафиксировав, что на сегодняшний день белорусский «Козельск» устоял, эту тему закроем. А вот насчет Молдовы… Тут все только начинается.

– Вы говорите об избирательной кампании или о результатах выборов президента РМ и возможных последствиях?

– Думаю, в любом случае. Хотя такой турбулентности, как в Белоруссии, конечно, не жду. В вашей стране нет такой остроты, события в Кишиневе не так принципиальны.

Почему тот же Лукашенко до такой степени всех не устраивает? Да потому, что Западу не нравятся его крепнущие связи с Китаем, намеренным сделать Белоруссию «китайской витриной» для Европы. Плюс потому, что «съесть» Белоруссию – означает замкнуть «санитарный кордон» вокруг Российской Федерации, заодно, расширив список стран, готовых стать «мясом» открытого конфликта, если Запад решит воевать. А про «московских недругов» уже сказал, но могу и повторить: российских политиков не устраивает пример эффективного социального государства, российские же монополии, как Газпром и Уралхим, хотят расширяться и сделать это могут только за счёт Белоруссии. Хотя и Запад в этом смысле не отличается: тот же БелАз  – единственный в мире серьезный конкурент Ка́терпиллара . Уничтожение БелАза или его покупка делают Ка́терпиллар монополистом на рынке карьерных самосвалов. А это, совсем чуть-чуть, три миллиона долларов – каждый самосвал.

Ну, а Молдова, сами понимаете, иное дело. Она ничего не нарушает на глобальном уровне, любой исход выборов в ней не изменит её общего курса на запад, с аккуратненьким подмахиванием в сторону Москвы, на предмет заработать денежек немножко. Значит ли это, что саму Молдову до выборов и после не ждёт некая турбулентность? Нет, конечно, не значит.

На уровне Молдовы и примыкающих к ней стран, естественно, есть свои противоречия. Домнул Плахотнюк ничего не забыл и ничего не простил, это Вам известно лучше, чем мне. Проплачены, это уже тоже не секрет, определенные деньги польскому центру, специалистам по психологической информационной войне. Естественно, Молдову будут так или иначе качать, но это будет сугубо молдавский вопрос, мало кого из «взрослых» интересующий. В самом крайнем случае – это какие-то беспорядки, но белорусского варианта, безусловно, не будет.

– Что будет с ранее заявленным Додоном пророссийским курсом?

– В нескольких интервью на Вашем портале (да и на профильных семинарах) я уже высказывал своё мнение насчёт так называемого пророссийского курса. На мой взгляд, у г-на Додона нет прозападного курса и нет пророссийского. Уже нет и проплахотнюковского, а один только прододоновский. Единственное, что хочет, способен и, по мере возможного, будет делать г-н Додон – оставаться в седле, маневрируя между большими силами, и желательно, наращивая объем своих полномочий. А его традиционное виляние имеет только одно наполнение – постоянный уход на запад, с постоянным подсасыванием ресурсов у России. Всё!

– Электорат сейчас в растерянности, русскокультурная его часть хватается за Додона, как за соломинку, в надежде, что…

– Ольга, в этом и хитрость постсоветских демократий. Вам говорят: «Пожалуйста, выбирай, но, пожалуйста, выбирай из тех, кого мы тебе предложим. И никак иначе». Люди на Украине, спасаясь от Порошенко, который не просто надоел, а творил зло, воровал, продавал национальные интересы – проголосовали за Зеленского. Были предложены Порошенко, Тимошенко, Зеленский. На этом фоне новый человек смотрелся надеждой. Нате, получите! Казалось бы, артист, приличный парень из хорошей семьи, глазки честные, говорит красиво, но что они получили с Зеленским?

Точно так же тут. Смотрите, Вы – политический журналист, хорошо знаете свою кухню. Попробуйте представить себе: в Молдове появится харизматичный политик с хорошей финансовой и народной поддержкой, который реально заявит о том, что у него курс чётко пророссийский. На каком этапе его зарежут?

– Скорее всего, далеко он не уйдет, прецеденты были.

– Вот! При всех плюсах. Так что, Додон – максимум дозволенного. Он, безусловно, обманка, но если не Додон, то кто? Он, по крайней мере, будет вилять, он не побежит на Запад, а будет отползать к Западу потихоньку. То есть, ровно то, что нужно вашему истеблишменту. «Социально близкий», в смысле стратегической ориентации на Запад, но при этом способный, если с деньгами трудно, ехать (поскольку Запад хрен подаст) туда, где денег дадут просто за то, что целый президент целой Молдовы приехал показать уважение.

Впрочем, будем объективны. Да, нельзя сказать, что г-н Додон кристально бескорыстен, тем паче, нельзя сказать, что он – человек возвышенных принципов, но, в конце концов, кто после Штефана чел Маре был в Молдове идеален? Так что, остановимся на том, что г-н Додон – политик, причём, молдавский политик. Если  уж продолжать исторические аналогии, я бы сравнил его с Василием Лупу, а это, все-таки, не самое дно. Далеко не самое. На общем фоне. По крайней мере, с амбициями и не до такой степени на ниточках, как прочие.

– Обретёт ли Молдова целостность, или косовский сценарий может случиться?

– Я думаю, что в ближайшие годы будет бултыхание на том самом месте, что и есть. На мой взгляд, единственное решение вашего вопроса – конфедерация, по примеру Боснии и Герцеговины. Подчёркиваю – на мой взгляд. Понимаете, Ольга, Молдова достаточно маленькая и не злобная. Если не брать в расчёт тех, особо одарённых, что были при Снегуре, вашему народу, в целом, делить нечего. Вы это прекрасно понимаете, и все это прекрасно понимают. Есть два берега, на обоих люди хотят жить хорошо, желательно – зажиточно, верно? Плюс на левом берегу не хотят, чтобы их «переформатировали», как это происходит на нынешней Украине, хотят уважения к себе, к своей культуре, к своему языку. И, учитывая, что в вашей стране все знают русский язык, а большинство говорит по-молдавски, по-румынски, какие, собственно, проблемы, ну скажите? Ну и, поскольку, в отличие от Киева, ваши политики не вынуждены идти на поводу у наци, созданием конфедерации, типа БиГ (а еще лучше – Бельгии) эти вопросы будут сняты.

Проблема, однако, в том (и мы оба это понимаем), что такие вопросы решаются не в Кишинёве. А коль скоро так, стало быть, всё будет бултыхаться в привычном режиме: полного отделения Приднестровья  не будет, и возвращения его – тоже не будет.

– Некоторые российские эксперты считают, что поглощение Молдовы Румынией будет, а Приднестровье отойдёт к России.

– Я не очень высокого мнения о российских экспертах – имея в виду, естественно, публичных, окормляющих так называемую «широкую публику» – по ряду причин, и то, что Вы сказали, лишь укрепляет меня в этом не очень высоком мнении.

Как они представляют себе «отойдет к России»? В качестве эксклава, зажатого между Румынией, членом НАТО, и марионеточной Украиной? Ага. Одного Калининграда Москве вполне достаточно, чтобы создавать второй, причем, даже без опции создания военной базы уровня калининградской.

И как они представляют себе «поглощение Румынией»? В этом вопросе Кишинев, все же, не лишен права голоса, а можно ли допустить, что уже вполне сформировавшиеся элиты Молдовы согласятся  быть на посылках в Румынии? Даже если кому-то из них достанется статус пожизненного сенатора, что с того? Кресел не хватит на всех. А остальные? Для ваших нынешних министров в Румынии максимум – пост замгубернатора уезда, если не ниже, а в рамках какой-никакой, но независимой Молдовы – они величины.

– То есть, по-Вашему, Молдова сохранит свою государственность.

– Унионисты, думаю, своего не добьются. Еще и потому, что каждый молдаванин, если не умом, так поротой спиной дедушки помнит, как румыны относились к коренному населению Бессарабии. Не по-братски, мягко сказать. Так что, в состав Румынии Молдова не войдет, я уверен. И в этом смысле, кстати, ваш плюс, как ни парадоксально, проистекает из главного вашего минуса – бедности. Молдова так бедна, что в Бухаресте реально, а не на словах, в ней не очень заинтересованы. И скажу больше: ваши элиты все же видят некие границы только из-за бедности. Они порвали все до той черты, за которой рвать уже нечего, и остановились. Так что, будь у вас ресурсов побольше, было бы вам похуже, как снаружи, так и изнутри.

Реально нейтральной РМ станет?

– По своему положению, Молдова вполне могла бы быть государством-площадкой для всяких переговоров, саммитов и, со временем, даже получить какой-то международный авторитет, доступный для такой небольшой страны. Но сейчас – не то время, когда небольшая страна может позволить себе реальный нейтралитет, предполагающий реальную независимость.

Ну и, если уж начистоту, не при нынешних элитах, поскольку над вашими элитами, в лучшем случае, дружески посмеиваются вокруг. Могут уважать кого-то отдельно, но, в целом, ваши элиты всерьёз не воспринимают. У них плохая репутация в Бухаресте, плохая репутация в Москве, даже  в Киеве, где элиты – полный отстой, на кишиневских партнеров смотрят свысока (надо же и киевским хоть на кого-то смотреть свысока). И они на поводке.

Но, опять-таки, как и в случае с г-ном Додоном, будем объективны. Могут ли элиты небольших стран в наше время быть не на поводке? В принципе, пример Белоруссии говорит «да!», но это – исключение, лишь подтверждающее правило. И даже такие персонажи политикума, как, скажем, г-н Канду, у которого и с государственным видением все в порядке, и со стратегией, и даже в смысле морали нормально, не могут играть самостоятельную игру, потому что тоже созданы для определенной роли, и в случае чего – вылетят из обоймы.

В общем, небольшая страна, ну очень небольшая страна, сказать по справедливости, идеально существовавшая в статусе Молдавской ССР и полностью растерявшаяся в статусе независимости.

 

Интервью вела

Ольга Березовская

Специально для kommersantinfo.com

 

Метки: