Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Бухарест и Париж: новый виток военного сотрудничества

.

Бухарест наращивает военное сотрудничество с Парижем для укрепления своих позиций на Чёрном море. Румынское министерство обороны, охарактеризовав обстановку в Черноморском регионе как нестабильную, объявило Россию потенциальной угрозой безопасности стран НАТО. По мнению политического аналитика Владислава Гулевича, внешнеполитическая доктрина Москвы не содержит антирумынских положений, в отличие от доктрины Бухареста, где Россия обозначена как враг №1.

— Румынская геополитика начала ХХ века называла Россию естественным врагом (duşmanul natural) и никогда не стремилась к миру с ней. С мая сего года французские офицеры входят в командование 4-тысячной группировки НАТО в Румынии, из подразделений французских альпийских стрелков, пехотинцев, горной артиллерии и ракетных установок МАМВА состоит группа быстрого реагирования в составе бельгийского батальона на военной базе «Михаил Когэлничану». В мае французы провели учения Scorpion Legacy в 25 км от границы с Украиной и 10 км от границы с Молдавией.

«Это наш сигнал Румынии как стране с сильными профранцузскими симпатиями, у которой довольно сложные отношения с Россией», — говорит научный сотрудник отдела европейской безопасности и обороны Института международных и стратегических отношений (IRIS) Эдуард Симон.

«Это демонстрирует способность и готовность Франции защищать свои интересы и интересы союзников в Европе, поможет укрепить стратегическое партнёрство с Румынией, начатое в 2007 г., особенно в сфере наземной и противовоздушной обороны»,  – говорится на странице посольства Франции в Бухаресте.

В июне министр Вооружённых сил Франции Себастьян Лекорню и министр обороны Румынии Василе Дынку подписали в Констанце соглашение о сотрудничестве в военно-морской сфере. Французский союзник поможет построить четыре корвета современного класса Gowind, модернизировать старые корветы класса Т22 (стоимость сделки €1 млрд.) и предоставит ударные подводные лодки Scorpene.

«Есть много анализов войны. Все они основаны на довольно высоком индексе неопределенности… потому что в России правит авторитаризм… Стратегические сюрпризы могут произойти в любое время», — заявил министр обороны Румынии.

Акцент на военно-морских силах связан с тем, что флот – наименее модернизированный род войск румынских ВС. На восточном фланге НАТО образовался перекос: силовой потенциал альянса на Балтике превышает таковой на Чёрном море. Это ставит под угрозу стратегию альянса по сооружению антироссийского блока государств от Скандинавии до Турции.

Присутствие НАТО в Балтийском море обеспечивают Польша, Германия, Дания и теперь уже Швеция. Присутствие альянса в Черноморском регионе исчерпывается Болгарией и Румынией. Турция отказывается от участия в этой авантюре (для неё важнее Средиземноморье и Ближний Восток), тем самым оголяя самый южный фланг балто-черноморской перемычки. На Румынию, таким образом, ложится двойная нагрузка в рамках стратегии НАТО по сдерживанию России на этом направлении.

Ориентация на Париж – традиционный вектор румынской внешней политики. С момента появления на карте мира в 1878 г. в качестве независимого государства, Румыния, позиционируя себя как «латинский остров» в окружении «славянского моря», в военно-политическом смысле делала ставку на романские страны Европы – Францию, Италию, Испанию, Португалию. С опорой на них Бухарест надеялся войти в большую европейскую политику. С конца 1880-х до 1940 г. румынская армия копировала стратегию и кадровую организацию французских ВС.

Заинтересованность Парижа Румынией обусловливалась её выгодным стратегическим положением. Она расположена на равном расстоянии от крайних географических точек континентальной Европы – в 2800 км от Северного полюса, в 2700 км от мыса Рока на португальском побережье Атлантики, в 2600 км от Уральских гор. Румыния отделяет Балканы от Центрально-Восточной Европы и находится на пересечении ареалов восточнославянского, германского и тюркского влияния. В ХІХ – начале ХХ вв. сближение с Румынией позволяло Парижу нивелировать германское и российское влияние в Восточной Европе.

На Румынию приходится 38% протяжённости Дуная, бывшего некогда самой северной границей Византийской и Османской империи, но никогда – границей для самих румын, проживающих по обоим берегам реки. С геополитической точки зрения это означало, что румын и Румынию можно использовать как плацдарм для распространения западного влияния за Дунай на восток. Современный аналитик Раду Сэгятэ (Radu Săgeată) определяет стратегическую функцию Румынии для НАТО и ЕС как «ключ к Востоку» (the Eastern key).

С точки зрения французской геополитики, Чёрное море  – часть театра Большого Средиземноморья (plus grande Méditerranée), куда входит прилегающая к Гибралтару часть Атлантики, Красное море и Ближний Восток. Большое Средиземноморье открывает Парижу доступ к Леванту и Северной Африке – традиционным зонам французского влияния. Чёрное море в этой конфигурации рассматривается как морской коридор из Средиземноморья в Восточную Европу и Евразию с доступом к Каспию через Кавказский перешеек. Усиливая свои позиции в Чёрном море, Париж хочет регулировать доступ России в Средиземноморье в зависимости от интересов Франции.

В 1918-1930 гг. Париж поддерживал проект Великой Румынии (România Marea) за счёт поглощения Молдавии, Северной Буковины и Бессарабии. В Великой Румынии французы видели средство ослабления влияния Австрии, Германии и их союзников посредством включения в её состав Трансильвании, населённой венграми и немцами. Расширение румынских границ на Трансильванию неизбежно влекло за собой усиление румынского давления на востоке с целью закрепиться в Карпатском регионе и на берегах Прута.

Трансильвания и Карпаты – два географических «якоря», опора на них обеспечивает румынскому государству пространственную устойчивость. Тем самым Бухарест превращался для Парижа в союзника двойного назначения: союз с ним позволял противодействовать одновременно Германии и России.

Сегодня Париж по-прежнему благосклонен к великорумынским амбициям Бухареста. Хотя официально США, Франция и Германия – союзники по НАТО, каждый из них отстаивает в Европе свои интересы. После выхода Великобритании из ЕС Европа стала менее «англосаксонской» и более «немецкой».

Париж сразу пошёл на сближение с Берлином, чтобы не остаться в стороне от процесса реконфигурации европейского пространства. Франция стремится занять в Европе как минимум равное положение с Германией и обращается к привычному средству – усилению сотрудничества с Румынией.

Американская пресса пишет, что это оборачивается негласной конкуренцией Парижа с Вашингтоном за влияние в Восточной Европе. Учитывая тектонические сдвиги, претерпеваемые западной моделью мироустройства, конкуренция будет только обостряться.

 

 

 

 

 

Метки:
Предыдущая статья