Поиск..

Лента новостей Наш Регион Перспектива

Выбор Молдовы – федерализация или потеря государственности – неизбежен?

.

Проблема государственности Республики Молдова возникла еще до 27 августа 1991 года и более 30 лет не сходит со страниц СМИ. «Специальная операция» России в Украине придала ей новую актуальность.

— Террористические акты в Приднестровье подтвердили зависимость существования политически суверенной Республики Молдова от политических и геополитических процессов в соседней стране. Польский генерал заявил, что «так называемая Приднестровская Молдавская республика должна прекратить свое существование» и «сейчас самое время для Украины вернуть то, что она потеряла», вероятно, имея в виду, что территория Приднестровья до 1940 года входила в состав УССР. Кроме террористических диверсий, по Тирасполю открыт информационный огонь.

Чтобы понять суть современной взаимозависимости Молдовы и Украины, необходимо вкратце остановиться на историческом и геополитическом аспекте проблемы. Конкретный сюжет по теме основан на информации, полученной из открытых источников различной политической и геополитической направленности из России, Украины, Молдовы, Болгарии, а также западных стран в переводе на русский, украинский, болгарский языки. Я рассмотрел гипотетические варианты геополитического противостояния США и России на территории Украины и их влияние на политический суверенитет Молдовы, на этническую и этнокультурную идентичность молдавской нации, на судьбу полиэтнического народа нашей страны.

Исторический аспект проблемы

Территориальная проблема между Украиной и Молдовой имеет историческую традицию. Она – следствие многовековых вооруженных столкновений между сильными в военном отношении в разные исторические эпохи государствами, добивавшимися территориальных приращений (Венгрия, Польша, Австро-Венгрия, Турция, Россия, Румыния).

Еще при Романе Мстиславовиче, Галицком князе и его сыне Данииле, Галицко-Волынском князе, в первой половине XIII в., за 100–150 лет до образования Молдавского княжества, северная часть Пруто-Днестровского междуречья находилась под их влиянием, а временами и входила в состав Галицко-Волынского княжества. Современные земли южной Украины и Республики Молдова, с целью владения ими, неоднократно являлись полями сражений до, при Штефане чел Маре и позже. Буджак притягивал к себе Дария I-го, Александра Македонского, царя Дакии Буребисту, болгарского хана Аспаруха, киевского князя Святослава, ханов Золотой орды, османских султанов, русских императоров и императриц, правителей СССР, Румынии.

С 1812 по  1940 годы Пруто-Днестровское междуречье, ставшее в Российской империи административной единицей, Бессарабской областью/губернией, дважды меняло свой статус государственной принадлежности. В первый раз в 1918 году, когда произошла румынская оккупация Бессарабии, поддержанная европейскими победителями в Первой мировой войне на Версальской конференции в 1919–1920 гг. Во второй раз – 28 июня 1940 года, после ее освобождения Красной Армией. 2 августа того года была образована Молдавская ССР в составе СССР, с включением в ее границы примерно половины левобережных районов Молдавской АССР, которая была создана в 1924 году на территории Украинской ССР (о них и говорит польский генерал).

В том же 1940-м, Дунайско-Днестровская часть Южной Бессарабии (юго-западная часть Буджака), а также Северная Буковина были включены в состав Советской Украины. Так решил И. В. Сталин при активном ходатайстве со стороны тогдашнего руководителя Украины Н. С. Хрущева.

Понять смысл таких территориальных  решений царской власти после 1812 года и советского руководства в 1940 году можно, если иметь в виду выгодное географическое положение Буджака, омывающегося водами Днестра, Прута, Дуная и Черного моря. Страна, владеющая Северным Причерноморьем и входящим в него Буджаком, создает себе благоприятные условия для расширения торгово-экономического присутствия на Балканах и Ближнем Востоке; открывает торгово-экономическую дорогу в Центрально-Европейские страны, расположенные по берегам Дуная, включая и  Германию; владея устьем Дуная, обеспечивает себе военно-стратегическое преимущество в Черном море, что имеет для нее важное геополитическое значение.

Из сказанного следует, что в XIX –  40-х годах XX века междуречье Прута и Днестра, включая  Дунайско-Днестровскую его южную часть (Буджак), играло важную геополитическую роль (русско-турецкие войны, Крымская война 1853–1856 гг., Первая и Вторая мировые войны). Оно было частью международной политики и геополитических решений (1856–1878, 1918–1920, 1940 гг.), в зависимости от которых происходило выстраивание  межгосударственных отношений между Россией и Румынией в 1878 году, Советской Россией и Румынией в 1918–1922 годах, СССР и Румынией в 1922–1940, 1941–1944 годах.

Советский период истории Молдавской ССР характерен тем, что Кишинев неоднократно, еще при жизни Сталина, поднимал перед Москвой вопрос о возврате ей Измаильской области Украины (с 1954 г. – юго-западные районы Одесской области), то есть, украинскую часть Буджака. После 1991 года проблема украинской части Буджака хотя официально Кишиневом и не поднималась, но в его унионистских кругах (зачастую правящих) с 1990-1991 годов постоянно и публично обсуждается, особенно при возникновении с 2004 году  политических кризисов в Украине. Перейдя по наследству к Молдове и Украине от распавшегося СССР, она была осложнена внутриполитическими процессами в Молдове, обусловленная территориальной дезинтеграцией двух берегов Днестра. Распад СССР только подбросил территориальные дровишки в незатухающий после 1945 года костер претензий Кишинева на украинскую часть Буджака.

Геополитический аспект проблемы

В день начала Россией военной операции в Украине, 24 февраля, я разместил в соцсети коротенький пост из шести предложений, в которых назвал Украину –  жертвой, Россию – изгоем и США – тем главным, кто потирает руки от удавшегося стравливания двух восточных славянских народов, вышедших из утробы одной матери, Киевской Руси. И адресовал Москве вопрос: все ли «варианты на длительную перспективу просчитаны?». Конечно, жизнь может внести свои коррективы, которые не были учтены или проигнорированы, а, тем более, ошибочно оценены. Дело Москвы – анализировать и оценивать начало и ход военной операции, но меня не покидает ощущение того, что те, кто открыл 24 февраля двери в Украину, не знали, что за ними.

Главная ошибка, на мой взгляд, состоит в том, что начинали операцию, чтобы не допустить превращения Украины в анти-Россию, на самом же деле – вступили в это. И, хотя Москва называет свое решение «военной операцией», анти-Россия – войной.

Как происходящие в Украине военные события могут отразиться на политическом суверенитете и независимости Республики Молдова? Это обусловлено тем, что ЕС с 1990-х годов рассматривал ее в своей политике в одной экономической и политической связке с Украиной, обе они – осколки постсоветского пространства. Вашингтон же включил их в более широкую антироссийскую геополитическую коалицию, известную как ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова). Внешне кажущееся слабое проявление заинтересованности Молдовой со стороны США и НАТО объясняется, как я полагаю, включением Румынии в Евроатлантическую военную организацию. Поэтому, в Вашингтоне и Брюсселе по отношению к Молдове руководствуются принципом realpolitik, там полагают излишним заниматься отдельным планом включения в НАТО несостоявшегося государства. Тем не менее, как видим, за событиями в Приднестровье Запад пристально наблюдал и отреагировал заявлениями Вашингтона, штаб-квартиры НАТО, ЕС, СЕ и ОБСЕ.

Пакетный геополитический интерес Запада к Украине и Молдове, возникший после 1991-го, объясняется не только выходом западных границ НАТО и ЕС к границам этих республик, но также и существующими проблемами становления государственности у двух лимитрофных новых образований в их нынешних границах, оспариваемых как друг у друга, так и со стороны соседей. Интерес к этой проблеме проявил и Бухарест, рассматривающий ее как составную часть своей политики Унири Румынии и Республики Молдова. То есть, он ставит вопрос о ликвидации молдавского государства и возврата Киевом украинской части Буджака и Северной Буковины. Здесь я не рассматриваю вопрос, имеет ли какое-либо право Румыния претендовать на территорию Буджака вообще, в том числе и на украинскую его часть. Независимо от этого, украинская часть Буджака – яблоко территориального соперничества между Молдовой, Румынией и Украиной, а при некоторых геополитических сценариях военной операции в Украине, в её разрешении может принять участие и Россия.

Влияние военно-геополитических процессов в Украине на политическую судьбу Республики Молдова

В контексте политического суверенитета Молдовы, с 1991 года, украинская часть Буджака, в свете последних событий в Украине и вокруг неё, может стать для нашей республики зажженным бикфордовым шнуром, который взорвёт её, и она исчезнет с политической карты юго-восточной Европы. После начала военной операции России 24 февраля сего года, политики и аналитики обсуждают различные варианты политического будущего Украины – от ее полного распада, утраты отдельных территорий, до трансформации по федеративному принципу. Это зависит от того, каков будет результат указанной операции, но это отдельная тема для анализа и экспертного прогноза. Здесь передо мной стоит задача высказаться по поводу того, как тот или иной возможный вариант решения проблемы политического суверенитета Украины может отразиться на существовании Молдовы как самостоятельного государства, члена ООН.

При этом учитываю более чем 30-летнее проведение Кишиневом политики румынизации Молдовы; неоднократные публичные заявления нынешнего главы государства Майи Санду об объединении с Румынией, на основе референдума об отказе Молдовы от политического суверенитета (статья 142 Конституции Республики Молдова); политические заявления из Бухареста об Унире как от румынских политиков во власти (экс-президент Т. Бэсэску), так и от бывших кишиневских политиков (например, от экс премьер-министров И. Стурзы и Ю. Лянкэ), обитающих в румынской столице.

За основу анализа взяты два возможных варианта итогов военной операции: а) полное (демилитаризация, денацификация, нейтралитет, признание Киевом реалий по Крыму и Донбассу) или частичное достижение Россией поставленной цели; б) поражение России.

Достижение Россией поставленной цели

Возможные варианты: а) утрата государственности Украиной; б) частичная утрата ею своих территорий (на Западе – их включение в состав Польши, Венгрии, Румынии, на Востоке – включение в состав России исторической Новороссии или создание из нее буферного государства между Россией и центральной частью современной Украины); в) федерализация.

Для государственности Молдовы угрозу несут все три варианта итогов военной операции в Украине.

При полной утрате Украиной государственности (победа России и поражение США), Румыния возвращает себе Северную Буковину и оккупирует правобережную Молдову по сценарию 1918 года, но без Гагаузии (имеет отложенный статус по референдуму от 2 февраля 2014 г., может получить политическую поддержку у Турции) и юго-западных районов Одесской области Украины (украинская часть Буджака, которая станет западной окраиной Новороссии). То есть, Молдова также теряет свой политический суверенитет, но при этом Приднестровье и Гагаузия остаются вне Румынии. Полнейшее территориальное дробление двух берегов Днестра, при этом неизвестно, как сложится политическая судьба Бельц и болгар Тараклийского района.

При частичной утрате Украиной своей территории (компромисс между США с НАТО и РФ), Россия закрепляет свое присутствие в Новороссии от слободского Харькова до Измаила на Дунае. Как известно, Приднестровье было частью Новороссийского края в составе Херсонской губернии. Если Кишинев будет настроен сохранить Молдову независимой, то его власти обязаны будут держаться Приднестровья и Гагаузии, как гарантов своего политического суверенитета. В противном случае, центральная зона правого берега Днестра (то есть, без Гагаузии и возможного сопротивлении болгар на юге, поддерживаемых гагаузами, и русскоязычного севера Молдовы в Бельцком регионе) либо сама будет объединяться с Румынией, путем проведения референдума, либо будет сначала оккупирована  Румынией и только затем состоится референдум.

Таким образом, и с частичной утратой Украиной своей территории, Республика Молдова исчезает с политической карты юго-восточной Европы. Попытка Кишинева уйти в Румынию всем правым берегом Днестра может вызвать вооруженное сопротивление на юге и севере и протесты со стороны Турции и Болгарии.

При федерализации Украины (сохранение за Киевом  всех территорий, за исключением Крыма, Луганской и Донецкой республик) и ожидаемого усиления влияния России в Новороссийском буферном образовании или включения его в свой состав, Кишинев будет ощущать более сильное, чем теперь политическое давление со стороны России на Левобережье Днестра. Возможности Кишинева влиять на неподконтрольный Тирасполь будут сведены к нулю. Перед правыми политиками Кишинева встанет  дилемма: идти по пути федерализации по примеру Украины, чтобы сохранить государственность Молдовы или отказаться от Приднестровья (Румыния на него не претендует, если нет возможности включить его в свой состав) и объединяться с Румынией. При этом вариант с присутствием румынских войск на правом берегу Днестра, перед проведением референдума по объединению, для Кишинева более предпочтителен, чем его проведение без военного присутствия Бухареста.

Поражение России

Поражением России в военной операции в Украине считаю невыполнение предъявленного президентом В. Путиным в декабре 2021 года ультиматума США и НАТО, объявленных им 24 февраля задач военной операции по демилитаризации и денацификации Украины, как анти-России.

Уже наблюдается усиление военного присутствия НАТО у границ РФ, также объявлено о вступлении Финляндии и Швеции в Североатлантический блок. Это поражение не приведет к распаду страны из-за наличия у нее ядерной триады, но может привести к далеко идущим последствиям в президентской кампании 2024 года и особенно – в послепутинский период истории страны.

Трудно сказать, удастся ли Москве сохранить за собой регион бывшего Новороссийского края или создать на его базе буферное государство, о котором говорилось выше, но со стратегических высот, взятие которых Россия объявила в декабре 2021 и в феврале 2022 года, это не может считаться даже частичным успехом. Вместе с тем, сохранение Россией военно-политических позиций на юго-востоке Украины, особенно – в  Херсонской и Одесской областях, имеет важное значение, с точки зрения влияния Москвы на политический суверенитет Молдовы. Здесь столкнутся интересы НАТО, в лице Румынии, члена этого военного блока, и России.

Правобережная Молдова находится под политическим управлением Вашингтона, Брюсселя и Бухареста, а Приднестровье – России. Москве, думаю, выгодно сохранить государственность Молдовы, в которой у нее есть влияние на Тирасполь и частично – на Комрат. Вопрос в том, захотят ли на Западе и дальше сохранять лимитрофное, самостоятельно не функционирующее молдавское государство? Председатель ЕС Шарль Мишель обещанием выделить дополнительное военное оборудование Кишиневу недвусмысленно дал понять, что Запад сохранит за собой правобережную Молдову. Один из вариантов – член НАТО Румыния может ввести сюда свои войска, что будет приветствоваться унионистской властью Кишинева, готовой провести референдум и отказаться от  политического суверенитета страны. Левобережье Днестра может стать частью Одесской области в составе Новороссии. Ликвидация Молдовы и частичная утрата Украиной своих территорий с неизбежностью поставит в геополитическую плоскость вопрос о государственной принадлежности всего Буджака и Северной Буковины. Политический суверенитет Молдовы в обстоятельствах, обусловленных военной операцией России в Украине, имеет геополитическое военно-стратегическое значение, и вопрос о ее будущем будет решаться геополитическими игроками, в зависимости от хода событий в Украине. Кишинев спрашивать они не будут.

Польский генерал провоцирует Зеленского, призывая его ликвидировать Приднестровье. Но тем самым будет ликвидирована и сама Республика Молдова. Либо Зеленский, возвращая Украине левобережные районы Днестра, должен вернуть Молдове или Румынии украинскую часть Буджака. И один, и другой вариант без большого кровопролития не обойдется. Но это будет не польская кровь.

 

Иван Грек,

доктор истории, политолог, экс депутат Парламента РМ,

специально для kommersantinfo.com


Метки: