Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Моменты истины

.

Приднестровье встречает майские праздники. Как всегда, здесь будут искренне радоваться, отмечая День Победы, пусть и с неизбежными ограничениями. В Тирасполе пройдёт парад, в городах и районах люди выйдут на праздник, который в Приднестровье не подвержен конъюнктуре и является предметом общей гордости, общей исторической памяти, даёт чувство сопричастности общей Победе, является одним из важнейших общенародных моментов истины.

Важно и то, что после более чем года ограничений из-за пандемии COVID-19 появилась возможность въезда / выезда за пределы Приднестровья без согласования с Оперативным штабом, и эта возможность будет действовать как минимум до 1 июня. Несмотря на то, что по оценкам Оперштаба положительно рассматривалось порядка 60-70% заявок, эта новость закономерно стала одной из топовых в местном информационном пространстве, хотя и не вызвала в целом особого ажиотажа, а очереди на пунктах пропуска наблюдались как на выезд, так и на въезд. Люди в Приднестровье, Молдове и Украине устали от вынужденных ограничений, от невозможности жить так, как жили до марта прошлого года.

Жизнь берет своё. Для кого-то на первом плане сельхозработы, для кого-то – подготовка к выпускным экзаменам, которые и в этом году будут проходить по новым правилам, для кого-то – сохранение бесперебойного промышленного производства в условиях падения спроса на многие категории товаров. В Приднестровье продолжают осваивать новые технологии, и теперь понятие «Zoom» является частью повседневной реальности для большинства жителей всех возрастов. Это – та самая «новая нормальность», с которой, по-видимому, придётся жить и после вакцинации.

Но было бы неправильным полагать, что приднестровцы замкнулись в своём мире, перестали интересоваться и внутренней политикой, и ситуацией у соседей, тем более, что географические, политические, социально-экономические и иные характеристики Приднестровья и его жителей не дают возможности рассчитывать на самоизоляцию как на панацею. Равно как и на то, что Приднестровье в ближайшем будущем может получить шанс на спокойное развитие, без внешнего вмешательства и давления.

Наблюдают ли за приднестровцы за тем, что происходит в Украине? Конечно. Для Приднестровья Украина – не просто сосед, это тысячи неразрывных родственных, культурных, исторических, экономических связей. Это Одесса и черноморские пляжи, поездки к бабушке или приезд внуков, это украинские вузы – alma mater для многих приднестровцев и многое другое. Но это – боль и обида за блокпосты, рвы на границе, губернаторов в камуфляже и антиприднестровскую истерику 2014-2015 гг. Это непонимание в связи с нынешними «учениями» и очередными марш-бросками вблизи приднестровской границы в 2021 году, это разочарование из-за закрытых границ в 2020-м и непонятными перспективами на 2021 год. И, конечно, это отказ верить в то, что Украина, именно Украина может запретить приднестровцам въезжать на своём автотранспорте на украинскую территорию с 1 сентября. Вернее, надежда на здравый смысл и на то, что тот «дядька», который в Киеве, не позволит приграничным огородам по обе стороны границы зарасти «бузиной». И не станет невесть за что наказывать жителей узкой полоски земли, навсегда связанной с именами целой плеяды украинских исторических, культурных и политических деятелей разных эпох.

Не менее, а то и более внимательно приднестровцы следят за событиями в Молдове. В Приднестровье живёт действительно мудрый народ, который никогда не радуется пожару в соседском доме – ведь искры могут перекинуться и на собственный дом (особенно если пожары в округе – слишком распространенное явление). Хотя, чего греха таить, нет-нет, да и проскользнёт радость в связи с тем, что внутриполитические проблемы в Молдове снова отвлекают кишинёвское руководство от более «пристального» внимания к Приднестровью.

Опыт пандемии мог бы, наверное, открыть новую страницу во взаимоотношениях Молдовы и Приднестровья. Но в Кишиневе слишком гордились тем, что могут регулировать сроки и условия поставки в Приднестровье грузов медицинского назначения; тем, что Украина не открывает пункты пропуска на приднестровской границе, в силу в том числе позиции Кишинева, рассчитывающего использовать этот фактор для «реинтеграции» (или, если понятнее, для давления на Тирасполь); тем, что и в условиях пандемии находили новые формы ограничений, к примеру, через банковскую систему. Настолько гордились, что даже в критические моменты отказывались от предлагавшейся Тирасполем помощи в части обеспечения средствами индивидуальной защиты медицинского персонала.

Осталось ли это незамеченным в Приднестровье? Вряд ли. Безусловно, пропаганда в Молдове действовала достаточно грамотно, когда упоминала о том, что Кишинев «поделился» с Тирасполем теми или иными вакцинами и гуманитарной помощью и при этом умалчивала о том, что приднестровская «доля» в гуманитарном грузе, как правило, заложена изначально, и её предоставление – это не «благодеяние», а обязанность официальных властей РМ. Автор этих строк имел возможность наблюдать, как однажды Кишинев попытался не передать Тирасполю обусловленную часть гуманитарного груза от одной из международных организаций, после чего эта организация продолжила свою гуманитарную миссию только для Приднестровья. В итоге разовый «успех» Кишинева обернулся серьезным имиджевым и материальным ущербом. Но анализ пропаганды – занятие слишком неблагодарное, чтобы посвящать ему слишком значительное внимание. Тем более, что пандемия не сформулировала, к сожалению, внятного моратория на ограничение пропаганды для обеих сторон.

Молдавская внутренняя (как, впрочем, и внешняя) политика также преподнесла приднестровцам ряд уроков. Во-первых, президентская избирательная кампания 2020 года в Молдове наглядно показала, как большинство молдавских политиков относится к своим гражданам, проживающим в Приднестровье и захотевшим реализовать одно из своих неотъемлемых прав – принять участие в голосовании. И здесь дело не только и не столько в «комбатантах» или в депутате парламента, претендующем сейчас на пост лидера партии, способной, по большинству оценок, добиться значительного успеха на досрочных парламентских выборах, дело не только и не столько в оскорблениях и попытках заблокировать избирательные участки. Дело – в реакции остальных (курсив мой – В.Я.) молдавских политиков и – что, быть может, самое важное – органов власти Молдовы, которые наверняка должны были бы отреагировать на воспрепятствование осуществлению избирательных прав, на дискриминационные заявления общественно-политических деятелей.

В Кишиневе профильный национальный совет с небывалой степенью оперативности реагирует на использование слова, считающегося оскорбительным для «уязвимой этнической группы», хотя с таким же успехом можно предъявить претензии великому А.С. Пушкину, использовавшему это слово в названии одной из своих южных поэм. Но при том этот же совет (повторим, как и другие органы власти) не замечает оскорбительных высказываний в отношении жителей Приднестровья. С другой стороны, логично: приднестровцы действительно не такие «чувствительные» и не настолько «социально уязвимые». Более того, не страдают политической амнезией. Конечно, у приднестровцев не вызывает сомнений, что их не очень хотят видеть на молдавских избирательных участках, и это противоречие особенно заметно на фоне того, какие усилия предпринимала Российская Федерация для того, чтобы приднестровцы с российским гражданством могли свободно проголосовать на последних выборах Президента РФ или в Государственную Думу России.

Во-вторых, в Приднестровье будут внимательно следить за парламентской избирательной кампанией в Молдове. Исходя из имеющегося опыта, будут следить с надеждой, что «хуже не станет», потому как никаких иллюзий по поводу возможных «улучшений» давно нет. И если с молдавскими «правыми» всё относительно понятно и предсказуемо, то силы, претендующие на «пророссийский» статус, обычно преподносили самые изощренные сюрпризы. Так было и в 2003 году (привет участникам возможного «левого блока»!), так было и совсем недавно, когда под лозунгами нейтралитета И. Додон предлагал, чтобы Украина предоставила «коридор» для вывода российских войск. И список «сюрпризов» можно продолжить.

Поэтому, у приднестровцев, как правило, нет фаворитов во внутриполитических раскладах в Молдове. Разве что принцип «меньшего зла», но в условиях молдавской политической реальности слишком сложно понять, в чем именно состоит «меньшее зло», и как быстро оно может трансформироваться в «большее». При этом в Приднестровье весьма сдержанно воспринимают и заявления о том, что победа тех или иных сил может привести к открытому конфликту. Здесь это воспринимают скорее как часть внутриполитических баталий в Молдове и стремления тех или иных политических сил использовать самые разные аргументы для обоснования своей позиции.

Но и расслабляться в Тирасполе никто не собирается, ибо опыт «встречи» приднестровцев на границе и на избирательных участках во время президентских выборов 2020-го, громкие заявления об «обезглавливании сепаратистов» в центре Кишинева летом прошлого года (также стыдливо не замеченные молдавским политическим бомондом и профильными государственными структурами) и многое другое заставляет быть начеку. Поэтому, не стоит удивляться, из-за чего Тирасполь так настаивает на продолжении миротворческой операции. Дело ведь не только в обязательствах обеих сторон продолжать её при ведущей роли Российской Федерации до определения модели окончательного урегулирования, но и в том, что пока есть такие заявления и действия на границе, операция физически востребована. В Приднестровье уверены, что смогут защитить свои интересы. В первую очередь – жизнь и благополучие приднестровцев.

В-третьих, в Приднестровье снова убедились в том, что Кишинев использует любую ситуацию для того, чтобы надавить. Если в Киеве будут сильны разного рода антиприднестровские «фобии», то в Кишиневе постараются использовать такую возможность и заставить Киев «таскать каштаны из огня». А  представится возможность, то Кишинев постарается снова выдать своё национальное законодательство за международные правила и потребовать его соблюдения. Если не будет внешнего противодействия, то Кишинев попытается в одностороннем порядке изменить «правила игры» по мере выполнения уже достигнутых договоренностей и на ходу ужесточать свою позицию. Если конфронтация между ключевыми внешними игроками в регионе будет усиливаться, то в Кишиневе вновь попытаются использовать эту конкуренцию в своих интересах, вне зависимости от интересов и реальных желаний приднестровцев.

Приднестровцы, впрочем, не живут исключительно ожиданиями, как будут развиваться события в Молдове или Украине. Прежде всего, порядок необходимо поддерживать у себя дома. Только того, кто сам успешен и стабилен, будут слышать и уважать. Поэтому, нынешнее Приднестровье очень скоро сосредоточится на важнейшем внутриполитическом событии года – президентских выборах и всём, что с этим связано. Было бы, наверное, излишне опрометчивым говорить о том, что в «Датском королевстве» всё здорово и нет никаких проблем: опыт парламентских выборов 2020 года с их весьма низкой явкой стал наглядным тому подтверждением. Очевидно, что Приднестровье не может себе позволить аналогичную явку на президентских выборах, от которых в значительной степени будет зависеть уровень политической легитимности властных институтов Приднестровья.

Это значит, что приднестровская политическая элита уже сейчас должна озадачиться тем, как постараться вернуть доверие избирателей, как убедить их в том, что «голосование ногами» не является оптимальным способом выражения и защиты своей гражданской позиции. Для таких активных, инициативных действий остается не так много времени, и в этом – вызов, прежде всего, для приднестровской власти, которая должна наконец освоить новые формы коммуникации с населением, не отдавая социальные сети и прочие медиа сегменты громким, но не особенно «репрезентативным» деятелям, а подчас – откровенным провокаторам. В этом плане появление своего Telegram канала у лидера Приднестровья – нужное событие. Но оно не должно остаться единичными примером.

Еще одним важным вызовом – а в условиях пандемии и без преувеличения еще одним «моментом истины» – станет дальнейшая вакцинация населения. Пока Приднестровье получило несколько тысяч доз вакцин Pfizer, AstraZeneca, а также российский Sputnik V в количестве, достаточном для вакцинации 31 тысячи  человек. Сложно судить, в какой степени этого будет довольно для остановки распространения болезни. С учетом диспропорций в спросе на имеющиеся вакцины, перед властями Приднестровья – непростые решения о том, как дальше обеспечивать формирование коллективного иммунитета, особенно в канун не только президентских выборов, но и выборов в Государственную Думу России, которые, хотелось бы надеяться, состоятся и у нас.

Сегодня мы встречаем майские праздники, Приднестровье живёт и созидает.

 

Владимир Ястребчак,

политолог, экс министр иностранных дел Приднестровья

Специально для kommersantinfo.com

 

 

 

Метки:
Следующая статья

Смотри также: