Незабываемый отпуск в Израиле!



Куда идём мы с «пятачком» – большой-большой секрет!
Наш Регион

Куда идём мы с «пятачком» – большой-большой секрет!

На днях руководитель Приднестровья и глава Миссии ОБСЕ обсудили состояние переговорного процесса между Кишиневом и Тирасполем. Собеседники обозначили аспекты, которые препятствуют его планомерному течению, речь шла о последних деструктивных шагах Молдовы, осложняющих диалог. По оценке ряда экспертов, отношения между  Молдовой и Приднестровьем «уже просто зашли в тупик», добавляя этим разброд и в ряды внешних партнёров по развитию, прилагающих усилия для снятия напряженности в нашем  регионе. А она в нем нарастает. «Если Россия начнет на Мариуполь надвигаться, Украине стоит забрать сто километров приднестровской земли», – говорит политолог Виктор Небоженко. В это же время Республика Молдова объявляет о том, что «больше не признает приднестровские документы». Она аннулировала Протокол о взаимном признании документов и более не намерена исполнять его. Тирасполь тут же потребовал от Кишинева официальных объяснений не только в адрес Приднестровья, но и всех международных участников формата «5+2». Обсудить ситуацию с разных сторон мы решили с хорошо информированными респондентами с обоих берегов Днестра.

Один из моих собеседников – Виорел Чиботару, экс министр обороны РМ, политолог, руководитель Европейского института политических исследований, эксперт Центра информирования и документирования о НАТО в РМ.

– Господин Чиботару, недавно Верховный главнокомандующий вооруженными силами Молдовы, Президент РМ Игорь Додон утвердил План развития национальной армии на 2020–2030 годы, предполагающий реализацию Инициативы по укреплению оборонного потенциала РМ, одобренной еще на Совещании министров обороны стран НАТО в июне 2015 года. Прокомментируйте, пожалуйста, эту новость.

– Я не видел план, по крайней мере, не нашел его в открытой прессе, но могу предположить, что он подразумевает практическую реализацию двух стратегических документов, принятых в 2018 году Парламентом РМ – о национальной обороне и вооруженных силах. Безусловно, важным элементом развития Национальной Армии являются все формы сотрудничества с НАТО, коль зашел разговор именно об этой организации, и если имеется в виду оказываемая организацией помощь в развитии, в том числе, программой по укреплению оборонного потенциала Молдовы. Однако лично я считаю, что правительство Кику (читай – правительство «Додона») не очень заинтересовано в таком сотрудничестве, и практически имитирует выполнение взятых на себя обязательств как по реформированию и развитию национальной безопасности и обороны, национальной армии, так и по внешнему сотрудничеству с НАТО, ООН, Евросоюзом, ОБСЕ и Советом Европы.

– В то же время, наглядно, что президент перестал бороться с НАТО, как делал это раньше. Граждане Молдовы будут удивлены, если Додон выступит с инициативой об отказе РМ от статуса нейтрального государства и вступлении её в блок. Он и его команда изменили свою первоначальную точку зрения?

– Нет, я так не думаю. Просто Игорь Додон лавирует между собственными убеждениями, позицией соцпартии, председателем которой он не перестал быть, обещаниями и заверениями, которые он давал Москве и политической необходимостью заключать временные соглашения с АКУМ и ДПМ. На самом деле, уровень взаимоотношений с НАТО фактически «законсервирован» на уровне 2014-2015 годов, программы сотрудничества реализуются на самом низком уровне, имитационно-показушно, без энтузиазма и вопреки настоящим интересам Республики Молдова, а также – региональной обстановке. И опять же нет, скорее, он может заявить об отказе от нейтралитета и о вступлении в ДОВСЕ. В целом же, любые разговоры о вступлении Молдовы в НАТО или об официальном отказе от нейтралитета абсолютно спекулятивны – нет никаких оснований утверждать, что для этого существует хотя бы самая малая возможность.

– Недавно на сайте Министерства обороны РФ была размещена информация о модернизации этим ведомством российских военных складов, расположенных в приднестровском населенном пункте Колбасна и являющихся угрозой, в случае возникновения аварийной ситуации. Склады будут ликвидированы?

– Пока я не видел новой информации о возобновлении сотрудничества Молдовы и России по утилизации и уничтожению боеприпасов и взрывных веществ, обсуждавшегося правительствами Майи Санду и Дмитрия Медведева. Возможно, российская сторона определилась с параметрами, а также техническими и другими вопросами по восстановлению этого процесса. Существуют, однако, политическая и дипломатическая стороны вопроса, и ясности в них нет. Позиции расходились в отношении привлечения к процессу сторон в формате «5+2», сроков, объемов и методов утилизации. Я думаю, что и РФ, и США, и ЕС необходимы более серьезные партнеры по возобновлению этого деликатного процесса, чем так называемое «технократическое» правительство Кику. Да и сам Игорь Додон никому не внушает доверия. Думаю, все ждут результатов президентских выборов и весьма вероятного «переформатирования» власти в Кишиневе.

– Международная обстановка сейчас крайне накалена, последствия борьбы с вирусом уже и в более благополучных странах привели к социально-экономическим протестам. Может ли внутренняя ситуация у нас обострить конфликт между Приднестровьем и Молдовой? Если «да», с какими последствиями для региона?

– Наличие в нашей стране, вопреки её желанию, российского военного контингента, который давно должен был быть выведен, и никем не признанных, «внестатусных» военных формирований самопровозглашенной республики, враждебно относящихся к процессам развития РМ, являются достаточным основанием всегда быть начеку, допуская возможность возникновения в любую минуту провокаций или даже угроз военной агрессии. Молдова же настолько «вмонтирована» в механизмы международного права и реалии своего геополитического и геостратегического расположения, что ее смело можно исключить из любого списка таких угроз. Чего нельзя, к сожалению, сказать о микро-истэблишменте Приднестровья или о настроениях в королевстве кривых зеркал московского двора.

– Если Молдова действительно желает добиться международного признания своего нейтрального статуса, нужна ли ей армия? И столько генералов?

– Совершенно манипулятивный вопрос, вбиваемый в головы электората по обе стороны Днестра. Все, без исключения, страны с разными формами «нейтралитета» имеют развитые, подчеркиваю, развитые вооруженные силы, иногда превосходящие размеры государств-членов военных союзов. По Хартии ООН, каждая страна несет обязательства по сохранению мира во всем мире и на собственной территории. Сегодня ни одно государство не может обойтись без армии, военной службы, без вооруженных сил. В том числе, и Республика Молдова, конечно! Вопрос о генералах – не ко мне, об этом надо спросить у Додона. А если серьезно, в мире есть несколько подходов к этой проблеме. Следует исходить, в первую очередь, из концепции воинской структуры, иерархии званий и сроков/норм их присвоения. Кроме прочих, широко известных критериев (выслуга, опыт и квалификация, наличие специальных экзаменов или докторской степени, особые достижения в службе) существуют и специальные, как, например, расчет на тысячу (обычно на 3-5 тысяч) солдат, наличие выслуги в боевых условиях, а также национальные  и культурно-исторические традиции. Моя б воля, я список молдавских генералов значительно бы подсократил.

Левый берег Днестра сегодня представляет Андрей Сафонов – политолог, депутат Верховного Совета Приднестровья. 

– Господин Сафонов, каково Ваше мнение о молдо-приднестровском диалоге последнего времени? Может ли в подогретой COVID-19 ситуации обостриться конфликт?

– Сама по себе пандемия не может привести к молдо-приднестровской войне. Люди перепуганы так, что меньше всего им хочется ещё и воевать. Но помимо этой конкретной «вирусной» ситуации, существуют планы выдавливания России с берегов Днестра, а также ликвидации приднестровской государственности. Вот для решения этой задачи могут быть применены самые жестокие средства. А то, что если в Приднестровье не останется российских войск, риск нападения на него возрастёт – неоспоримо. Вспомним, как напали, несмотря на все переговоры, на Сербскую Краину в 1995 году.

Обычное обострение политических отношений между Кишинёвом и Тирасполем возможно, кое-что в этом направлении периодически происходит, а потом откатывается назад. Но это – не война. Решать спорные вопросы за столом переговоров разумнее и безопаснее. Будем надеяться, что это понимают все.

– В прошлом Президент РМ Игорь Додон выступал против НАТО, что, в общем, устраивало Приднестровье. Сейчас, по мнению экспертов, он перестал это делать, подталкивая тем самым Тирасполь к еще большему усилению военного сотрудничества с РФ. Ваш комментарий?

– Я не знаю, какая позиция у Президента Молдовы и его команды относительно реального сотрудничества с НАТО. На мой взгляд, в обстановке мирового противостояния между США и их союзниками, включая Румынию, с одной стороны, и Россией и Китаем – с другой, Молдове не удастся отсидеться между двумя стульями. Во время «холодной войны», когда НАТО и Варшавский договор уравновешивали друг друга, Швейцария или, скажем, Албания с Югославией могли позволить себе декларировать нейтралитет или внеблоковую политику. Но сейчас реалии таковы, что западники просто устроят «оранжевую революцию» и уберут «певцов нейтралитета». А потом втянут Молдову в НАТО, если не в Румынию.

– Альтернатива? 

– Только одна: во вступлении в ОДКБ – Организацию Договора Коллективной Безопасности. Это – военно-политическая организация стран, выбравших евразийский интеграционный проект. Но руководство Молдовы на это не собирается идти, равно, как и расторгать Соглашение РМ-ЕС от 2014 года. А ведь раньше Президент Додон это обещал, в открытых источниках… Конечно, видя всё, Приднестровье находит выход в усилении военно-политического сотрудничества с Россией. Это – гарантия от возможного нападения на нас тех, кто мечтает повторить 1992 год. Приднестровье не одиноко, и это должно остудить некоторые горячие головы из числа не смирившихся с нежеланием приднестровцев жить под их властью.

– Уже много лет склады в Колбасне признаны серьёзной угрозой не только для РМ – для всего региона. Речь шла об утилизации боеприпасов и ликвидации складов. Однако Министерство обороны РФ недавно разместило на своем сайте информацию об их инфраструктурной модернизации. Так склады будут ликвидированы? Кто и когда успешно осуществит этот проект, в котором заинтересованы Молдова, Приднестровье и соседние страны? 

– Никакой угрозы расположенные в Колбасне военные склады для нашего региона  не представляют. Это – моё мнение. Да, есть устаревшие образцы оружия, давно отслужившие свой срок. Но большинство запасов – это то, чем приднестровцы будут защищаться, если кому-то в голову придёт напасть на Приднестровье. Модернизация – отдельный от наличия оружия и боеприпасов вопрос. Пусть эти запасы хранятся в новых и улучшенных помещениях. Само оружие не помешает ни армии Приднестровья, ни российским воинам. Общей границы с нашим российским союзником у Приднестровья нет. Новое оружие сейчас не ввезёшь. Поэтому, пользоваться необходимо тем, что есть под рукой. Я уверен, что это оружие –  сдерживающий фактор. Если кто-то усиленно добивается его вывоза, значит, ему нужно разоружить приднестровцев, добиться вывода российских солдат, а потом напасть на Приднестровье. Нам такого «счастья» не надо. Боеприпасы в Колбасне – надёжная гарантия мира!

– В таком контексте решение приднестровского вопроса актуально?

– Руководители Молдовы – от правых, прозападных и прорумынских деятелей до Президента РМ Игоря Додона  – выступают за «урегулирование» почти 30-летнего конфликта на Днестре. Что удивляет многих иностранных наблюдателей, со стороны изучающих все перипетии молдо-приднестровского противостояния с начала 1990-х годов, включая войну-92, так это то, что ни один кишинёвский лидер не предлагает даже такой крайне умеренный вариант, как федерализация. Притом, что с 1990 года Приднестровье и Молдова не только идут самостоятельными путями развития, но и обладают абсолютно разными союзниками. А с 2014 года, когда было подписано Соглашение об ассоциации Молдовы и Евросоюза, разновекторность двух образований стала узаконенным фактом. Приднестровье остаётся приверженным евразийскому объединительному проекту. Президент Молдовы Игорь Додон, впрочем, ранее озвучивал идею федерализации, а также выступал за отмену Соглашения об ассоциации с ЕС. Он отметил, что Соглашение с ЕС ничего не дало молдавским производителям, кроме того, что они потеряли российский рынок. «Мы надеемся на то, что это соглашение будет аннулировано», – заявил он. А вскоре сказал уже обратное: тема федерализации РМ, в качестве концепции урегулирования приднестровского конфликта, не включена в повестку дня и не будет в будущем. На этом фоне призывы к непонятной «очень сильной автономии» или «широкой автономии», не могут найти отклика в Тирасполе.

– Почему? 

– Во-первых, Приднестровье стоит на позиции полной государственной независимости, что базируется на итогах всенародного референдума от 17 сентября 2006 года. Во-вторых, переменчивость позиций молдавских партнёров не внушает приднестровцам доверия. Кишинёв, в свою очередь, оперирует цифрами: по одним данным, свыше двухсот, по другим – свыше трёхсот тысяч приднестровцев обрели гражданство Молдовы, а, коли так, то Приднестровье является «неотъемлемой частью единой и территориально целостной Молдовы». Между тем, приднестровцы, согласно своей Конституции, имеют право на второе гражданство. А также на третье, четвёртое и какое угодно по счёту. Количество соискателей гражданства России в Приднестровье непрерывно растёт. Поэтому, аргумент относительно наличия гражданства, как показателя принадлежности к тому или иному государственно-правовому и политическому пространству, реально не работает.

Да, ориентация на Россию в ПМР носит, несомненно, первостепенный характер, так как российская армия все 30 лет охраняет мир на Днестре, а российская помощь приднестровской экономике помогает ей сохранять свои позиции. Особенность приднестровского менталитета при этом – отсутствие враждебности к другим странам, включая Республику Молдова.

– Президент Молдовы тоже совершенно открыто стоит на «пророссийских» позициях.  

– Президент Молдовы заявляет, что российские войска всё равно должны быть выведены из Приднестровья. А правые обвиняют Москву в нарушении норм международного права и грозят  взыскать миллиарды долларов за «оккупацию» этой территории. И то, и другое едва ли вызывает восторг в Кремле. Да и реальных уступок для «размягчения» приднестровской позиции, вроде придания русскому языку статуса второго государственного и легализации российского военного присутствия на Днестре, руководство Молдовы – от правых до президента Додона – делать не будет. А общие слова роли не играют. Более того, сегодня существует возможность падения коалиции, в которую входят руководимые президентом РМ Додоном социалисты. Если этот процесс продолжится, президент остаётся в меньшинстве, а сформирована будет новая, уже однозначно прозападно-прорумынская коалиция. Кроме того, И. Додон лишился лояльного ему председателя Конституционного Суда Владимира Цуркана. В Москве всё это видят, поэтому можно прогнозировать, что государственное крыло российских политиков будет осознанно поддерживать сохранение статус-кво на Днестре.

 

Беседовал

Роберт Западинский,

Главный редактор

kommersantinfo.com

 

04.06.2020

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com