Незабываемый отпуск в Израиле!



Свой лимит на войны Россия исчерпала
Русский уголок

Свой лимит на войны Россия исчерпала

Что это за дата, 22 июня 1941 года? День вероломного нападения нацистской Германии на Советский Союз. Но это и начало совместной борьбы СССР и демократических США, Великобритании и других стран против человеконенавистнической гитлеровской диктатуры. С конца 1980-х годов началась эскалация ревизии исторической памяти. При этом предметом «переосмысления» оказались инициаторы и виновники войны, её характер для разных сторон, ход войны, вклад ее участников в Победу, цена Победы, роль руководства и народа, мотивы участия в войне власти и народа, кто являлся победителем и многое другое. Пик интереса к исторической памяти о Второй мировой войне и одновременно массированных атак на роль в ней СССР пришелся на нынешний год 75-летия Победы. Историческая память о войне подвергается атакам извне и изнутри России. Некоторые  российские политики, публицисты и историки ставят запретные ранее вопросы и раскрывают «белые пятна», в то же время считая, что конструктивная память о Второй мировой войне должна быть направлена не на обострение проблем и противоречий, а на утверждение ценности единства мира и согласия. Высказанное ниже мнение принадлежит историку, академику Российской Академии наук Юрию Пивоварову.

 «Двадцать второго июня ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, Что началась война…» – С детства, когда слышу эти слова, мурашки по спине и рукам. Началась война – Великая, Отечественная, Справедливая. Для нас, разумеется. И как пел Высоцкий: «Если родина в опасности, значит всем идти на фронт…» «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой…» Страна, люди встали. И обещание «Враг будет разбит, наше дело правое, мы победим» – исполнилось. Мы победили. Возможно, это был самый большой подвиг нашего народа за всю его историю. Спасли мир, спасли себя.

Уже 24 июня президент Рузвельт заявил о готовности США оказать помощь СССР в войне против Германии. 27 июня в Москву прибыла британская военная миссия. 12 июля было подписано соглашение о совместных действиях в войне против Германии. Надо подчеркнуть, что всем этим завершился почти двухлетний период весьма неоднозначной внешней политики Советского Союза. 17 сентября 1939 года Красная Армия вступила в Восточную Польшу. 28 сентября были подписаны договор о дружбе и границе между СССР и Германией и секретные дополнительные протоколы по территориальным вопросам и совместной борьбе против польского движения Сопротивления. 30 ноября 1939 года СССР напал на Финляндию. Война длилась до 12 марта 1940 года. Летом этого же года к Советскому Союзу были присоединены Бессарабия и Северная Буковина, Литва, Латвия, Эстония.

Неоднозначность этой политики заключалась в том, что СССР наряду с Германией и в союзе с ней перекраивал в свою пользу карту Европы. Вместе с тем в Кремле отдавали себе отчет в том, что, рано или поздно, произойдет столкновение с Гитлером. И оно произошло. Немцы всей своей мощью навалились на нас. Тем самым «помогли» СССР восстановить политическую и моральную репутацию. Из страны – агрессора, каким его определила в декабре 1939 года Лига наций, в страну – жертву, страну – надежду человечества, страну – опору сопротивления злу.

…В фильме Алексея Германа «Двадцать дней без войны» фронтовик, которого гениально играет Юрий Никулин, выступает на заводском митинге в тылу, куда он ненадолго попал, и спокойно, буднично, хотя и с огромной внутренней силой, говорит: «Они думали, что победят они, а победим мы». В этот момент его лицо и лица рабочих – женщин и подростков, в основном – настолько убедительно несокрушимы в своей правоте, что абсолютно ясно – победа будет за нами. Началась война Отечественная и более того – Освободительная: за эмансипацию народа от сталинского коммунистического режима, от людоедской системы. Она была первым этапом самоосвобождения – в ней вновь обретены Отечество и история.

Когда-то первая Отечественная война 1812 года принесла русским будущее – их собственное, великое. До этого, весь XVIII век, мы жили заемными (у Европы) умом, временем, будущим. Оно рисовалось нам по «их» стандартам. А теперь у нас было наше. Ведь мы совершили такое! И еще совершим! И дойдем, дошли до Парижа! Голова закружилась от восторга – была создана великая русская культура.

Вторая Отечественная вернула русским историю, которую отобрали у них Октябрьская революция и коммунистический режим с его попыткой тотальной переделки человека и общества. Действительно, СССР – название не существовавшей ранее страны без прошлого, не связанной с определенной территорией, так как по Конституции 1924 года в СССР в принципе могли войти все те государства, которые встали на путь коммунизма. То есть, в строгом смысле слова СССР – не страна, а совершенно иное: «мир-система» в интенции. И советский народ создавался как некая новая, никогда не бывшая, историческая общность. У этой общности не должно было быть не только прошлого, но и религии, собственности, семьи и права. «Интегратором» этой исторической общности являлись беспрецедентный массовый террор, вызывавший страх, полностью парализующий человека, и коммунистическая идеология, состоявшая из низкопробной смеси вырванных из нормального контекста обрывков религии, науки, мифов и суеверий. При первом же столкновении с реальной угрозой всему этому пришел конец. Оказалось, что мы не СССР, а Россия, не Марлены, а Иваны, не «земшарная республика Советов», а «ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины», не «пролетарии всех стран…», а «Господи, помоги», не новые взаимоотношения полов, а «жди меня» и «ты у детской кроватки не спишь»…

Кстати, и Сталин начал что-то понимать. 30 сентября 1941 года в разговоре с американским дипломатом заметил: «Мы знаем, народ не хочет сражаться за мировую революцию… Может быть, будет сражаться за Россию». Потом, в речи на параде 7 ноября – его знаменитый ряд наших великих предков, в разные эпохи спасавших родину. И, наконец, через несколько дней после развертывания контрнаступления советских войск под Москвой со всех военных газет 10 декабря снимается лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Сегодняшние дискуссии о войне в основном носят идеологический характер. Одни, и их большинство, делают акцент на парадно-победном, геополитическом измерениях, другие – на потерях, поражениях, ошибках и преступлениях, нацистских и своих. По признанию ряда ведущих специалистов, точная и адекватная история войны еще не написана. Это, прежде всего, говорит о сложности, многомерности данного явления. В любом случае, анализ должен опираться на четкие общетеоретические основы, то есть, быть продолжением определенной философии истории и исходить из определенных идейно-нравственных позиций. И здесь очень полезно прислушаться к таким моральным авторитетам как Виктор Астафьев, Булат Окуджава, Анатолий Черняев, Василь Быков, Василий Гроссман, Константин Симонов. Их правда о войне дает нам безупречные этические ориентиры в деле познания и понимания этого важнейшего события ХХ века.

Когда же я слышу: «Можем повторить», сердце рвется – «не можем». Еще одна такая «нагрузка», и русская струна лопнет. И не надо бояться правды. Совсем недавно в Праге был демонтирован памятник маршалу Ивану Коневу и установлен мемориальный обелиск власовцам, сыгравшим большую роль в спасении города от немцев. Это действительно так: дивизия генерала Буняченко сделала всё, чтобы сохранить эту жемчужину Европы. Так что же, ура Власову и тем, кто пошел за ним?  Это были пленные, брошенные своей страной, пленные – дети тех, кого уничтожали в общесоюзную «коллективизацию». Какие же они предатели?! Они – жертвы и дети жертв беспощадного террора. Конечно, были и трусы-предатели, ни одна война не обходится без них. Но чтобы клеймить конкретных людей предательством, надо бы знать обстоятельства, в которых оно произошло.

Итак – ура, власовцы? А как быть с их антисемитской программой? Распространить тотальный геноцид по территории СССР, – как быть с этим? Сами, будучи во многом жертвами, они были готовы стать палачами, и если так, то Тухачевский и остальные военные тузы СССР наказание получили заслуженно. Ведь что они творили в Гражданскую войну? Или крестьяне, убивавшие и грабившие помещиков, разве не заслужили «коллективизацию»?!

То-то. Отвечать следует прямо, извилистая ложь здесь не поможет. Мерило одно: совесть. И никакого «экстремизма»! Ни в одну сторону. Сегодняшние жертвы могли быть вчерашними гонителями или «собирались» стать таковыми в ближайшем будущем. Может и наоборот: герои в недавнем прошлом сами были палачами или соучаствовали в преступлениях.

Все это касается не только нас, но и других народов. Германия чтит деятелей и мучеников 20 июля 1944 года. Какие люди, какие лица: граф фон Штауффенберг, граф Йорк фон Вартенбург, например! А чего они хотели? –Заключить мир на Западе и всей силой навалиться на Востоке. Спасти Германию, спасти армию. Ту самую, что бесчинствовала уже пять лет. А когда они, эти герои, выступили? Летом 1944 года. Стало очевидно – война проиграна, пора на попятную. Вот если бы года за три до этого, когда вермахт контролировал пространство от Атлантики до Москвы, но тогда эти образцовые офицеры и патриоты полагали правильным проводить политику захватов, экспансии. Конечно, без зверств СС и гестапо, ведь это пачкает чистое и благородное германское дело!

Что скажем мы? По моему твердому убеждению, прежде всего, надо говорить о «нашей» войне, а о «своей» – пусть они сами говорят. Мы никогда не забудем, что «22 июня ровно в четыре часа Киев бомбили…». Свой лимит на войны Россия исчерпала. Как пел Борис Гребенщиков: «Время вернуться домой»!

От редакции: Юрий Сергеевич Пивоваров — советский и российский политолог и историк. Кандидат исторических наук, доктор политических наук, профессор, академик РАН. В 1998—2015 годах — директор, с 27 апреля 2015 года — научный руководитель Института научной информации по общественным наукам, профессор МГУ, МГИМО и РГГУ.

 

 

 

 

 

20.06.2020

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com