Поиск..

Важно

Лев Вершинин: «Пони бегают по кругу…»

.

До выборов остается всего несколько дней. По мнению большинства политологов, результаты плебисцита приведут к формированию в Парламенте РМ прозападной коалиции. Что же касается Додона, несмотря на все его усилия и объединение с Ворониным, союзу двух экс-президентов прочат отток голосов в пользу Блока «Ренато Усатый» и «Гражданского Конгресса». У международного эксперта Льва Вершинина – свой взгляд на выборы в Молдове, их перспективу и участников «забега».

 

– Господин Вершинин, первый мой вопрос касается реакции на предвыборную кампанию не только избирателей, но и самих электоральных конкурентов – она удивительно вялая, разве что попытку Дорина Киртоакэ вступить в кулачный бой с Игорем Додоном можно считать всплеском активности.  В чём тут дело?

Пора отпусков, конечно, тоже играет свою роль, но основной причиной куцего списка конкурентов на выборах я считаю отсутствие у них денег. Отсюда – и вялость самой кампании. Зарегистрировались те, у кого хоть какие-то деньжата да есть.

Во-вторых, нет чёткой концепции «а чего, собственно, хотеть?» Обычно же и ваши партии, и их лидеры идут на выборы, имея чёткую установку от того или иного важного человека, на которого они ориентируются. Сейчас, похоже,  у них нет чётких указаний. И кое-кто мечется и ищет, видимо, кто заинтересован конкретно в их услугах. Всё очень просто.

– Есть партии-спойлеры, чьи услуги проплачены , и кому указания даны очень чёткие. Есть лидеры формирований,  цель которых – выторговать себе лично, за свои пару-тройку голосов, какое-то теплое место. Некоторые бывшие парламентские фракции вообще не пошли на выборы – маленькие, но их голос был слышен. Как думаете,  поставили на себе крест?

– Мне более-менее понятны те, кто хочет укрепить свои позиции, но они и вам понятны. В связи с чем и была создана коалиция, о которой все пишут.  Все остальные, на мой взгляд, не получили точных указаний. Или им порекомендовали подождать. Чего подождать – не угадаешь. Можно распознать причину активности, но сложно угадывать причину массовой инертности. Могу предположить, что ситуация очень кризисная, и все, кто имеет хотя бы малейшее отношение к политике, пусть даже молдавской, опасаются в этот кризис вписываться на первых ролях.

– По большому счету, на выборах столкнутся  два крупных игрока. И если плебисцит пройдёт не так, как покажется проигравшей стороне, их лобовая атака рискованна.

– Вы имеете в виду попытку уличных столкновений, типа Майдана? Жизнь показывает, что «майданы», как правило, организуют прозападные силы. На данный момент тем людям, которые у вас у власти и хотят её упрочить, за счёт большинства в парламенте, майдан  невыгоден.

Допустим, они, консолидировавшись, но получив в поддержку какую-то мелочь, проиграют. Однако у них есть масса возможностей, пользуясь полным содействием посольств, объявить, что не всё в выборах было чисто, на отдельных участках оспорить. Совершенно же понятно, что проигрыш, если и случится, будет минимальным.

А вообще хочу сказать, что по итогам прошедших президентских выборов, я потрясён некомпетентностью того сектора, который считается прозападным. Притом, что, казалось бы, у госпожи Санду есть и подготовка, и опыт,  некоторые её кадровые решения или их попытки вызывают полнейшее недоумение. Из этого делаю вывод, что те, кто реально курирует Молдову, поступают по худшей схеме: пытаются взять нынешний истеблишмент страны под свой полный и абсолютный контроль.

Но тут возникают определённые сложности чисто молдавского типа. Полный контроль чем хорош? К каждому крупному функционеру прикреплён куратор, который ему постоянно говорит, что делать сегодня, что – завтра. Человек, как, скажем, в Киеве, это выполняет. С одной стороны – хорошо, поскольку возникает понятность. С другой стороны – плохо, потому что в таких случаях на посты назначают абсолютно послушных марионеток, а у них нет никакой инициативы. Они предельно инертны и, как правило, не отличаются высокими компетенциями.

В этом смысле, если госпожа Санду и имеет какое-то своё личное видение, она умышленно выступает в роли  своего рода Зеленского, который идеально послушен. Однако у Зеленского есть хотя бы тот плюс, что люди в его команде опираются на разные группы влияния, возникает некая борьба, в борьбе побеждает сильнейший, и есть определенная  возможность отступать от генеральной линии. У вас, такое ощущение, поназначали исполнителей, лишенных какой угодно самостоятельности, а самый послушный, как правило, не самый компетентный. Компетентный человек неизбежно будет отстаивать своё мнение.

Почему в Молдове среди западников я ставлю особняком господина Канду? Только по той причине, что у него есть и своё видение, и своя, пусть маленькая, но команда людей, безусловно пляшущих под ту же дуду, но они живые, а не кукольные. Живые, опять же, в рамках молдавских масштабов, но хоть как-то. В этом смысле, я думаю, эта группа прозападного сектора ушла в определённую тень для того, чтобы дать конкурентам возможность показать свою полную некомпетентность, после чего прокураторы от США в Молдове поймут, что изменять реальность может только эта команда. Ей, безусловно, выгодно переждать, так как после выборов всё по-прежнему будет идти вразнос.

Меня удивило, что уникальный случай с судьёй Чаусом был спущен вашим истеблишментом на тормозах. Какая возможность выбивать для Молдовы невероятные преференции, а ограничились лишь внутренними разговорами, реально – обманом. Пообещали в Киеве – и не дали.

– На мой взгляд, очень важно наличие способности увидеть ситуацию. Ну и определенная смелость, конечно, использовать её с максимальной для страны выгодой. Итак, прежние политические игроки не только не вышли из круга, но их даже прибавилось. Сохранился и геополитический, разделяющий молдавское общество, вектор.  Что изменят выборы?

– Да, прежние игроки остались. Но, опять же, надо понимать – цена господину Воронину известна всем.  Его команда была бы компетентнее за счёт старых специалистов, что – плюс, но прошло много лет, старые специалисты уже стары. Молодая поросль коммунистов не столько специалисты, сколько политики, в плохом смысле этого слова. Посади их, скажем, на министерство промышленности и – горе ему. Даже если победит блок Воронин-Додон, это будет означать возвращение к прежней политике, которую, в принципе, тоже строит Запад. Сменится риторика. Будут играть старые игроки, причём, грубо говоря, плохое будет играть с плохим. Тут никакой вектор, ни западный, ни восточный, на мой взгляд, значения не имеет.

Команда западников плоха просто потому, что она чересчур марионеточна. Но по правде, молдавский политик, вышедший на определённый уровень, не может не быть марионеткой. Самостоятельность в крохотной и небогатой стране невозможна. Катар, конечно, не больше Молдовы, но у него слишком много нефти, а он, фактически, филиал Великобритании. Плохость ситуации у ваших западников не в том, что они марионеточны, а в том, что они бездумно и некомпетентно марионеточны, за исключением лично госпожи Санду, у которой хороший послужной список, но она – одна. У неё есть свой узенький круг личных порученцев, назначенцев, способных что-то делать, но они неспособны исполнять все необходимые для государства обязанности.

Слабость западно-восточного крыла, потому что называть блок Воронина – Додона жёстко восточным я не могу, заключается в том, что они реально не несут ничего нового. Чего можно ждать от Додона, все уже знают. То хорошее, что мог бы принести в этот блок Воронин, почти обнулено элементарно временным фактором.

– В чём тогда смысл их коалиции?

– Для Воронина и его группы поддержки – вернуться в политику, для Додона и его группы поддержки – не вылететь из политики полностью.

– С превью всё ясно, а дальше-то что будет? Две хозяйки на кухне не уживутся.

– До выборов – безусловно уживутся, а дальше… Вы же знаете прекрасно, как любят друг друга Воронин и Додон. Помните кинофильм «Андрей Рублёв»? – Два князя целуются, и при этом один из них изо всех сил наступает другому на ногу.

– В своё время бывший электорат ПКРМ перешёл к Додону, и сейчас, по сути, он один на двоих. За счёт кого блок предполагает нарастить количество сторонников?

Они смогут нарастить какие-то проценты за счёт объективно допущенных западным сектором ляпов, за счёт неисполненных им обещаний, за счёт трений внутри команды прозападников. Откровенно говоря, Додон слишком многого не исполнил, слишком многих в какой-то момент обидел, и, что самое неприятное для него, он ведь выигрывал одно время на том, что говорил: «Ребята, меня превратили в куклу, отдайте мне всю власть!»

В последний год он получил её всю. Как ею распорядился? А никак! Потому и проиграл. Может быть, не все, кто в нём тогда разочаровался, голосовали за госпожу Санду, но значительная часть разочаровавшихся просто не пошла на выборы, это понятно. Элементарно по цифрам видно, что явка понизилась.

Сейчас возможно обыграть, получить дополнительные голоса именно на том, что: «Вот видите, мы перестали быть такими скользкими, мы склонились в сторону классического коммунизма… При  Воронине было сытнее… Мы поумнели, а воронинцы помолодели». Какие ещё есть варианты? Их нет! Выжимают же профессиональных политиков из политики, а куда они пойдут работать?! Будь это хотя бы Румыния, Додон бы устроился директором крупного общественного фонда, спокойно получал себе 6000 евро в месяц, писал бы мемуары и ездил по престижным саммитам. Но это – Молдова. Что такое быть в ней отставным политиком, вам не надо говорить. Так что, пророссийская риторика у блока сохранится неизбежно. Это – главное оружие сил, которые к ней приставлены.

Однако, посматривая на Молдову, я вдруг обнаружил перспективного, солидного левого политика, у которого, может быть, если его пропустят, достойное будущее, и он производит впечатление не болтуна. Я имею в виду нынешнего мэра Кишинёва. Мало его знаю, но по тому, что читаю, он производит приятное впечатление. Кстати, что любопытно, я постоянно выделял яркую фигуру Андриана Канду из правого сектора, но никогда не говорил о левом. Сегодня я впервые сказал, что вижу яркую и перспективную фигуру и слева.

– Мы предположили эту перспективу и поделились мыслью в публикации, но круги по воде не пошли. Думаю, что у Чебана есть амбиции, но он выжидает свое время.

– Возможно, человек сейчас не имеет сил, подпорки, но уже выросла любопытная, перспективная, и, в рамках Молдовы, неординарная фигура. На мой взгляд, Чебан умеет обещать и выполнять, и говорить с людьми по-человечески, не возносясь над ними. Такой вывод я делаю из его интервью, постов в Facebook, из его переписки с избирателями, которой он не чурается. Думаю, он не держит для этого какого-то пресс-секретаря.

– Время покажет, но ключевую фразу Вы уже сказали: у Чебана может быть достойное будущее, если его туда пропустят. У меня вопрос по правым: за счёт кого усилится их сектор? Перспективный Канду на выборы не пошел. Зато зарегистрировал свою партию экс премьер-министр Кику.

– Вполне возможно, что названные вами люди, фигуры достаточно весомые, получили в амбассаде США за чашечкой кофе «дружественные рекомендации». Если они окажут явную поддержку госпоже Санду и представляемой ею силе, тогда, конечно, можно ожидать усиления правого сектора, но это будет прологом к тяжелейшим ссорам внутри будущей власти.

Почему? Потому что если вы посмотрите на нынешнее руководство правых сил, Санду стоит на две ступеньки выше, а ниже – уже однотипные фигуры. Что бы они о себе не думали, реально – сильно мельче. Если во власть сейчас, после каких-то договорённостей, придут тяжеловесы, по молдавским, опять же, меркам, уровня Санду или уровня Канду, люди со своим определённым видением и желанием его отстаивать, типа Кику, то ни о каком единстве, в условиях очень узкой кормовой базы, и речи быть не может.

– Та же картина у левых?

Воронин не равновесен Додону, по крайней мере, пока Додон не списан. Воронин – прошлое, способное добавить несколько процентов. Если побеждают левые, он удовлетворится, во-первых, возвращением в политику, возможностью контролировать какие-то отрасли, на что-то влиять. Согласится с ролью младшего партнёра. Он стар, даже это надо иметь в виду.

Старая гвардия хочет вернуться в дело, но она выдохлась, и не будет бороться с молодым и наглым Додоном, которого не любят, между нами говоря, но раз уж так случилось, от него получат что-то и будут этим довольны. Справа наоборот – молодые, злые и те, у кого есть видение, они готовы за него бороться, и каждый хочет стать «любимой женой».

– Разговоры об импичменте президенту – пугалка?

Думаю – да. Дело в том, что на эту ситуацию я бы посмотрел через призму похищения Чауса. Сначала госпожа Санду ярко и правильно начала игру в этом направлении, а потом её внезапно скукожило, да ещё и с недопустимо наглым поведением Украины. Если бы импичмент рассматривался всерьёз – это могло быть началом если не смещения госпожи Санду, так как сместить президента в результате импичмента невероятно тяжело, то дикого скандала, который понизил бы власть серьёзно.

Но этой историей не воспользовались, господин Додон погремел, покричал, и, опять же, всё ушло в песок. Думаю, это пугалка, кричалка, и ничего серьёзного в плане импичмента ждать не приходится.

– Как думаете, почему Додон такую возможность спустил на тормозах?

Опять же, тут можно только предполагать. То ли ему порекомендовали не обострять, поскольку американская амбассада, стоящая за Санду, слишком сильна, а российская, так или иначе крышующая левых – не слишком. Либо, взвесив силы, он сам решил, что игра не стоит свеч, а реальный импичмент очевидно не получается просто по голосам.

– Сравнивая два посольства, вы имеете в виду личные качества руководителей или функциональные возможности миссий?

– Конечно, функциональные возможности. На уровне личностных не возьмусь оценивать ни посла США в Молдове, ни Российской Федерации. Хотя мой личный опыт по многим странам СНГ говорит о том, что в американских посольствах – хорошо подготовленные, очень чётко работающие на результат люди.

Россию часто представляют, пусть уже и мало таких, те, кто варит свои мелкие дела. Правда, какие дела сваришь в Кишинёве? Тем не менее, люди эти не очень инициативны, не любят решать что-то в отсутствие инструкций.

– Господин Вершинин, что будет с Приднестровьем?

– Думаю, вопрос продолжит висеть на разумных, устраивающих Приднестровье условиях, кстати, и Кишинёв устраивающих. Решение этого вопроса – не в компетенции Молдовы, а силовой вариант возможен только вследствие более тяжёлого кризиса. В этом случае интересно, во что выльется ситуация, складывающаяся вокруг Белоруссии, где Белоруссия, как сейчас выясняется – всего лишь повод для того, чтобы спровоцировать Россию и Китай.

Если всё будет идти так, как идёт, все разговоры останутся разговорами. Хотя, конечно, отказ госпожи Санду платить по долгам Приднестровья был сильным и, в общем-то, справедливым ходом. С другой стороны, давайте прямо говорить, отказавшись платить по этим долгам, госпожа Санду даёт понять, что Приднестровье – не Молдова. Тут ситуация очень схожа с пенсиями на Донбассе. Если Киев не оплатит эти пенсии, значит, считает, что там живут не граждане Украины, а, следовательно, это – шаг к отказу от суверенитета над Донбассом. Так и тут. Молдове тяжело и несправедливо платить долги Приднестровья, это понятно, но не платить – значит сделать первый шаг к признанию, что Приднестровье не входит в Молдову. Считаю, если не случится глобальный кризис, приднестровский вопрос и дальше будет висеть.

– Президентские выборы показали, что свои надежды на лучшее будущее большинство граждан Молдовы связывают с Майей Санду. Что Вы об этом думаете?

Я думаю, что западники прошли свой пик. Лучшего, чем то, чего от них уже дождались – не будет. Всё лучшее, что Санду могла сделать, как лидер, она уже сделала. Дальше от неё ничего не зависит, Молдова остается в вечной болотной колее.

– Ну почему же в болотной, есть новые формирования, некоторые их программные цели совпадают с теми, что не раз заявляла президент. Например, на днях Гражданский Конгресс провел в столице Марш неподкупных отряд борцов с коррупцией прирастает. Вы слышали о  Гражданском Конгрессе?

Практически ничего.Такие партии меня не вдохновляют, потому что, живя в Европе, я в разных её странах вижу кучу рождающихся партий, которые потом показывают полную непрорывность. Для примера – смешная, глупая партия Голос на Украине, в которую поверили, а она оказалась абсолютным пшиком. Или вот состоялся первый съезд партии Украинанаш дом, а в России – возникли Прилепенско-Бородаевские симулякры. Или, допустим, в Испании у нас –Podemos, а в Греции – пришедшая к власти Syriza, бессмысленная, хотя и прогремевшая. Это всё – пони, которые бегают по кругу.

– Новые игроки дают возможность выбежать из круга. Когда-то это должно получиться.

Выбросили из старого круга политиков в Греции – ушёл Ципрас, и что сейчас? К власти вернулись старые политики, и где тот Ципрас? Выбросили из круга старых политиков на Украине, пришёл уж совершенно не политический, казалось бы, Зеленский.

Понимаете, дело ведь не в пони, дело – в круге. Можно запустить на арену новых пони, но они побегут по тому же самому кругу. Масть пони, в данном случае, не играет роли.

– То есть, Вы считаете, что новые выборы и новые политики – бессмысленны для Молдовы? Додон будет вечен, а Воронин почти вечен?

– Не совсем так. Додон вечен до тех пор, пока не будет решено и внутри партии, и снаружи, что он исчерпал себя. Воронин – рудимент старой эпохи. Он не вечен чисто в силу возрастных категорий, а Санду не сможет, в силу названных мною причин, кардинально изменить что-либо.

– Какой тогда смысл в смене Додона на Чебана? Ведь суть – не в пони, а в круге, сказали Вы.

– У меня такое ощущение, что никакая власть не сможет принести изобилие, слишком мало у Молдовы ресурсов. Но есть закон для ответственных политиков, настоящий закон власти: «Дай народу или хлеб со зрелищами, или уважение». То есть, теоретически, обновившись, ваши социалисты, будучи не левой социал-демократией, могли бы выйти к народу с максимальным уважением и на личном примере показать: «Мы о вас заботимся. Мы не уходим в высокую политику. Мы – это вы». Крохотность Молдовы позволяет такую прямую работу. Тот же мэр Кишинёва, как я могу судить, открыт для людей.

– Кто среди оппонентов блока двух эксов может взять на вооружение этот закон?

– Таких нет. Но если говорить о перспективах, в  очередной раз среди всех выделил бы Канду. Просто по признаку потенциальной эффективности. Если говорить совсем грубо – это человек, ориентированный на Запад, но  имеющий позитивную концепцию в том смысле, что он, насколько могу судить, понимает, как надо действовать, чтобы Запад заплатил Молдове всерьёз, а не отделывался копейками.

Ну, а если только о данном этапе, не заглядывая на месяцы вперед, есть ощущение, что на сей раз успешнее обычного выступит Ренато Усатый со своим блоком. Во всяком случае, он, скажем так, уловил специфику момента и избрал правильную, не агрессивную линию, избегая конфронтаций, никого не критикуя, жестко придерживаясь центра и уходя от набивших оскомину рассуждений о высокой геополитике. – Только практические тезисы о практически назревших проблемах, которые можно и нужно решать сразу.  Тут, безусловно, есть и некоторое лукавство, поскольку инвестиции «западных фондов» и МВФ, в сущности, «дары данайцев», которые потом могут выйти боком. А от Украины, уже сейчас позволяющей себе красть людей в центре Кишинева, Молдове в перспективе ничего хорошего не светит, но чтобы напоминать об этом, есть коммунисты и социалисты, а г-н Усатый старается занять другую нишу, и на этапе «прохода в парламент» это эффективно. А дальше кто ж знает…

 

 

Интервью вела

Ольга Березовская,

cпециально для kommersantinfo.com

 

Метки:

Смотри также:

Связанные истории