Поиск..

Важно Перспектива

Не COVIDенциально!

.

С одной стороны, стратегию самоизоляции людей, в рамках ЧС, государственные власти провозглашают исключительно заботой о гражданах. С другой стороны, вирусологи совершенно четко поясняют, что пандемия прекратится лишь тогда, когда сформируется коллективный иммунитет, то есть, переболеть коронавирусом безусловно должны 60-70% населения. Фактически, добровольная изоляция с нашей, личностной, стороны – забота о себе, любимых, введение же ЧС со стороны государства – минимизация нагрузки на него, в рамках исполнения приличий перед гражданами в области здравоохранения и жизнеобеспечения. Как долго все это будет тянуться, и к чему приведет? Поэтапный выход из карантинных мероприятий объявлен –  разрешены прогулки в парках и открытие промтоварных магазинов, но есть ли четкий план этого выхода? На целый комплекс вопросов отвечает практикующий врач, работающий «на передовой», с которой вот уже второй месяц не поступает никаких, даже сколь-нибудь скудных сведений. Тем ценнее полученная информация. Мой собеседник – Александр Васильевич Данч, Доктор медицинских наук, хирург государственной больницы Spitalul de Stat, по традиции именуемой Лечсанупром, оборудованной сейчас для борьбы с COVID – 19 . Контингент больных строго связан только с текущей эпидемической ситуацией.

Господин Данч, каково Ваше личное участие в борьбе с пандемией каронавируса в Молдове? И добавьте, пожалуйста, несколько необходимых читателям фактов о себе: образование, квалификация, стаж работы.

– Мой медицинский стаж работы составляет 32 года, сейчас я продолжаю исполнять свой врачебный долг – обязанности, согласно алгоритму дежурной бригады. С дежурства я возвращаюсь домой, прохожу все необходимые дезинфицирующие мероприятия, так же, как и супруга, она – тоже врач.  Опасной близости с родными у нас нет, дети живут в отдалении. Но молодые врачи нашей больницы, у которых маленькие дети, остаются в специально оборудованных палатах и живут там по 2-3 недели, общаются с семьями по телефону и в интернете.

Принято говорить, что мы боремся с вирусом, но это не совсем верно. С ним, к сожалению, бороться невозможно, мы лишь осуществляем медицинские мероприятия для того, чтобы вирус не распространялся и не усугублялся. Мое личное участие в них обусловлено несколькими задачами: я должен выполнять санитарно-просветительскую работу среди населения, включая средства массовой информации, что сейчас и делаю, таким образом, давая людям понимание ситуации. Что касается моих функциональных обязанностей, в течение полных суток я провожу прием пациентов, их сортировку – определяю, кто из них заразен, кто с симптомами, кто – бессимптомный.

– Тестируете?

– Да, делаем не только тест на COVID, а проводим еще лабораторные исследования общего порядка – анализ крови, мочи, а также – рентген, в зависимости от состояния пациента. Надо понимать, что каждому из них нет необходимости проводить комплексные мероприятия сверху донизу. Во-первых, это невозможно по времени  и физическим параметрам медучреждения, во- вторых – не нужно. Ну и затратно. Чтобы сделать рентген пациенту, нужно одеть в защитную одежду весь персонал, продезинфицировать все отделение до появления больного и после этого. Главная задача врачей – определить нужный каждому больному объем и уровень нужных мероприятий, то есть, кроме медицинской, врач несет еще организационную нагрузку. Все расходы – на народные деньги, а съесть их можно за один день и ничего не оставить на следующие 2-3 недели, а то и дольше. Сразу хочу уточнить: вопросы, касающиеся количества больных, их состояния, лечения и личные данные будут находиться вне беседы, что следует из кодекса медицинской этики. Говорить будем только о насущных проблемах.

– Именно это – моя задача. Что в первую очередь должен сделать Минздрав для минимизации распространения Cov-19 среди населения и медработников «при исполнении»?

– Ставить задачи Минздраву мне пока не по рангу, это – во-первых. А во – вторых – слишком поздно. Сейчас можно проследить те или иные действия, выразить свое согласие или не согласие с ними и мнение о коррекции каких-то моментов. Я не являюсь организатором действий министерства здравоохранения, у меня другая специальность, в то же время, я аттестован, по результатам экзаменов в медицинском институте, по следующим профильным дисциплинам: эпидемиология – семестр обучения, микробиология – два семестра обучения, организация здравоохранения – тоже два семестра, курс медицинской статистики – год, военно-полевая хирургия – еще два года. Также – гражданская оборона, семинары по работе во время эпидемий. Компетенции студентов Кишиневского мединститута проверены и аттестованы профессурой, знающей, что положено делать во время эпидемий. И это дает законные основания выпускникам вуза иметь свое мнение по сегодняшней теме. Думаю, логично, чтобы во главе здравоохранения республики находился человек со специальным медицинским образованием, имеющий, как минимум, описанный выше уровень знаний, в связи с этим, у меня серьезные претензии к организации системы здравоохранения Молдовы. Во главе её сегодня стоят люди, не обладающие не только специальными знаниями, но даже элементарными понятиями о медицине.

Еще до эпидемии в Молдове, хотя она даже сейчас еще не началась, мы уже знали её результаты в Китае и ряде европейских стран, так как почти последними вошли в эту неприятность с приездом наших сограждан, работающих за рубежом. Уже тогда должна была быть создана комиссия по борьбе с особо опасным заболеванием, под руководством компетентного специалиста. Произошло это с большим опозданием, через месяц, и то, без  конкретного указания, кто именно занимается организацией противоэпидемической деятельности. Мы и сейчас не знаем, кто. Я слежу за прессой, ежедневно бываю в соцсетях, но этой информации нигде не было, и нет. А безответственность порождает хаос.

– Есть Комиссия по чрезвычайным ситуациям Республики Молдова, её возглавляет премьер-министр.

– Я уточняю формулировку: «компетентный специалист». Наш премьер – профессионал в той сфере, в которой имеет опыт работы и соответствующий диплом. В Минздраве не оказалось компетентных специалистов, которые должны были быть там еще до начала эпидемии. Их и сейчас не привлекают. Во всех медицинских учреждениях Молдовы соответствующая комиссия, во главе с главврачом, в начале года утверждает «План действий при возникновении особо опасных инфекций, чрезвычайных ситуаций и прочее». В нем указано, кто, когда и чем должен заниматься, ответственный человек расписывается под обязанностями. Такой же план существует в министерстве, но теперь я даже не знаю, поднимали они его или нет. Судя по хаосу, который творится – то туда побежали, то сюда – к этому плану не обращались.

Когда план был принят?

– В 1920-е годы, и в 1950-е, по следам Первой и Второй мировых войн. Потом пополнялся, с учетом эпидемий, например, эпидемии холеры 70-х в СССР. Принятие плана стало  регулярным мероприятием, обновляющимся в начале каждого года. Наглядный пример его части – План эвакуации при пожаре, размещенный в общественных местах и знакомый каждому из нас.

Поскольку главный врач подписывает план действий по возникновению особо опасных инфекций, он знает и как ему поступать в этих случаях, но ни одного главврача ни о чем не спросили. А ведь они сейчас – самая уязвимая категория после докторов, у которых с пациентами непосредственные контакты, и после медсестер, которые находятся с больными длительное время, потому что, какое бы решение они не приняли, оценивает их работу не медицинская комиссия, а люди, бегающие по зоне правительства. В одночасье уволили главного врача  РКБ, и это была показательная порка для всех остальных, опирающихся на свой опыт и убеждения. Теперь главврачи скованы по рукам и ногам, они не могут привлечь дополнительные средства для спасения пациентов, несмотря на большое количество добровольцев, которые хотят привезти защитные средства сегодня, а не через неделю – две. Но в это время комиссии и полукомиссии, состоящие из любителей, решают, что надо покупать в Китае, что – в Сороках, а что отправлять в Польшу. Это – все равно, что расстрелять перед войной всех маршалов, заявив, что войны не будет.

Непрофессионалы запугали не только руководителей медучреждений, а весь народ. Я сегодня проехал пол Молдовы – люди боятся, но плохо понимают сами, чего. Их никто не просвещает, водители ездят в личных автомобилях в масках. Я – врач, каждый день нахожусь в контакте с больными, у меня жена – доктор, и работает в таких же условиях, тем не менее, я призываю к спокойствию и разуму. Мы, врачи, не ходим дома в масках. А люди даже спят в них, и это – факт. Пожилому человеку три недели назад выдали маску, так он в ней так и ходит, она грязная уже. Жаль людей, но то, что происходит от страха и отсутствия информации – запредельная глупость.

Просвещение населения – одна из главных задач Минздрава всегда, в период эпидемии – тем более.

– А самая главная создать это министерство на правильной основе. Раньше Минздрав был нашей гордостью, например, когда в непростые времена его возглавляли Н.Тестемицану, К. Драгонюк, Г. Гидирим, И. Абабий и другие ученые, доктора наук, опытные медики и организаторы. Тогда, в отсутствие эпидемии, было больше понятно о действиях во время нее, чем сейчас. За последние шесть лет министрами были назначены пять женщин, из которых только три имели медицинский диплом, и только две – практический опыт организации здравоохранения. Что тут можно комментировать?

По поводу плана противоэпидемических действий: он составляется Министерством здравоохранения или каждым лечебным заведением самостоятельно?

– Основа собирается в министерстве. К ней каждое медицинское учреждение, в зависимости от своих возможностей и расположения, добавляет конкретную информацию, где разместить изоляторы, как организовать реанимацию и разделить больницу на чистую и грязную зоны. Дело в том,  что концентрация больных в каком-то одном месте увеличивает нагрузку и опасность их перезаражения и заражения персонала. Пациенты, с подозрением на инфекцию, попадая в машину скорой помощи и дальше проходя определенные этапы, могут заражаться другими вирусными и бактериальными инфекциями. Семашко – великий организатор здравоохранения, он создал после Октябрьской революции успешную систему профилактических и защитных мер, позволившую справиться с эпидемиями тифа, холеры, чумы. И он не предлагал собирать всех больных в центры, на самом деле, превращая их в рассадники инфекции.

– Больных проказой размещали в лепрозориях.

– Совершенно верно, вдали от населенных пунктов, а не в центре города и вместе. Итальянское слово карантин, значение которого все мы знаем, уводит нас в 14-15 век, когда корабли подплывали к средиземноморскому острову, все высаживались и проводили на нём 40 дней. Или оставались на судне, что было грустно и тягостно, но позволяло за этот срок выявить отсутствие больных. Только тогда корабли получали разрешение войти в порт. Вот это и называется удаление. У нас же концентрируют больных в центре города. Время и результаты исследований покажут, насколько это решение эффективно.

Но сейчас надо разрабатывать уже способы выхода из карантина, а план населению пока тоже никто не озвучивает. Ни план, ни правила, что выходить будем так-то и так. Если видим, что статистика заражений падает, необходимо планировать выход из изоляции, но мы опять запаздываем. Объясняю вам, почему. Я общаюсь с коллегами из всех районов, в больницах сейчас находится огромное количество людей, которым там делать нечего абсолютно, потому что у них нет клинических симптомов заболевания, а находятся они в медучреждениях только на основании положительного Covid-теста. Такие пациенты вполне могут находиться дома, разумеется, при приемлемых домашних условиях самоизоляции, и уже по 1, по 2, по 5 их можно выпускать. Если многодетная семья живет в двухкомнатной квартире, конечно, с выпиской стоит повременить, но если человек живет один или вдвоем, то ему лучше быть дома. В этом и заключается медицинская логика.

Есть успешный пример той же России, где заболевание в легкой форме под наблюдением врача лечат дома. Зачем в Молдове госпитализируют таких пациентов, а потом вылавливают их по всей республике?

– Да, это не секрет, ситуацию неоднократно комментировал Олег Круду, мой близкий коллега, доктор наук и организатор здравоохранения. У него достаточно знаний, чтобы понять, как поступать в подобных ситуациях. Триажный центр, под его руководством, считаю совершенно логичным, разумным и эффективным образованием на сегодняшний момент. Его и спрашивать надо, как лучше. Он и объяснил уже, что у нас госпитализация происходит по принципу теста Covid-позитив. Если реакция положительная, никто не спрашивает, легкая форма или тяжелая: ошпарившись молоком, дуем на воду.

Значит, в нашей стране дома не лечатся под наблюдением семейных врачей?

– Подождите, у нас и в больницах не лечат пациентов с легкой формой Covid и результатами теста Covid-позитив. Потому что лечить нечего, нет симптомов, пациент не кашляет, не температурит. Он просто лежит в изоляции, чтобы не заражать других, но в это время может заразиться сам, и это правда, в то время, как у него тест мог оказаться положительным случайно, и сколько времени он позитивный – тоже не известно, уже три недели или со вчерашнего дня. Но госпитализируют по этим понятиям. Кроме того, у этого теста 80% чувствительности, и двадцать человек из ста на самом деле получают вирус уже в том месте, куда их доставляют. Такой вот парадокс.

– На каком-то же основании тестировали этого человека?

– На основании того, что он находился в определенном контакте. В эпидемиологии есть целое звено, в котором выявляется первичный пациент, затем следующий. А для того, чтобы лечить на дому легкую форму, врачу надо войти к пациенту в полной экипировке: комбинезон, шлем, два слоя масок, бахилы и прочее. Организовать это невозможно, на том основании, что формы попросту нет, она только сейчас стала появляться. Раньше мы экипировку делили, на четырёх врачей – одна-две. Костюмов не хватает, это не тайна.

– В Молдову неоднократно прибывала и прибывает гуманитарная  помощь с масками и перчатками, тестами, одноразовыми костюмами, и министерство делает закупки, в то же время, этих средств в лечебных учреждениях не хватает. Где правда?

– Пока мы вышли из режима экономии, но не знаем, сколько есть этих костюмов, на какой срок их хватит. За смену уходит около десятка, сейчас есть, скажем, 50-100 костюмов, это – на ближайшие 3-5 дней. Надо их экономить их или нет – неизвестно. А экономия –  большая нагрузка на медработников, к сожалению.

Вопрос по поводу дезинфекции в рамках просвещения населения: что надо обрабатывать, когда и сколько?

– Какой-то примар выложил в интернет ролик: по тротуару его населенного пункта едет трактор и разбрызгивает дорогущий антисептик, делает огромный расход нужного средства, и еще пиарится на этом. Ответственно заявляю: от вирусной инфекции такая обработка не помогает. Сегодня антисептиком обрабатывали и улицы Кишинева.

– А еще дворы и подъезды.

– Да, только это не помогает никак. Убирать мусор вовремя надо, все остальное – не медицинская необходимость, а дешевый пиар. В борьбе с коронавирусом обработка дорог антисептиком не помогает. Вот вычистить палату после больных необходимо, потому что там есть вирусный индекс, концентрация вируса в воздухе. Когда доказано, что больной человек проходил через подъезд, выезжает специальная бригада и проводит противоэпидемическую обработку. Ведь понятно, что все подъезды города не обработать, даже десятую их часть. Нет у Молдовы столько средств, чтобы сделать полную дезинфекцию страны. Это – эпидемия идиотизма, который распространяется намного быстрее вируса.

Так какое же звено в сфере молдавского здравоохранения самое слабое: отсутствие средств, некомпетентность руководителей, кадры?

– Кадры в Молдове – самое сильное звено. Вы бы видели, как они рвутся в бой, эти девочки. Говорят друг другу: я поработаю еще пять часов, а ты отдохни, тебе же потом заступать на двенадцать часов. Вот это – наши кадры на местах, у которых дома дети, мужья, родители, бабушки и дедушки, и которые за свой рабский труд получают три с половиной тысячи леев. Проблема на уровне министерства и правительства не только в нехватке средств. Если бы наши руководители были честными и не рапортовали, что у нас всё есть, мы подготовлены, а сказали, как есть на самом деле, народ бы их понял. Если бы кинули клич: у кого есть возможность помочь, пожалуйста, помогите. А то мне звонят знакомые и незнакомые люди, предлагают маски, костюмы, готовы приобрести необходимое и отдать больнице, а мне приходится отказываться от помощи, потому что она запрещена – закупка только централизованная.

– Гуманитарную помощь принимают от других стран самолетами, почему от жителей республики нельзя её принять?

– У меня так же нет ответа на этот вопрос. В Сороках недавно стали выпускать защитные костюмы, тысячу штук шьют за сутки. Вы понимаете, что  они могли бы наш медперсонал полностью ими обеспечить? Это – не рекламная компания, а факт, что отечественная фабрика в Сороках изготавливает защитные костюмы не хуже китайских. Да там и нет ничего сложного, вдобавок к матерчатым, обязателен клеёнчатый слой. Но, то они сертификацию не прошли, то цена не устраивает. Вы наверняка видели фотографии в интернете, особенно, из Китая, где медперсонал – с обезображенными лицами? Такие снимки я могу вам прислать из нашей больницы, из других молдавских. Маски неудобные, плохо прилегают, очень давят, оставляют пролежни, у некоторых доходящие до ран. Но никто и не пытался за полтора месяца прийти и посмотреть, как дела обстоят на самом деле. А если представители министерства или комиссии зайдут, то все равно не поймут, на что надо смотреть. У них нет медицинского образования, они не надевали ни санитарный костюм, ни хирургический. Придут, помашут своими галстуками и уйдут. А нам действительно нужен инспектор, который придет, посмотрит и определит: у вас нет этого, защитные экраны не застегиваются, значит, нужны другие. Понимаете?

– Хорошо, что сейчас в первую очередь нужно медучреждениям, где лечат больных с Covid19?

– В первую очередь, руководителям пора перестать говорить неправду самим себе и согражданам. Встать в эти пасхальные дни перед иконой и спросить себя, правильно ли они делают, говоря то, что говорят, особенно, с экранов телевизоров. Ведь люди хотят верить авторитетному мнению.

– Что вы подразумеваете под неправдой?

– Первой была неправда, что у нас всего хватает и все хорошо, вторая – статистическая. Выдаваемая на телеэкранах статистика не имеет никакого отношения к медицинской, которая опирается на множество объективных факторов, и используется для понимания, в каком направлении двигаться. Для точного знания количества зараженных в стране, надо исследовать всех её жителей. Этого нет, соответственно, количество зараженных граждан неверное. Второе: существует понятие репрезентативных групп, позволяющих среди небольшого количества граждан в 1-2 тысячи выявить число зараженных. Например, в одном из районов Кишинева. Посчитать всех жителей, взять у них тесты и определить, сколько из них заражены, например, 15%, тогда статистика верна.

Далее происходит путаница Covid- позитивных групп граждан с количеством зараженных, которое огромно. Мы не знаем это число, но оно больше, чем декларируется. Есть количество заболевших, и между заболевшими и зараженными – тоже большая разница, у зараженного в носоглотку вирус попал, но у него сильная иммунная система, не дающая вирусу размножаться. Далее, заболевших нужно разделить минимум на три группы – с легкой, средней и тяжелой формой.

Объявляемая в СМИ статистика никакой информативной роли не играет. Предсказания, в виде прогноза погоды, в данном случае тоже нельзя делать, это вносит хаос и запугивает население. И комментировать цифры должны специалисты, а не дикторы, чтобы не было манипуляций с данными.

Сейчас знание реальной статистики необходимо для выписки пациентов. Решение об этом должна принимать комиссия эпидемиологов, квалифицированных врачей, потому что удерживание больных в изоляции со словами, что так нужно – тоже неправда.

Население, что уже полтора месяца находится в самоизоляции, до сих пор плохо понимает, какие правила асептики и антисептики, когда, где и как надо соблюдать. С понедельника разрешено гулять в парках, открываются некоторые торговые точки, и, опять же, нет информации о том, какие меры предосторожности продолжать соблюдать. Ведь манкирование ими может привести ко второй волне заражений.

– Именно. Информирование граждан при постепенном выходе из карантина обязательно. Вместо запугивающих роликов, необходимы просветительские: о том, как и где нужно носить маски, правильно соблюдать дистанцию, как вести себя в парке, сквере, в лесу. О том, что на улице  маски и перчатки носить не надо.

– ВОЗ говорит, что надо. Молдова соблюдает протокол этой организации.

– ВОЗ уже ошибалась неоднократно, за этот месяц протокол поменялся четырежды. Маски и перчатки необходимо носить только там, где есть контакт с людьми и поверхностями, которых касались многие – в том же супермаркете, аптеке, общественном транспорте, в лифте. Там они оправданы, в других случаях – нет. Придя домой, надо правильно вымыть  руки.

– Если их правильно мыть, можно обходиться без перчаток?

– Абсолютно верно. Лучше всего с мылом, чем со спиртовым раствором, поскольку спирт ухудшает свойства кожи. В общественных местах дезинфицировать руки на входе и выходе. Дезинфектор в магазинах на выходе надо ставить в обязательном порядке, потому что туда мы входим с чистыми руками или перчатками, а выходим – с грязными. Но ни в одном магазине Кишинева у выхода они не стоят. Эти правила знают специалисты, те, кто понимает пути распространения инфекции, а не управляющие торговлей, установившие аппараты с дезинфектором лишь для того, чтобы их предприятия не закрыли. Я очертил вам самый малый круг, где надевать и снимать перчатки и маску. Есть еще важный момент, как это делать. Неправильные действия – прямой путь к заражению. Вот такие ролики надо показывать по ТВ минимум трижды в день. Как, снимая, правильно выворачивать перчатки и только потом выбрасывать. И, разумеется, не носить по 10-20 дней одни и те же. Я не ношу перчаток в общественных местах, а правильно мою руки. Маску надеваю в магазине, в очередях.

– Александр Васильевич, количество заражений сейчас пошло на спад, мы начинаем выходить из карантина. Тем не менее, если даже коронавирус перейдет в разряд сезонных заболеваний, как грипп, люди должны быть вооружены знаниями. Наших сограждан, особенно, пожилых, волнует вопрос количества ИВЛ в больницах республики, так как Covid, в первую очередь, поражает легкие. Президент сказал, что аппаратов искусственной вентиляции легких достаточно, на республику их несколько тысяч.

– Хочу отметить, что во время эпидемии из десяти нуждающихся к ИВЛ подключают пятерых не потому, что не хватает аппаратов, а потому, что не хватает докторов или палат. Кроме этого, такие вопросы решаются всегда индивидуально из-за множества факторов. Одним ИВЛ нужен для поддержки, другим – для интубации, а третьим вообще не нужен, хотя состояние у трех, к примеру, больных на вид одинаковое. Здесь уже начинается медицина. Вне эпидемии этот вопрос вообще не актуален, аппаратов достаточно.

– Давайте вернемся к актуальному для всех нас выходу из карантинных мер.

– Сейчас многое будет зависеть от осознанности действий граждан. Нужно гулять, чтобы поддерживать иммунитет, а не дышать друг на друга, значит, надо строго соблюдать социальную дистанцию. И раньше надо было разрешать гулять в парках и в лесу, на безопасном расстоянии. А что было? Например,  в подъездах собирались курильщики и дымили там впятером, кашляя друг на друга. Санкции можно предъявлять группам людей, а не маме, гуляющей с ребенком в лесу, и это будет верно с медицинской точки зрения. Карантинные меры должны быть разумными и формироваться специалистами с медицинским образованием, а не политическими аналитиками.

В мединституте есть кафедра эпидемиологии, и хотя бы сейчас, уже на нынешнем этапе, её специалисты могут подготовить для СМИ материалы о мерах безопасности – правильном использовании масок, перчаток, о соблюдении социальной дистанции.

– Мы с вами сейчас говорим о плавном выходе из изоляции, но ведь в больницах продолжают лечить пациентов, есть населенные пункты, закрытые на карантин.

– Я думаю, пациентов с легкой формой коронавирусной инфекции продолжат держать в больницах до тех пор, пока это политически выгодно, потом начнут выпускать десятками и говорить, что мы победили эпидемию, хотя она и не начиналась. Это я говорю о политической стороне.

– Возвращаюсь к ВОЗ, объяснившей, что пандемия закончится, когда вирусом переболеет около 60% населения. Если у нас эпидемия и не начиналась, а мы уже выходим из самоизоляции, что нас ждет дальше?

– Вы сейчас задали сложный вопрос, а ждете от меня конкретного ответа, но его не будет. Скажу так: карантинные меры, проводящиеся сейчас в Молдове, не эффективны. Они созданы искусственно, а отменят их, когда это станет политически выгодно. Сначала Германия скажет, все, мы победили, потом Италия заявит, что почти победила, а следом и Молдова. Даже если в нашей стране сделать все абсолютно правильно, честно и рационально, она не имеет права выйти из карантина раньше, чем близлежащие страны.

Эти заявления будут связаны с тем, что люди реально перестанут заражаться? Если же нет, как можно выходить из карантина?

– Наша задача в другом. Предпринятыми мерами мы вирус не остановим, это самообман, что я и имею в виду, когда говорю о том, что надо перестать лгать людям. Ими мы лишь сдерживаем распространение заражения. Это – чисто декларативно – делается, чтобы  не было нагрузки на врачей и больницы, в то же время, их уже перегрузили ненужными больными. Процесс заражения будет продолжаться еще не один месяц. Столько времени находиться в самоизоляции мы не можем, поэтому, её надо потихонечку распаковывать. Правильно распаковывать. Сразу открывать большие маркеты, со свободным пространством, где толп не бывает. Блюстителей порядка в спецформе, которые раньше проверяли продуктовые корзины, обязать впускать, скажем, по 10 человек, следить за тем, чтобы люди были в масках, чтобы группами не собирались – это уже нормальная мера.

– Может, проблема Минздрава не только в отсутствии компетенции, но и в боязни массового заражения, когда не хватит врачей, и больницы не справятся?

– Я уже сказал выше об осознанности граждан. Сейчас больше всего заражаются врачи, а не пациенты, если не соблюдать меры, начнется всплеск среди населения. Не станут граждане контактировать с другими семьями, гулять, ходить в магазин, но соблюдать дистанцию, эти мероприятия будут эффективными.

– Для чего нужно было сажать страны на самоизоляцию, обрушать экономики, продлевать карантинные меры до мая, до июня?

– Я не знаю ответа на этот вопрос.

С медицинской точки зрения? Ведь руководствовались ею?

– С медицинской точки зрения, предпринятые действия не имеют никакого смысла. В Китае был карантин карантином, который прекратил распространение вируса за полтора месяца. И теперь люди приступили, разумеется, с сохранением мер безопасности, к нормальному образу жизни. Через полгода вы увидите, с каким мы сарказмом будем смотреть на все, что сегодня происходит в Молдове. Это – эпилог.

 

Интервью вела

Ольга Березовская

Специально для kommersantinfo.com

 

 

 

 

 

 

Метки:

Смотри также:

КАЛЕЙДОСКОП НОВОСТЕЙ: