Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Марианна Дурлештяну: «Слухи о том, что на меня можно влиять извне, очень сильно преувеличены!»

.

На мартовском политическом небосклоне Марианна Дурлештяну – экс-министр финансов, бизнесвумен и креатура ПСРМ и Партии Шор на роль кандидата в премьер-министры – появилась довольно неожиданно. И так же внезапно исчезла, сняв свою кандидатуру. Любители теории о полупустом стакане воды уже обсудили этот момент соответствующим данной концепции образом. Чтобы развеять туманные домыслы о вынудившем ее к этому авторитетном  давлении, г-жа Дурлештяну ответила kommersantinfo на несколько вопросов.

– Госпожа Дурлештяну, Вы как-то очень быстро решились войти в большую молдавскую политику. Либо это решение не одного дня, либо Вы уверены в своих возможностях.

 – Молдова переживает очень трудные времена, экономика – на грани. Желание помочь возрождению страны возникло у меня во время президентских выборов. 15 ноября 2020 года оба кандидата в главы государства были для меня одинаковы, я не отдавала предпочтение кому-то одному. Но наша диаспора, а к ней сейчас отношусь и я, решила проголосовать за новые политические формирования, с четким европейским видением. Люди тогда предполагали, что это даст возможность большинству наших граждан вернуться домой и жить достойно на Родине. Шли на выборы на этом душевном подъеме. Многие, и я в том числе, поверили в обещания обоих кандидатов распустить парламент.

Что же произошло де факто? Три месяца часть политического класса «тянула кота за хвост», чтобы удержаться у власти. Жонглировала жизнью людей, их партийными и личными интересами, загнав Молдову в тупик.

– И Вы приняли предложение этой «части» стать кандидатом на пост премьер-министра.

 – Приняла. Мне ведь предстояло работать с новым составом правительства, будущим балансом между гражданином и выбранной им властью. Именно на таких условиях я приняла решение.

Следуя предварительным обсуждениям и логике, политические формирования должны были согласиться на диалог, успешно миновав процесс, под названием «абсурд молдавской политики». Тогда бы они сумели устранить несогласованность действий некоторых членов парламента по поводу досрочных выборов или назначения функционирующего правительства по разрегулированию возникающих кризисов во всех сферах нашей жизни. К сожалению, не договорились – среди многих ответственных людей восторжествовала безответственность, они элементарно «забыли» о гражданах, о человеческих жизнях.

– Из-за чего конкретно Вы сняли свою кандидатуру?

 – У меня была целая серия консультаций с политиками, вошедшими в парламентское большинство. В ходе бесед стало ясно, что мои и их  планы идут вразрез: они были намерены любой ценой удержать депутатский иммунитет и сохранить личные и клановые интересы, ничего близкого к удержанию экономики и спасению страны!

Кроме того, я с самого начала предупредила: Партия Шор не будет меня представлять. Но ко мне не прислушались, а это значит, что в таких условиях у меня не получится провести четкие и радикальные реформы в экономике, так как этого меньше всего хочет созданный на скорую руку новый альянс. Я считаю своё решение снять личную кандидатуру на пост премьера единственно верным решением в пользу граждан.

– То есть, оно было Вашим, без всякого давления со стороны определённых сил?

 – Благодаря Вашему содействию, Ольга, я сейчас хочу обратиться к своим оппонентам: господа, вы стали повторяться в своих рассказах о каком-то давлении на меня. С полной ответственностью могу заявить, что испытывала давление лишь от парламентского большинства, состоящего из ПСРМ, Партии Шор и примкнувших к ним политиков. Остаться с ними рядом, против своих убеждений, я не смогла. Они периодически вбрасывают какие-то несогласованные заявления, играют в свои закулисные игры, я решила выйти из них, но не из общественно – политической жизни Молдовы, в ней я остаюсь и сделаю все, чтобы добиться добрых перемен к лучшему.

– Звучит несколько высокопарно.

– Я – не политик, трескучесть мне ни к чему. В наше время многие стесняются слова совесть, оно вдруг тоже попало в разряд высокопарных. Как для кого-то ни странно, я сумела сохранить данное качество, сейчас объясню, что имею в виду.

Мой отказ от премьерства вовсе не значит отказ от участия в политической жизни моей страны. Скорее, наоборот.Только я, в первую очередь, не политик, а финансист- экономист с богатым стажем в солидных компаниях, где дважды два – всегда четыре, но потенциальное премьерство в Молдове не исключает, что пять или шесть, возможно – три. Политические ответы в экономике губительны для страны и репутации премьер-министра, поэтому, я могла бы работать с любым президентом, который не оспаривает здравый смысл и законы математики.

Для меня показательна модель экономического поведения правительства Великобритании. Министр финансов Риши Сунак – консерватор, но в экстренных условиях пандемии он не повысил акцизы на горючее, а начал «по-социалистически» «раздавать» государственные накопления гражданам страны, спасая людей и экономику.То же – в Соединенных Штатах.

Именно такую команду и я задумывала – состоящую из высококлассных специалистов в своей области, которые будут отвечать не перед «кумэтром», а перед народом и международными финансовыми институтами, поддерживающими молдавскую экономику на плаву. Вы наверняка знаете, как много таких профи уехало из страны. Они с радостью были готовы поработать на свою родину. Эти светлые головы составили 40% моей предполагаемой команды.

У меня есть видение и её состава, и способностей министров, и приоритетных направлений в преобразованиях. Так, на важных постах руководителей МВД, Министерства по реинтеграции и Министерства обороны я вижу граждан Молдовы, прошедших западную школу управления и завоевавших репутацию в таких организациях как ФБР и ОБСЕ. Подобная  репутация гарантия того, что коррупционные схемы, душащие нашу ослабленную экономику, будут исключены. Разумеется, эти руководители должны быть подотчетны премьер-министру и никому более.

Я не настолько наивна, чтобы не видеть, как глубоко разочаровано население Молдовы существующей политической системой, поэтому, правительство технократов, которое я хотела предложить парламенту, а главное – гражданам, предусматривало в самую первую очередь возрождение систем здравоохранения и образования. Дадим врачам и учителям достаточно средств, и через несколько лет в стране появится качественно новое поколение, способное возродить всю страну. С этого надо начинать!

Реальная задача технократического правительства – создание новых рабочих мест и возможностей для перезапуска экономического двигателя. Это значит защиту малоимущих слоев населения от опасностей рынка, и, в то же время, избавление класса антрепренёров от непомерных налогов и поборов.

Давайте подытожим, чего Республика Молдова достигла к своему 30-летнему юбилею. В стране развалены системы здравоохранения, образования и науки. Республиканский стадион зарос лопухами в самом центре столицы, а когда-то на его поле блистали Лев Яшин, Эдуард Стрельцов и Дэвид Бэкхем! В английском Манчестере посмотреть на такой стадион приезжают туристы из далеких Японии и США, я уже писала об этом в социальных сетях. Если бы туризм попал в руки настоящего специалиста, наш уникальный стадион можно было бы превратить в Мекку для любителей футбола со всего мира. Кстати, этот проект мог бы профинансировать Евросоюз и Международная футбольная федерация.

Наша страна «производит» сильных программистов, но большинство их «утекает» за рубеж, а оставшиеся работают кустарно из-за отсутствия поддержки государства для стартапов.

Вандалы разрушают еврейские кладбища, а ведь еврейская диаспора может стать значительным подспорьем молдавской экономике, надо просто правильно поставить работу с выходцами из наших краёв, разбросанными по миру. Это особенно очевидно сегодня, когда Израиль лучше многих стран мира справляется с проблемой пандемии!

Мы спалили Филармонию, на сцене которой вместе с мировыми звездами – Давидом Ойстрахом, Иегуди Менухиным, Мстиславом Ростроповичем – блистали и наши, молдавские – Мария Биешу, Михай Мунтян, Тимофей Гуртовой, Вероника Гарштя, Тамара Чебан, Сергей Лункевич, Михай Долган и многие другие. Кто сейчас занимается сбором средств для восстановления этой нашей культурной святыни? Политики, вещающие с экрана телевизора?

– Марианна, мы еще не затронули геополитику и экономические решения, связанные с Приднестровьем. В этих направлениях Вы ведь тоже что-то планировали?

 – Конечно. Все усилия должны быть сейчас направлены на преодоление экономического кризиса. Экономика – в основе всего, это касается и проблем, связанных с Левобережьем. Выправится ситуация на правом берегу, подтянется левый. Люди, живущие в Приднестровье, тоже все прекрасно видят и понимают, им тоже надоели их «эффективные» менеджеры, для которых дважды два может быть и восемь, и десять.

Политика правительства технократов заключается в равноудаленности и от Запада, и от Востока. Мы готовы всех слушать, но не слушаться! Решения Правительства Республики Молдова должны приниматься только в Кишиневе, как дважды два.

У меня – богатый опыт переговорщика на самом высоком уровне, и я утверждаю, что партнеры, сидящие по другую сторону стола, начинают тебя уважать, когда ты предметно излагаешь свою точку зрения и не стесняешься отстаивать свою правоту. Как говорила мой кумир Маргарет Тэтчер, «никогда не бойтесь остаться в меньшинстве и даже – в одиночестве, если вы до конца уверены в правоте своей позиции». Так что, слухи о том, что на меня можно влиять извне, очень сильно преувеличены.

– Я благодарю Вас за откровенность, к каким-то темам, надеюсь, мы еще вернёмся, особенно, в части использования Ваших знаний и опыта в области экономики. Мне интересно, какие первые шаги Вы запланировали для кабинета.

 – Государственную помощь, её необходимо оказать. В Лондоне бутиковым бизнесам компенсируют 80 процентов от потерянных доходов.

– Молдова может себе позволить такие же шаги?

 – Во-первых, Национальный банк РМ сидит на трех миллиардах долларов США – валютных резервах – и держит их, будто мы будем покупать золотые слитки. Во-вторых, не надо бояться включать печатный станок. Американцы уже пошли на это: было выделено три триллиона долларов, «helicopter money», для компенсации потерь бизнесу и рабочим, пострадавшим во время пандемии. Джо Байден обещает выделить ещё 1,9 триллиона, также для поддержки бизнеса.

– Но лей – не доллар.

 – Не надо бояться инфляции. Критический её показатель – 4-7 процентов (здесь важна роль Национального банка), а у Молдовы в 2020 году зарегистрировано 0,37%. Но вот акцизы на горючку в кризис не поднимают, налоги нельзя увеличивать.

Мы, молдавская диаспора, ежедневно следим за тем, что делается на нашей родине, ведь многие так хотят вернуться. К великому сожалению, события в Молдове не оправдывают наших ожиданий, политики строят совсем другие планы.

 

Интервью вела

Ольга Березовская

Специально для kommersantinfo.com

 

 

Метки: