Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Начало обнуления…

.

Отправной точкой для моего диалога с академиком, дипломатом, политологом Виктором Боршевичем стал пассаж, случайно всплывший в интернете. Он принадлежит не именитому эксперту или финансовому аналитику, а обычному человеку. Привожу небольшой отрывок из него.

«Чтобы создать новый мировой порядок, нужно выбить почву из-под ног обычных людей и среднего бизнеса. Они должны стать банкротами и полностью зависеть от воли правительства. Как это сделать, не вызвав революцию в народе, а, типа, законными способами?

Сначала придумали локдауны и ковидные ограничения – первая волна банкротств прокатилась по миру. Затем стали прессовать по новой, с каждой волной «эпидемии» отправляя в утиль тех, у кого еще был хоть какой-то запас экономической прочности. А дальше подключают новую рукотворную проблему по всему миру – энергетический кризис. Причем всё валят на войну в Украине и санкции, особо не заморачиваясь тем, что одно с другим не клеится. И что правительства в очередной раз делают харакири экономикам своих стран, убеждая всех, что так почему-то и нужно. А кто задает вопросы и указывает на абсурдность принимаемых мер, тот, как и во времена ковида –  эгоист и вредитель.

Пример уничтожения бизнесов – от владельца  производственного цеха в Италии: «Может показаться невероятным, но вот два счета за электроэнергию. Первый – за июль 2021 года, второй –  за этот же месяц 2022 года при практически равном потреблении кВт/ч. В первом прописаны 17 тысяч евро, а во втором 108 тысяч! Рост – на 520%!» Шваб же сказал: вы «ничем не будете владеть», вот оно и происходит. Начало обнуления». Конец цитаты.

— Итак, если следовать великой метафоре Мандевиля, то государство – это улей, государственность – дух и традиции улья, суверенитет – отвоёванное право улья на существование и развитие. Но современные государства – это не только натура, а и культура, потому требуют особого подхода к пониманию их истории и развития. Эту тему, в контексте приведенного выше пассажа, мы и обсудили с Виктором Боршевичем. Нашу долгую беседу представляю читателям в виде тезисов.

В самом начале 21 века молдавским парламентским группировкам удалось то, чего не удалось сделать их визави в России, путём «тихого», антиконституционного по своей сути переворота, а именно: одна всенародно избираемая власть (парламентская) лишила другую всенародно избираемую власть (президентскую) права на всенародную избираемость.

Без необходимого в таких случаях референдума (поскольку речь зашла о фатальном столкновении равно легитимных ветвей власти), Молдова была объявлена «парламентской республикой». Однако то, на что рассчитывали эти группировки, вначале не получилось. По иронии судьбы, поскольку партия коммунистов добилась подавляющего  большинства в парламенте, её, парламентом же избранный, харизматичный лидер de facto получил диктаторские полномочия, что очень кстати помогло решить многие проблемы страны.

Восемь лет спустя, в 2009 году, фактически, в результате кишиневского «майдана», иначе говоря,  очередной «цветной революции», к власти снова пришла парламентская камарилья, в лице нескончаемых «альянсов за европейскую интеграцию», в результате чего молдавская государственность была окончательно дискредитирована. Cуверенитет страны был продан и передан во внешнее управление чиновникам из ЕС, а также посольствам США и Румынии. Президент Республики Молдова превратился в куклу, а сам институт президентства – во всенародное посмешище.

Под шумную трескотню об «истории успеха», в РМ стали высаживаться многочисленные десанты высших должностных лиц ЕС. На крышах кишинёвских зданий появились обамовские снайперы, сопровождавшие речистого вице-президента США Джо Байдена, с его глобалистской риторикой. Однако после подписания кабального «Договора об ассоциации», вместе с пресловутым «брекситом» и начавшимся «парадом суверенитетов» в ЕС, а также завершившимся объявлением «политического и экономического национализма» в самих США, ситуация в мире резко изменилась.

«Я не нанимался представлять весь мир, я нанимался представлять Соединённые Штаты Америки», — сказал новоизбранный Президент США оторопевшим конгрессменам. Это означало не что иное, как признание конца монополярного мира, в котором лукавое слово «глобализация» означало «американизацию» всего и вся в интересах мирового истеблишмента. Именно поэтому на здравомыслящего американского президента рьяно обрушилась вся «демократическая» рать. В этом наступающем хаосе (совсем не «управляемoм») для многих стран появились шансы хотя бы частично вернуть себе порядком обглоданные суверенитеты.

Однако теневая политическая элита Молдовы, как всякая элита, движимая узкокорыстными и сиюминутными интересами, оказалась недоговоро- и нежизнеспособной. Её теневые частные и публичные активы власти и обогащения, в результате собственного  беспредела, оказались под угрозой. «Парламентская республика» окончательно себя скомпрометировала и снова, путём антиконституционного «тихого» переворота, на сей раз – с подачи послушного Конституционного суда, приказала долго жить. Народу была брошена кость: избирайте какого угодно президента, всё равно мы так обрезали (и еще обрежем) ему права, что он будет ничем не лучше популярного своей бессловесностью предшественника. И таки обрезали –  на время затянувшегося, с подачи Майи Санду, процесса инаугурации законно избранного главы государства.

Только теневые элиты снова промахнулись – вместо очередного «немого утёнка» они получили молодого и амбициозного государственника (бывшего вице-премьера), ясно осознавшего, что решение проблем государственности и суверенитета страны является не только правом, но и святой обязанностью и моральной прерогативой её президента. Из чего это следует? Из того, что, по-хорошему, он является главным лицом, представляющим государство и его  народ в качестве гаранта Конституции, Верховным  главнокомандующим и духовным лидером Молдовы, избранным народом, опирающимся на народ и подотчётным только народу.

С момента релегитимизации поста президента всенародным избранием, разговоры о некой сугубо «парламентской республике» в Молдове, окончательно опороченной семилетним правлением нескончаемых политических аватаров одного и того же Альянса за пресловутую европейскую интеграцию, должны быть прекращены. Республика de jure вернулась к президентско-парламентской форме политического правления с того момента, как президент и парламент стали равно легитимизированы всенародным избранием.

С этого момента гарантом Конституции снова становится президент, а не собрание иностранных граждан из Конституционного суда, морально дискредитировавших себя объявлением примата Декларации независимости над Конституцией страны. Уникальной в истории человечества Декларации, которая отрицает легитимность многовековой молдавской государственности, низводя её до статуса некой молотово-риббентроповской креатуры. Впрочем, в Молдове всё уникально – вместо защиты Конституции эти деятели объявили её неким «второсортным» документом.

С момента релегитимизации президентско- парламентской республики, именно президент становится главным лицом, ответственным за укрепление государственности и суверенитета Молдовы. Гений мировой политико-правовой мысли, человек, впервые произнёсший слово «суверенитет» –  Жан Боден – показал, что суверенитет является необходимым и фундаментальным условием существования государства и его государственности. Другим фундаментальным условием является публичная собственность и публичные институты, функционирующие на её основе. И за пять прошедших столетий никто и ничто не смогло опровергнуть эти фундаментальные постулаты государства и права.

В современных условиях суверенитет народа и суверенитет страны не только тесно взаимосвязанные, но и взаимодополняющие сущности, немыслимые одна без другой. Если суверенитет народа в международном аспекте гарантируется правом наций (правом народов) на самоопределение, то суверенитет страны определяется признанием и определением его границ de facto и de jure авторитетом тех международных организаций (начиная с Организации Объединённых Наций) и стран, с которым она вступает в писаные и неписаные договорные отношения. Суверенитет народа заключён в его реальном праве решать своё будущее, суверенитет страны определяется способностью и мотивацией её политических элит защищать и продвигать её интересы на региональной и мировой арене. Потому что и суверенитет народа, и суверенитет его страны определяются и утверждаются только в процессе их перманентной и жёсткой борьбы за своё существование и развитие. Каков народ – такова и его судьба.

Следовательно, не только легитимным правом, но и святой обязанностью президента является духовное объединение народа, возвращение ему священного статуса суверена и веры в своё предназначение, стране – её попранного суверенитета и территориального  объединения. Сюда же относится возврат доверия к публичным институтам, опирающимся на публичную собственность, а также на крепкую экономику, ориентированную на внутренний рынок и те мировые рынки, где не только традиционно нуждаются в молдавских продуктах, а  уважают нашу многовековую государственность и наш исторический суверенитет.

С крушением монополярного мира, в наступающем хаосе международных разборок, настала пора ресуверенизации Республики Молдова и реабилитации её государственности. Клаус Шваб – современный Карл Маркс и лучший друг всех президентов мира, включая Путина, Байдена, Зеленского, Макрона и других апостолов власти – еще в 2017 году в своей книге заявил: к 2030 году «вы все (весь мир) ничем не будете владеть, ничего не будете есть, но станете безмерно счастливыми цифровыми рабами…»

Ответ ему, с отсылкой к голосам из интернета: всё зависит от Его Величества Народа. Каков Народ,  такова и Власть – со всеми вытекающими последствиями. Решение – за ним.

 

Поделился с читателями

Роберт Западинский,

Главный редактор kommersantinfo.com

 

 

 

Метки:

КАЛЕЙДОСКОП НОВОСТЕЙ: