Поиск..

Важно

Татьяна Полоскова: «Разновекторная политика – нормальное, даже полезное явление».

.

«Молдова находится в критически сложном положении, – заявила глава МИД Германии Анналена Бербок. – Годовая инфляция, рекордная за последние 20 лет, составила около 29%. Это то, что многие из нас не могут даже представить». Сколь долго международные партнеры смогут поддерживать РМ на плаву в преддверии возможных собственных трудностей в виде холода и голода?

По словам аналитиков, «мировая экономика в настоящий момент пребывает в состоянии потери управления – G20 парализована войной в Украине, а G7 неспособна выступить лидером во благо мирового сообщества», – приводит Рейтер мнение главы Центра политики глобального развития Бостонского университета Кевина Галлахера. Ну, а я спросила, что будет дальше «с родиной и с нами», у доктора политических наук, Государственного советника РФ Первого класса, Члена Закрытого клуба интеллектуальной, деловой и политической элиты «Roscongress Club» – Татьяны Полосковой.

— Госпожа Полоскова, сейчас на постсоветском пространстве идут геополитические изменения, потянувшие за собой трансформации во всём мире. Возможно ли формирование новых геоцентров притяжения именно на территории бывшего СССР?

— «Большая шахматная доска», о которой со знанием дела написал в своей знаменитой книге Збигнев Бжезинский, сейчас демонстрирует нам интересную, остросюжетную и многоходовую партию. Окончательные итоги её или даже серии партий сейчас предсказать не может никто. Но некоторые промежуточные расклады и занятые основными и второстепенными шахматными фигурами позиции достаточно ясны. Напомню, что в упомянутой книге центральной темой является развитие ситуации на евразийском пространстве.

Россия сейчас переживает далеко не лучшие времена. Блицкриг в Украине не удался, специальная военная операция приняла затяжной и кровопролитный характер, экономику страны душат санкции, репутационные издержки тоже налицо. И нет смысла скрывать, что введение войск в Украину поддержало далеко не всё население России. Политическая турбулентность очевидна. И в данной ситуации, когда даже союзники России заявляют, что будут соблюдать принятые санкции, как это сделал в недавнем заявлении Президент Казахстана К. Токаев, было бы лукавством «не видеть», что Российская Федерация теряет позиции мирового лидера и центра геополитического притяжения на постсоветском пространстве. А осколки бывшего СССР постепенно, но верно формируют «новую геополитическую мозаику».

Скажу сразу, я – не сторонник расширения присутствия в других государствах военным путем. Для меня в этом смысле показателен опыт Китая, который укрепляет свои позиции за рубежом, усиливая экономическое присутствие, работая с местной элитой, активно используя потенциал диаспоры, вкладывающей свой ресурс в укрепление мощи Китая – и делает это блестяще.

Мне знаком китайский опыт не понаслышке, поскольку я сотрудничаю с одним из аналитических центров Пекина по латиноамериканскому направлению. И могу сказать однозначно: не только Европа и США забиты китайскими товарами, в том числе, первой необходимости. Именно поэтому Китай присоединился к целому ряду санкций в отношении России. И, как любят выражаться московские китаисты, на словах проявляя нейтралитет в стиле китайской дипломатии, официальный Пекин строго и жестко бьет по нам рублем. Ряд ведущих банков Китая почти сразу же присоединился к санкциям. И не только банки.

Китай инвестирует в разных регионах мира в строительство АЭС, железных дорог, заводов. Например, сейчас проводится тендер на строительство железной дороги от Тихого океана до Атлантического, инвестором проекта является Китай. Порты Панамского канала находятся в собственности китайских бизнесменов, сам канал – собственность Панамского государства. Китай вкладывает деньги и  в социально важные проекты. Когда несколько лет назад в Аргентине очередной раз менялась власть, сложности возникли у российских проектов. Китай же сохраняет позиции независимо от того, левые или правые пришли к власти.

И если уж кто и вытесняет США с их заднего двора –  это Китай. Именно эта страна сейчас – основная шахматная фигура, которая противостоит Америке всей своей экономической мощью. Но важно понимать один момент. Года три назад, во время командировки в Китай, я встречалась с одним из корифеев китайской внешней политики и задала ему вопрос: «А что такое в понимании Пекина мягкая сила»? И мне был дан такой ответ: «Вся наша внешняя политика – это мягкая сила!» Сегодня Китай – несомненный мировой лидер. К позициям державы такого уровня стремится и Турция, несмотря на все внутренние сложности и внешнее противодействие.

Очень любопытно, что выйдет даже не из шахматной партии, а из карточного пасьянса, который сейчас разыгрывается в Западной Европе. Что касается так называемого постсоветского пространства, то на центры геополитического притяжения активно и успешно претендуют Азербайджан и Казахстан. И я верю в потенциал и будущее Украины.

— А в потенциал Молдовы? Какие внутриполитические и международные перспективы у нашей страны при её абсолютной зависимости от разновекторных геополитических партнёров?

— Я считаю, что сама зависимость от партнеров, тем более, «разновекторная», это вполне нормальное явление на определенном этапе развития государства. И многие страны прошли этот путь. Вспомним Финляндию, которая была вынуждена лавировать между СССР и западными партнерами, находя точки соприкосновения, выгодные для официального Хельсинки. И сумела из отсталой страны стать не только экономически развитым демократическим государством, но и отстоять независимость в период «зимней» советско-финской кампании, кстати, плачевно окончившейся для Советского Союза.

Есть и более свежие примеры. Совсем недавно, 8 июня, Президент Никарагуа Даниэль Ортега подписал указ о том, что воинские контингенты иностранных государств могут и дальше находиться в этой стране. Почему-то СМИ России и ряда других государств  решили, что речь идёт чуть ли не о введении российских войск, «с прицелом» в сторону США. На самом деле, это было ежегодное продление указа о том, что на территорию страны смогут по-прежнему допускаться «войска, морские и воздушные суда» ВС Венесуэлы, Гондураса, Гватемалы, Доминиканской Республики, Кубы, Мексики, Сальвадора, России и США. Ещё в 2013 году парламент Никарагуа разрешил воздушным и военным судам России и США заходить на территорию страны в районе морской границы с Колумбией в Карибском море – для борьбы с наркотрафиком. Российские и американские военные также получили возможность находиться в Никарагуа для противодействия распространению наркотиков, информировали тогда российские официальные СМИ.

Кроме того, как я уже комментировала для EADaily, не надо завышать уровень конфликтности режима Ортеги с США. Уже долгие годы, несмотря на публичные разборки и санкции, Никарагуа развивает взаимовыгодные отношения и с большим северным соседом — Соединёнными Штатами Америки. Именно США остаются для Никарагуа основным импортёром и экспортёром, Россия даже рядом не стоит по уровню товарооборота.

Несколько лет назад я мониторила историю со «строительством» Никарагуанского канала, даже вылетала на место дислокации этого «проекта века», так и оставшегося на бумаге. И уже тогда было понятно, что если бы проект воплотился в жизнь, а не превратился в замороженный, после скандала с исчезновением основного инвестора, то его основным пользователем тоже стали бы суда под флагом США, второе место заняли бы китайские корабли. Что касается российских судов, то за год через Панамский канал их проходит не более сорока. И нет оснований думать, что им понадобится ещё один межокеанический проход, расположенный в непосредственной близости от Панамского канала.

Никарагуа – стратегический партнер России, но это не мешает руководству страны работать и с США. То есть, проводить равновекторную политику, о которой мы с вами говорим, касательно вашей страны. Притом официальная Москва не упрекает Никарагуа в равновекторности, а, говоря прямо, закрывает глаза на сотрудничество с противником. Почему? Это другой вопрос, но и ему есть объяснение. Равно как Венесуэла, несмотря на санкции, длительное время делает поставки «тяжелой» нефти в США и получает взамен «легкую», после обработки ингибиторами. В том числе. На судах под чужими флагами.

В начале 90-х годов я работала заместителем директора по внешнеэкономическим связям уральского Торгового Дома «Русь», который, кстати, осуществлял бартерные поставки нефтепродуктов в Молдову, потому «нефтяная тема» мне близка. А в 2006-м, уже работая в системе МИД России, я сопровождала делегацию российских нефтехимиков в Каракас.

Есть еще один союзник России – Сирия, власти которой официально получают гуманитарную помощь, в том числе на восстановительные работы, не только от официальной Москвы, но и от западных стран. Кстати, Сирия сейчас фактически расколота. И перспективы тоже туманны.

Примеров, подобных тем, что выше, много и на постсоветском пространстве. Разновекторная политика, на самом деле, это нормальное и даже полезное явление, если обусловлено реальной выгодой для государства, а не идеологемами и воспоминаниями о прошлом или маниловскими мечтами о будущем, и способствует не просто обогащению элит (а это неизбежно при любой власти), но, прежде всего, улучшению жизни населения. Стимулирует развитие экономики и достижение реального суверенитета.

— На ваш взгляд, какие опрометчивые шаги руководства РМ могут превратить нашу страну в «горячую точку»?

— Я таких шагов не вижу. Пока «горячая точка» в непосредственной близости от Молдовы – Украина. И Майя Санду, как вы понимаете, тут абсолютно ни при чём. Кто «при чём», пусть и думает, как не превратить мирную Молдову в еще одну горячую точку в Восточной Европе. И такую же затяжную.

На днях Санду посетила Польшу. Она оценила этот визит, как хорошую возможность обсудить с президентом Польши «совместные проекты, инициированные нашими странами, двустороннее экономическое сотрудничество и усилия по оказанию помощи Украине». Санду занимается, в данном случае, реальной дипломатией, что предполагает налаживание диалога, а не публичные оскорбления народов и руководителей других стран, демонстрацию кулака и бесцеремонного поведения, что сейчас не редкость. Я считаю, что результат от дипломатии «кулака» –  нулевой. И хочу подчеркнуть, что Майя Санду пользуется авторитетом среди значительной группы российских профессиональных экспертов, как человек, получивший хорошее образование, и в очень непростых условиях выстраивающий политику в интересах своего государства. А уж с кем вести приоритетный диалог – это ей доверено по результатам выборов. Мне, например, очень нравится её стиль не только как политика, но и женщины.

Перед интервью с вами я просмотрела прессу: много критики в адрес Санду – от представителей оппозиционных партий.  И это – нормальная составляющая  информационной войны. Но хотелось бы, чтобы оппоненты в пылу критики, возможно, и вполне справедливой, не забывали чаще рассказывать о том, что сами сделали полезного для улучшения жизни народа Молдовы. И что готовы сделать сейчас – вместе с правящей партией или без нее. Тогда это будет наглядный показатель профессионализма оппозиции и умения работать на благо страны.  Да и нам любопытно почитать.

Пока что всё российское информпространство заполнено историями, как предыдущая молдавская власть получала немалые средства из России, непонятно, откуда и зачем. Люди вопросы задают, уж не из бюджета ли российского, да и вообще, правда ли? А что отвечать – не знаем. Да и прежний президент Молдовы – под мерой пресечения, ему тоже комментировать сложно. Вот так и остаемся в неведении о заслугах прежнего руководства.

Если серьезно, то политика – это интересы, а не мечты о давно прошедших временах и идеологемы. Вы прекрасно понимаете, что Санду сейчас на той стороне, на которой находится подавляющее большинство государств мира. Альтернативный путь – это изоляция и большие риски для суверенитета не только реального, но и фактического.

— Политологи предсказывают Молдове потерю государственности «по собственному желанию», то есть, намерению М. Санду и её партии. Вы согласны с этим? Каково в этом случае будущее Приднестровья и Гагаузии?

— Очень сложно давать оценки ситуации в Молдове, находясь в России. Для того, чтобы делать обоснованные заявления и даже комментарии по данной теме, нужно провести серьезный мониторинг с обязательным посещением страны. Но такие проекты делаются только в случае, если руководство – в данном случае, Молдовы – не возражает против подобных экспертных «десантов». Как это было, к примеру, в 2004 году, когда по заказу МИД России и при поддержке государственных структур РМ провели большое комплексное исследование. Оно было, кстати, опубликовано в России и презентовано в пресс-центре МИД РФ.

Конечно, можно опираться на экспертные опросы представителей политической, деловой, культурной элиты, СМИ, лидеров общественных организаций Молдовы. Но это тоже реально делать, находясь в стране или, как у нас говорят, «в поле». И в спарринге с местными учеными из академических заведений. Можно делать контент-анализ всех СМИ Республики Молдова, но для этого надо владеть и молдавским языком. То есть, тоже без местных специалистов не обойтись.

Я не знаю, о каких политологах идет речь в вашем вопросе. Если о тех, кто выступает у Соловьёва, то там о ситуации в Молдове рассуждают разные люди, в том числе не имеющие не только профильного образования и научных трудов по данной теме, но и высшего образования вообще. Не говоря уже о наличии серьезных полевых исследований. Это зачастую уровень пропаганды, а не серьезной экспертизы.

К сожалению, в последние годы мы лишены возможности полноценного общения с молдавскими коллегами. Сначала из-за пандемии, теперь из-за последствий проходящей в Украине специальной военной операции. А без научного диалога сложно понимать, что реально происходит в политической жизни официального Кишинева.

Санду обвиняют в том, что она предпринимает шаги к «потере молдавской государственности»? Исходя из той информации, которая есть даже в российских СМИ, лично я таких шагов не вижу. Санду проводит очень грамотную политику, направленную на защиту и сохранение суверенитета Молдовы. А то, что предыдущий президент страны имел тесные связи с российскими чиновниками, ещё не означает «реальной заботы» о суверенитете. Майе Санду я только могу пожелать стойкости и хорошей команды рядом. Те, кто ее критикует, не брезгуя даже сплетнями и оскорблениями, чаще всего, не приводят никаких аргументов. Думаю, она справится – дама сильная.

Будущее Приднестровья будет определять народ. И, насколько мне известно, в последние месяцы количество желающих получить там молдавские паспорта значительно возросло. Не секрет, что многие и так владеют в Приднестровье несколькими паспортами, включая румынский.

Скажу банальную вещь: преференции сейчас получает не народ Приднестровья и Гагаузии, а конкретные представители политических и деловых кругов. Но вряд ли при нынешней ситуации их партнеры из России и дальше смогут длительно и в таком же финансовом объеме «быть полезны» местечковым «элитам». Я не вижу перспектив присоединения Приднестровья к России, причем, никаких. Объявить-то можно что угодно. А дальше что?

В каком формате пойдет дальнейшее сближение Молдовы и Румынии, пока сказать сложно, слишком мало фактуры, а на информационных «пугалках» выводы строить нельзя. Но государственные объединения в разных форматах создаются и распадаются. Как и империи. Такова история человечества.

 

Интервью вела

Ольга БЕРЕЗОВСКАЯ,

специально для kommersantinfo.com

/Кишинёв – Москва/

 

 

Метки:

Смотри также: