Поиск..

Лента новостей Наш Регион Перспектива

Польша. Падение Стены.

.

Президент Польши сообщил, что в будущем Польша и Украина смогут отказаться от границ и создать единую силу, способную отражать любую угрозу. «На десятилетия, а может быть, дай бог, на столетия между нашими странами — Польшей и Украиной — не будет больше границы. Этой границы не будет!» — сказал Анджей Дуда. Он допустил, что подобное объединение позволит двум странам «жить вместе на этой земле, строя и отстраивая совместно свое общее счастье». «Сейчас поляки активно помогают украинцам противостоять российской агрессии, в том числе мотивируя к этому другие страны», — добавил президент Дуда.

Ранее Владимир Зеленский попросил страны ЕС взять шефство над пострадавшими украинскими городами и отраслями, чтобы помочь им восстановиться: «Такой проект шефства может создать новый исторический пример взаимодействия и партнерства между государствами свободного мира, между регионами, городами и компаниями Европы и демократических стран». Стоимость восстановления украинской экономики и инфраструктуры Зеленский оценил в $600 миллиардов.

В конце апреля глава российской Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, ссылаясь на разведданные, сообщил о подготовке Вашингтоном и Варшавой плана по установлению контроля Польши над частью украинских территорий. По словам Нарышкина, на первом этапе данной операции польские войска должны войти в западные области Украины «вроде как для защиты от российской агрессии». В данный момент модальность предстоящей миссии обсуждается с администрацией президента США, и стороны предварительно договорились, что она пройдет без мандата НАТО, но с участием «желающих государств», утверждал глава СВР.

После этого спикер Госдумы Вячеслав Володин сказал, что жители Украины сами должны решать, в каких границах будет существовать их страна после войны. В ответ пресс-секретарь министра-  координатора спецслужб Польши Станислав Жарин заявил, что информация о польской «аннексии Западной Украины» — ложь, цель которой — посеять недоверие между Киевом и Варшавой.

Вот, как анализирует возможное изменение границ Евросоюза Андрей ОКАРА — политтехнолог, политический философ, автор работ по теории социально-экономической и политической модернизации кризисных обществ.

«БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ «НОВОЙ ЛИНИИ КЕРЗОНА»?

Заявление президента Польши Анджея Дуды о том, что в будущем границ между Украиной и Польшей не будет, было не совсем адекватно воспринято многими интерпретаторами, особенно российскими.

Во-первых, это обозначение вектора эмоций и идентичностей: Польша в лице президента дает понять, что считает Украину органической частью Европы. Такое понимание в отношении Украины сложилось не сразу — к нему Европа идет долго и мучительно. И у некоторых европейских стран пока остаются сомнения, что Украина — равный партнер. Но не у Польши. Однако Дуда, говоря об отсутствии границ в будущем, не упомянул о государственном суверенитете Украины. И именно этот нюанс позволил её недоброжелателям, включая Нарышкина и Володина, утверждать, что в заявлении президента Польши содержится скрытый намек на желание реваншистских кругов в польской элите «интегрировать» «всходни крэсы» — Волынь и Галичину по Збруч — если не в состав Польского государства, то под польский контроль.

Во-вторых, отсутствие границ — это вполне возможная ситуация, если Украина станет членом ЕС и участником Шенгенского соглашения. Тогда границы между Украиной и Польшей, а также Словакией, Венгрией и Румынией действительно исчезнут. А вот границы между Украиной и Россией станут труднопроницаемыми — чтобы россиянам въехать в Украину, будет нужна Шенгенская виза. Зато, с другой стороны, Украина не сможет каким-либо образом усложнить или вовсе закрыть россиянам въезд на свою территорию — а сейчас по понятным причинам существуют такие проекты и эмоции.

Въезд в Украину для граждан Молдовы и Беларуси будет зависеть от их дальнейшей политической судьбы: в случае их вступления в ЕС и присоединения к Шенгенскому соглашению, у них тоже исчезнут границы с Украиной.

В-третьих, в словах Дуды есть отсылка еще к одному важному, но не очень раскрученному проекту: Балто-Черноморскому Союзу, а также — к проекту «Триморья». Еще недавно этот комплекс идей воспринимался многими как непонятные умозрительные фантазии журналистов и интеллектуалов. Однако теперь, в ситуации вторжения со стороны России, в ситуации стратегической неопределенности внутри НАТО и ЕС, возрастет перспектива реализации и потенциальная значимость Балто-Черноморской инициативы, основу которой могли бы составить Украина, Польша, Литва и постлукашенковская Беларусь. В целом, это проект новой Речи Посполитой — исторически существовавшего союза Польского королевства и Великого княжества Литовского.

Однако все подобные проекты актуальны после войны — в случае военного поражения России. А вот в случае военного поражения Украины, актуальной может стать «новая линия Керзона», отделяющая «Русский Мир» от Центральной и Восточной Европы.

 

Специально для kommersantinfo.com

От редакции: Линия Керзона (Curzon Line) — демаркационная линия между Польшей и РСФСР, предложенная министром иностранных дел Великобритании лордом Керзоном в 1920 году.

На Тегеранской конференции лидеров антигитлеровской коалиции (ноябрь — декабрь 1943 года) было принято предложение Черчилля о том, что территории, занятые СССР в 1939 году, будут компенсированы за счёт Германии, а в качестве границы на востоке должна быть линия Керзона.

16 августа 1945 года в Москве был подписан договор между СССР и Польшей об окончательном определении советско-польской границы, в целом соответствующей «линии Керзона», с некоторыми отклонениями в пользу Польши. С распадом СССР эта граница стала границей между Польшей с одной стороны, Украиной и Белоруссией — с другой.

 

Метки:

Смотри также:

Связанные истории

КАЛЕЙДОСКОП НОВОСТЕЙ: