Поиск..

Лента новостей Международные Партнёры

Андрей Коробков: «Электорат обвиняет в проблемах лично Байдена»

.

Республиканцы уже 10 лет не побеждали в Вирджинии, однако Янгкин выиграл гонку губернатора с сокрушительным результатом для демократов. В Нью-Джерси идёт подсчёт голосов. Вряд ли кто-то мог предположить, что первый год президентства Байдена сложится так неудачно для него и, в целом, для демократической партии. Какие ставки были сделаны неправильно, и какие решения приняты неверно анализирует профессор политологии  и международных отношений Университета штата Теннеси Андрей КОРОБКОВ. 

 

– Господин Коробков, согласно опросу, с момента инаугурации рейтинг президента США упал до 37,8% и продолжает снижаться. 64 процента избирателей не одобряют его работу и не хотят его переизбрания на следующий срок. С чем связан этот антирекорд –  Байдену не повезло с внешними обстоятельствами, с командой, или товарищи по партии переоценили его возможности?

– Конечно, это следовало ожидать, поскольку голосование шло не за Байдена – не думаю, что его фигура возбудила хоть кого-то даже среди демократов – а против Трампа. Мы знаем, что против Трампа шла тотальная атака медийных структур, финансового капитала. Байден пришёл в Белый Дом и оказался между молотом и наковальней. Хотя элитная пресса давала только положительную информацию о нём, ему нужно было крутиться между умеренными, к которым он сам относится, и всевозможными левацкими группировками. Он все это понимал, но сделать ничего не мог, и, проводя в жизнь пожелания ультралевых, неизбежно начинал терять поддержку политического центра. Именно это мы видим сейчас – обвал поддержки Байдена идёт именно за счёт независимых, которые практически полностью от него отвернулись. А он только что провёл в жизнь относительно популярный пакет инфраструктурных мер. Хотя, естественно, население не совсем представляет, к чему принятие этого пакета приведёт, ведь там меньше половины относится к инфраструктуре.

Теперь Байдену нужно проталкивать социальный пакет, который уже никакой поддержки у независимых и умеренных получить не может. В перспективе его популярность будет только падать, не на что будет даже опереться. Конечно, водоразделом стал август, когда Байден позорно ушёл из Афганистана, после чего оказался в положении «голого короля». Даже либеральные медийные структуры начали негативно отзываться о многих аспектах его деятельности и личности.

На этой неделе принимаются результаты выборов в Вирджинии, Нью-Джерси и нескольких других местах. Ясно, что умеренные отвернулись от демократов. Немедленно проталкивается пакет по инфраструктуре. Демократам удалось на фоне всей этой паники хоть как-то договориться, хотя 6 леваков всё равно проголосовали против пакета. Он прошёл только за счёт голосов 13 умеренных республиканцев. Байден впервые за месяц ответил на вопросы журналистов, потому что его нежелание общаться уже вызывало откровенное возмущение даже у представителей левой прессы . Сейчас идёт массированное давление на леваков, чтобы протолкнуть урезанный социальный пакет. Единственное, что играет в пользу Байдена – он опытный аппаратчик и старательно выбрал себе вице-президента. Если популярность у Байдена – 37.8%, то у Камалы Харрис – 28%. Беспрецедентно! Он себя в каком-то смысле обезопасил, потому что даже те, кто среди демократов его не переносит, с ужасом думают: «Что же с нами будет, если президентом будет Харрис, которая умудрилась провалить каждое задание, которое ей дал Байден в течение этих десяти месяцев?»

– Вдобавок ко всему, New York Times, с отсылкой на информированные источники, сообщила, что материал о якобы связях Трампа с Россией был проплачен демократами. Показания арестованного Игоря Данченко выявили, что информация в досье Кристофера Стила – фейк. Как вы думаете, эта скандальная история сойдет демократам с рук?

– Думаю, никаких последствий для демократического лагеря не будет, поскольку так называемая «элитная пресса» не освещает эти события, как и другой негатив, связанный с Байденом.  С точки зрения избирательной политики, скорее не 2022, а 2024 года – это может сыграть определённую роль. Дело в том, что чем слабее Байден, тем больший ужас вызывает у демократов фигура Трампа. Поэтому будут пытаться найти какой-то новый компромат на него. Сейчас вот пытаются влезть в его налоговые декларации, раскручиваются дела по событиям 6 января. Разоблачение провокации с досье Стила и другой возни вокруг Трампа – это факты, которые снимают с него многие обвинения, но, естественно, демократы будут делать всё, чтобы это дело замять и, скорее всего, им это удастся, вследствие контроля медийных структур и юридических процессов во многих штатах, а это происходит как раз на севере.

Посмотрим, как это будет развиваться, но совершенно непонятно, на чём бы Байден мог сейчас набрать голоса. Он может давить Трампа с одной стороны, с другой – пытаться протолкнуть социальный пакет. Третье – стандартная операционная процедура – «маленькая победоносная война». Но в условиях, когда он только что скандально ушел из Афганистана, скорее всего, надежды возлагаются на социальный пакет, который сам по себе гораздо более противоречив, чем инфраструктурный и поддержкой независимых не пользуется.

– Не хотелось бы, чтобы военная вовлеченность имела отношение к нашему региону. Байден отмахивается от всех опросов и заявляет, что не верит их результатам, значит ли это, что его команда не готовит никакого плана действий по изменению ситуации к лучшему?

– Спасительной военная вовлечённость сейчас не может быть нигде, ни в каком регионе. Он может думать, что она будет спасительной, но этого не будет – Байден потерял кредитоспособность в Афганистане. Я думаю, что скорее речь идёт о каких-то ударах по Ирану, в том числе и в связи с Ядерной сделкой. Хотя Байден сам поддерживает её, но ему сейчас нужно искать какие-то варианты, чтобы поднять свою популярность. События же последней недели показали, что его команда не столько имеет план действий, сколько находится в состоянии паники.

Дело в том, что Байден находился в Италии, а потом в Шотландии во время выборов в Вирджинии и Нью-Джерси, и для него новости из этих штатов стали крайне неприятными. А затем последовали интересные события: Палата представителей в течение двух последующих дней проголосовала за инфраструктурный пакет, о котором они не могли договориться месяцы. То есть, пришло понимание, что, если не будет никаких реальных результатов в деятельности Байдена, то рейтинги будут продолжать обваливаться. Поэтому, было проведено голосование, а это было выкручивание рук ультралевым в Палате, и 6 человек из ультралевой группы так называемых «прогрессистов» всё-таки проголосовали против инфраструктурного пакета, стоимостью 1.200.000.000.000$. Но он выжил, благодаря голосованию «за» 13 умеренных республиканцев. Демократы решили, что им надо срочно хоть что-то сделать.

Второй момент: Байден месяцами возмущал журналистов, даже левых, тем, что с трудом зачитывал с экрана монитора своё заявление, после чего разворачивался и уходил. И вот он начал довольно долго и внятно отвечать на вопросы, что также говорит о том, что его команда поняла – есть не только проблема политики, но и образа президента, который абсолютно отстранён, не желает общаться ни с публикой, ни с журналистами. И они начали резко менять его образ.

Теперь идёт отчаянная борьба за продавливание уже социального пакета, но тут всё будет гораздо сложнее, поскольку инфраструктурный пакет поддерживала примерно треть республиканского электората и большинство независимых, а вот социальный пакет – чисто левацкое изобретение, его не поддержат ни республиканцы, ни большинство их электората. Причём не только республиканского, но и независимого. Соответственно, даже принятие этого пакета не сможет повысить рейтинг Байдена, посему вообще не понятно, на что демократы могут надеяться в плане повышения популярности президента. И без того опыт показывает: правящая партия с треском проиграет промежуточные выборы, которые должны состояться в ноябре 2022 года.

– А что там такого в этом социальном пакете, что его не поддержат не только республиканцы, но и независимые?

– Во-первых, этот пакет направлен на массированное перераспределение национального богатства от одних к другим, с упором не только на социально-экономические критерии, то есть, бедность, но и на расовые критерии. Он, в числе прочего, вводит бесплатное пребывание в детских садах и пришкольных учреждениях детей с 3-х до 4-лет, расширяет программы бесплатной медицинской помощи малоимущим и делает целый ряд других вещей.

Помимо этого, он включает порядка 550.000.000.000$, которые не имеют никакого отношения к социальным вопросам, а включены в этот пакет, вместо инфраструктурного. Там и зелёная энергетика, и продвижение электромобилей и многое другое, что ставит вопрос: «А кто, собственно, будет за это платить?»

Что такое 1.750.000.000.000$? Это примерно годовой ВВП России, который добавлен к государственным расходам. Эти деньги где-то нужно взять. Администрация утверждает, что возьмёт их с богатых – c тех, чей семейный доход превышает 400.000$ в год, а также найдёт другие резервы. Но практически все понимают, включая такую структуру, как Бюджетное управление Конгресса – независимая структура при Конгрессе, проверяющая, в частности, экономические расчёты под любыми предложенными законодательными актами – что денег, которые планирует вложить в этот план Байден, нет или их просто не хватит. Значит, надо будет или повышать налоги в дальнейшем, или влезать в дополнительные долги, или искать ещё более креативные решения, которые, скорее всего, плохо скажутся на состоянии экономики. И вброс такой крупной суммы в финансовую систему почти гарантированно приведёт к инфляции, которая и так уже превышает рост заработной платы в Соединённых Штатах и начинает вызывать серьёзные опасения  практически у всех слоёв населения.

– При таком дефиците бюджета на 2022 год и колоссальных долгах США, команда демократов, по здравому размышлению, может отказаться от не самых актуальных программ для удержания своих  позиций и ухода от сценария, типа Капитолий – 2.

Байден оказался между молотом и наковальней. Он очень много наобещал левакам своей партии, для того, чтобы получить поддержку. Сам он всегда был умеренным, сидел в центре политического спектра, а теперь ему приходится сдвигаться резко влево. Он маневрировал, он на самом деле пользовался, в теневом смысле, услугами республиканцев, поскольку первоначально обещанный социальный пакет оценивался в 3.500.000.000.000$, а это уже не так далеко от размеров годового бюджета США. Но, в результате долгого торга в Сенате, удалось сократить объём затрат наполовину, и резать дальше для Байдена крайне сложно, потому что он столкнётся с фрондой со стороны ультралевых, требующих  социальных программ, кстати, совершенно не задумываясь о том, где взять деньги, и к чему это приведёт с точки зрения экономики. Байден в очень сложной политической ситуации. Ему нужно что-то делать, чтобы хоть как-то подправить свой имидж. В то же время, любые попытки сократить этот пакет ещё больше приведут к открытому конфликту с леваками в партии и Конгрессе.

– Какой-то план «Б» предусмотрен на такой случай?

– Я не думаю, что тут может быть план «Б». Его единственный план – попытаться договориться с ультралевыми в Палате представителей, и, наоборот, с умеренными Кирстен Синема и Джо Мэнчином в Сенате. Сделать это очень сложно, так как их требования абсолютно противоположны. Если удовлетворить желание одной группы, то сразу потеряешь поддержку другой. Байден, несмотря на своё состояние, очень опытный игрок в законодательные игры, но вот прошёл уже почти год, а он так и не смог полностью договориться с обеими этими группами.

– Можете предположить дальнейшее развитие событий? Вы упомянули, как вариант, небольшую войнушку,  в то же время, считаете эту теорию несостоятельной из-за событий в Афганистане. Значит, вероятны выступления внутри страны?

– Послать сейчас войска за границу – исключено, но можно кого-нибудь разбомбить, как это делал Клинтон в Косово в 1999 году, Рейган в Ливии в своё время, были и другие примеры. Поэтому, вероятны какие-то акции, демонстрирующие решительность президента. Но, опять же, уйдя так, как он ушёл из Афганистана, Байден сильно ограничил свою свободу действий в военной сфере. Поэтому, скорее всего, упор будет на достижении каких-то договорённостей со странами, чтобы он мог совершить помпезные поездки за рубеж, встретиться с тем же Путиным, сделать какие-то демонстративно жёсткие заявления. В то же время, во внутренней политике главным для него является продвижение вот этого социального пакета. Без него он не только не получит каких-либо  достижений на свой счёт, но и окончательно испортит отношения или с центристами, или с ультралевыми.

Байден, надо сказать, достаточно свободен в данной ситуации, потому что уже практически все поняли, что у него нет шансов баллотироваться на второй срок. Сами демократы не дадут ему этого сделать. Притом, что у него очень слабый вице-президент, у которой популярность ещё ниже, чем у него, поэтому она не особо дышит ему в затылок. У демократов вряд ли будет большое желание сменить шило на мыло, так что сам он находится в безопасности. Вопрос в том, как статус Байдена повлияет на шансы демократов на выборах в ноябре следующего года. Но мы и так уже видим, что демократы в больших количествах отказываются баллотироваться на следующий срок, поскольку понимают: если у них относительно неустойчивое положение в своём электоральном округе, то очень мало шансов быть переизбранными при таком слабом и непопулярном президенте.

– То есть, если здоровье Байдену позволит, он будет тянуть лямку до конца президентского срока?

Да, скорее всего. Байден, как опытный аппаратчик, выбрал себе напарницу, которая поражает своей некомпетентностью и незрелостью. То, как она ведёт себя со своими собственными сотрудниками в офисе вице-президента, с журналистами, причём со своими собственными левацкими журналистами, и то, что произошло, когда она получала конкретные поручения, например, в отношении миграции через южную границу – всё говорит о том, что она крайне слаба.

– В связи с непопулярностью действий команды демократов, меняется отношение граждан США к Трампу? Он вернётся?

– Это единственная надежда демократов, что Трамп решит баллотироваться и, учитывая его очень высокие анти рейтинги,  даже в условиях непопулярности партии они смогут выиграть. Если бы Трамп поддержал какого-то кандидата-республиканца, но сам не баллотировался, то у республиканцев колоссальные шансы выиграть, а вот если он решит баллотироваться, тогда это большой вопрос. Будет очень противоречивый кандидат республиканцев против или очень слабого, или пока неизвестного кандидата демократов. Но это – единственный шанс.

– Кто-то среди республиканцев просматривается? Кандидатура, которая могла бы заменить Трампа на выборах в 2024-м?

У республиканцев очень сильная скамейка. Пока видны кандидатуры типа ДеСантиса – губернатора Флориды, части членов кабинета Трампа – это и Никки Хэйли, и бывший вице-президент Пенс, и бывший госсекретарь Помпео, сенаторы Рубио и Круз и целый ряд других фигур, но они все сидят в ожидании, глядя на Трампа, поскольку понимают, что он  сохраняет колоссальную популярность у республиканцев. Это во-первых. Во-вторых, он может очень сильно повлиять на исход праймериз, даже если сам не баллотируется. Они ждут сигнала от Трампа. Если он будет баллотироваться, то они, скорее всего, не станут рисковать. Если откажется, тогда к нему выстроится длинная очередь просителей за поддержкой.

– Чем недовольны американцы? Как сказываются все эти события на их повседневной жизни?

– Чисто формально опрос избирателей в Вирджинии показал, что те, кто голосовал за республиканца, прежде всего, были озабочены состоянием экономики. Это – инфляция, которую американцы боятся исторически, это – странное явление на рынке труда, когда есть значительная безработица, но при этом имеется огромное количество незаполненных рабочих мест, что бьет в первую очередь по сфере обслуживания. Это – проблемы с доставкой грузов всех категорий. И ясно, что всё больше с течением времени электорат обвиняет лично Байдена в этих проблемах.

На втором месте – образование.  Когда говорят об образовании, имеют в виду попытки включить в образовательную систему тоталитарные элементы – обязательные курсы, в которых белые должны каяться. Рассказывается о том, как плохи были европейцы в Америке и других частях света, наоборот, переписывается история, связанная с определёнными меньшинствами – вот это вызывает очень большое раздражение у родителей, так же, как попытки бюрократии контролировать школьные программы и ее стремление помешать это делать родителям и родительским комитетам.

Очень большое раздражение вызывает нежелание администрации делать что-либо с миграционным кризисом. Тут Байден в очень сложной ситуации, поскольку, если выполнит любое из своих обещаний ультралевым в миграционной сфере – его рейтинги рухнут ещё больше. Общее раздражение – от деятельности ультралевых, их лозунгов и давления во всех сферах жизни. Ну, и висящая, нерешаемая проблема пандемии и связанных с ней ограничений.

Вот примерно такая иерархия основных проблем сейчас, которые видят перед собой американцы. Эта иерархия, в целом, конечно, играет на руку республиканцам, потому что всё большая часть электората считает, что многие кризисные явления, которые имеют место, связаны именно с деятельностью нынешней администрации. Конечно, не надо забывать про ковид, который во многом стал причиной поражения Трампа. Байден пришёл с обещанием «всё быстро исправить». Он капитализировал на том, что делал Трамп в отношении ковида, потом взял кредит за все эти действия, а потом пришла «Дельта» и ряд других вариантов, эпидемия вернулась. Недовольство по этому поводу растёт. Правительство обвиняется в бездействии, с одной стороны, а с другой – в попытках усилить свою власть. Введение масочного режима, попытки введения обязательной вакцинации вызывают протесты, жёсткое отторжение. Страна всё больше распадается в плане поведения официальных лиц и населения на два лагеря – более либеральный и более консервативный. Более либеральный в основном связан с северо-восточным и западным побережьями, а более консервативный – по сути дела, вся остальная страна.

Различаются и операционные коды правительств. В первом случае, это, в основном, либеральные демократы. Во втором, в большинстве, республиканцы. Отношение к любым федеральным мандатам, то есть, требованию федерального правительства ввести какие-то жёсткие меры, как, например, обязательная вакцинация, наталкивается на мощное сопротивление, как в регионах второго типа, так и в правительствах штатов.

– Значит, у вас обязательная вакцинация объявлена не была? По крайней мере, среди преподавателей в школах, вузах, как, например, у нас?

– Нет. Фактически её пытаются ввести в федеральных структурах для федеральных служащих, включая военных. И её пытаются вводить некоторые компании. Но подаются многочисленные иски, в которых говорится, что федеральное правительство превышает свои полномочия, пытается приобрести диктаторскую власть, поэтому вакцинация стала сейчас чисто политическим вопросом. И тут идёт жёсткое разделение по партийным линиям. При этом, как я уже говорил, правительства штатов, в зависимости от того, республиканские они или демократические, также проводят противоположные политические линии по отношению к этому вопросу.

– Граждане Молдовы тоже многое переводят в политическую плоскость, однако вопросы о своих правах не поднимают, и иски против правительства или работодателей не подают – вакцинируются. Благодарю Вас за содержательную беседу и желаю крепкого здоровья!

Спасибо, взаимно!

 

Интервью вела

Ольга Березовская,

Кишинев-Нэшвилл

 

Специально для kommersantinfo.com

Метки:
Следующая статья