Незабываемый отпуск в Израиле!



Ирина Фратя – Первое Большое Интервью
Важно, Перспектива

Ирина Фратя – Первое Большое Интервью

   Современный человек  в большинстве своих жизненных установок  –  абсолютный нигилист. Окруженный ураганом информации, часто противоречивой, он склонен не верить ничему, что неподвластно его зрению, обонянию и тактильным ощущениям. Ну, а мы, журналисты – нигилисты в геометрической прогрессии. О психотерапевте Ирине Фратя я услышала случайно, краем уха, но в таком любопытном эзотерическом контексте, что захотелось проверить. Так я заглянула в Тринити Хаус, и, что успела за короткий срок – увидела, пощупала, ощутила. А потом обсудила с Ириной.

  Знакомьтесь: Ирина Фратя – практический психолог, лайф-коуч (life coach), сертифицированный семейно – системный терапевт, бизнес-расстановщик и тренер, создатель  «Школы родительских умений» и проекта для взрослых «Школа осознанной жизни». Сегодня мы говорим с ней о том, кто такой хороший психотерапевт, как найти свой путь, что такое осознанность, как все-таки жить: как надо или как хочется, а, главное, психолог – это все-таки особенная личность или такой же человек, как все?

   – Ирина, как вы считаете, какие «болячки времени» проявляются у людей сегодня? Вы выбираете темы курсов в соответствии с ними или по каким-то своим причинам? 

– На мой взгляд, основные «хвори» современности — перекосы. Первый из них — желание  у одних людей быть только разумными и всегда поступать рационально, у других – постоянно испытывать определенные эмоции. Второй перекос —  малозначимость «быть» перед «казаться». Показушные успех и счастье наперегонки демонстрируются сегодня в соцсетях фотографиями «фасадов» своих владельцев, их жилищ, автомобилей. Идет повальная цепная реакция. В итоге – люди со счастливыми улыбками на Фэйсбуке, но с ощущением неудачи в реальной жизни. А если коротко – проблема в осознании границ: у людей или слишком мало ответственности, или слишком много ее.

Человек всегда будет оказываться перед выбором, как ему жить: следовать общепринятым правилам или действовать наперекор им, как хочет он. Иногда противоречий не возникает, а иногда они очень остры. Именно в этих случаях человек приходит к психологу.

– И вы пришли. К идее создать Trinity House (Тринити Хаус).

– Тринити Хаус –  совершенно уникальный опыт, потому что Центр образовался сам по себе. Было сообщество людей – партнеров, которые учились вместе и вместе же практиковали определённые вещи в востребованных областях кризисной терапии семьи и в бизнес – направлениях. Происходило множество событий, было огромное число встреч с разными людьми, знакомство с разнообразными психотерапевтическими методами, из которых потом и  родились наши обучающие программы. Так что, открытие «Тринити Хаус» получилось спонтанным.

   Тринити  – международный центр, поэтому, многие проекты мы реализуем международным коллективом преподавателей, работаем в контакте c признанными авторитетами. Например, Центр комплексной терапии семьи Тринити Дом уже 16 лет успешно работает в Украине под руководством Владимира Смоляговича – известного специалиста, автора адаптированной методики терапии и реабилитации зависимых людей.

Основное направление  работы Центра –  семья. Каждый из нас – член семьи, своей или родительской. И от каждого из нас зависит ее психическое и физическое здоровье. Как только происходит сбой в работе одного звена, страдает вся семейная система. Мы помогаем людям понять причины сбоев и устранить их, встать на более осознанный путь взаимоотношений, также проводим реабилитацию и ресоциализацию зависимых людей. Чаще это – алкогольная и наркотическая зависимость, встречаются и другие виды зависимости.  Во время работы над собой происходят совершенно удивительные процессы, жизнь открывается по-новому, мы становимся толерантней к себе, своим близким, к окружающему нас Миру.

– Ирина, как психология пришла в Вашу жизнь? Какие люди были рядом с Вами?

– Почему-то ко мне всегда приходили люди с какими-то вопросами, рассказывали, какие у них трудности, с чем они не могут справиться. Мы вместе разбирали эти процессы, обсуждали вероятные решения. Когда в моей жизни случился форс-мажор, я поняла, что мне надо учиться, чтобы помочь своему ребёнку. Поступила на факультет психологии и начала изучать методы, которые призваны были дать эту возможность. И мы справились.

Сейчас я – мастерант в Кишиневском пединституте, в Киеве  закончила Высшую школу психологии под руководством Ирины Ищенко. В Киеве же училась классическим и структурным расстановкам, завершаю обучение Деконструкции Матрицы Судьбы. Требования к сертификату специалиста здесь очень высокие, по окончании курса мы можем сразу практиковать.

В чем преимущества расстановочной терапии? – В ее основе лежит взаимодействие с подсознанием, из которого мы состоим на 90%, и всё, что там происходит – наша реальность, картина мира и представление о нем. А так как я – человек с экономическим прошлым, меня интересуют быстрота и эффективность. Можно ходить на терапию – вспоминать, анализировать – годами. А можно прожить ситуацию быстро, качественно, и с совершенно определённым эффектом.

   -Нужны ли для вашей работы особые способности?

– Я считаю, что в процессе обучения и практики любой человек может выработать необходимую презентность и осознанность. Смысл нашей помощи клиентам в том, чтобы они могли, опираясь на собственные силы, идти своим путем. «Презентность» означает понимание того, что происходит, и способность считывать информацию по четырем основным признакам. То есть, заместитель, участвующий в расстановке, проявляет это понимание, считается бионосителем отсутствующего на расстановке человека, но присутствующего в жизни клиента. Собственно, абсолютно каждый может быть и расстановщиком, и заместителем. Понятно, что требуется долго учиться, чтобы быть этичным в этом процессе, и правильно интерпретировать увиденное.

   – Ощущения и связанные с ними эмоции, которые заместители озвучивают во время расстановки, они чувствуют или получают от Вас?

– Я совершенно не могу влиять на этот процесс. Ощущения возникают, как только устанавливается контакт, диада: вот клиент кладет руки на плечи заместителю и передаёт ему образ, состояние. Заместитель считывает его. Это и называется презентность – он как бы становится на это время тем человеком, выражает его эмоции, чувства.

   – Ирина, каков глубинный смысл названия вашего центра?

– Три́нити (англ. Trinity; от лат. Trinitas) — английский эквивалент слова Троица. В контексте нашей работы это означает возможность гармоничной интеграции Ума, Семьи и Сообщества людей, стремящихся к развитию, самопознанию Души и Тела. Ну, а house, дом – потому, что мы работаем с семьями, создавая уникальную атмосферу общности.

 –  Какие ещё направления охватывает Центр?

– Существует два аспекта разума: сознание и подсознание, оба контролируют различные функции нашего физического и духовного бытия. На протяжении многих лет ученые не перестают удивляться, насколько мощным является человеческий разум в плане создания событий, условий и обстоятельств.

В наших специальных проектах – «Школе родительских умений» и проекте для взрослых «Школа осознанной жизни», мы рады поделиться знаниями и опытом, помочь желающим найти собственный уникальный стиль жизни, интегрировать свой прошлый опыт в методы, которые будут изучать на наших семинарах и практикумах.

   – Почему многие люди в Молдове не обращаются к психотерапевту, тогда как в Европе и Соединенных Штатах это – обычная практика?

– Думаю, причин несколько: первая – профанация профессии, причем, очень активная и недобросовестная. Кроме того, психология пока больше – предположение. Для меня, бухгалтера и экономиста по первому образованию, важно понимать статистику действенных случаев. Ее очень мало. Для того, чтобы проводить эксперименты в области психологии, нужны большие объемы ресурсов, добровольцев и тех команд, которые будут эту статистику выводить. Второй аспект отрицания: зачем идти к психологу, чтобы за разговор деньги заплатить? У среднестатистического жителя Молдовы пока нет осознания того, что для этого «разговора» я прошла  курс клинической психологии, психотерапии и много других, получила определенные знания, которые приведут нашу беседу к совершенно другому результату, чем изначальный, с которым он ко мне пришел. Есть и материальные ограничения. Для таких людей мы предлагаем благотворительную программу со скидкой в 50% стоимости. Если кому-то вообще нечем платить, но нужна наша помощь, они ее получают.

  –  Дайте, пожалуйста, определение психологической помощи. Психиатр лечит, а что делает психотерапевт?

–  Я смотрю туда, куда клиенты смотреть не хотят – для них там больно и страшно. В контексте нашего Центра психотерапевт делает следующее: он «хорошо» смотрит на клиента, на его историю, его родовую систему. Надо понимать, что в процессе любого взаимодействия перед психологом  предстает не один человек, а 127  – мамы-папы,  дедушки-бабушки и предыдущие  пра – пра. Мы в согласии с той историей, которую нам приносит человек. Это означает, что я не буду его осуждать, искать вину, разбирать его действия с точки зрения морали. Мы разберем причины его поступков и докопаемся до момента, когда они каким-то образом отразились на его судьбе и судьбе его близких. Это означает быть в согласии.

   –   Вы говорите пришедшему впервые клиенту, что услышанное от него никогда не станет достоянием третьих лиц?

– Обязательно. Мы соблюдаем кодекс психолога очень тщательно, а для тех, кто не готов работать в группе, есть индивидуальные консультации. У нас не было ни единого случая, чтобы информация вышла из этих стен.

 

  – Вы используете в своей работе какие-то духовные практики?

– Да, я – сертифицированный нумеролог и хиромант, обучаюсь у мастера классической тантры, осваиваю санскрит. Мы обращаемся к ведическим текстам, к шастрам, упанишадам, пуранам. Для того, чтобы понять, почему в наше время происходят определенные процессы и каким образом влияют на нашу судьбу, я изучала философию, теософию, определенные теологические дисциплины.  И пришла к выводу, что Веды являются истинным знанием. Собственно, слово Веда так и переводится: знание, откровение.

К примеру, для достижения какой-либо конкретной цели мы можем использовать современные психологические приемы, но длительно. Тогда как есть каноны, работающие с этими  проблемами уже тысячелетия. Я получила доступ к духовным практикам, способным помогать быстро. Например, сейчас мы проводим Шраддху – тысячелетний ведический ритуал, по подобному сценарию построены поминальные службы в православной церкви, где в обряде также используются рис, вода и другие ингредиенты. Мы уже знаем, как работает Шраддха, видим, как меняется судьба человека, и можем рекомендовать два пути: длинный – в 12-18 месяцев, и короткий, но эффективный, как от десятков, сотен терапий – в процессе Шраддхи. Когда в ритуале мы наливаем воду – расплетаем все переплетения, связанные с нашими родовыми идентификациями. Что это означает? Например, человек в процессе своей жизни выполняет незавершенные программы своей бабушки, так как, согласно законам эпигенетики, программа бабушек переносится на внуков, не на детей. Это и есть переплетение либо идентификация. По силе психотерапевтического воздействия одна Шраддха заменяет 15-20 терапий.

  – А почему вы так торопитесь?

– Это – влияние моего бухгалтерского прошлого, когда закрыл баланс и свободен. В структуре индивидуума есть три основных элемента: наша личность со своей историей, родовая система и наше текущее воплощение. Здесь переходим к метафизике, поскольку современная психотерапия не говорит про реинкарнацию, не рассказывает о том, что ты – композит многих воплощений, а это важно для осознания, почему у меня что-то случается именно так. Мы же не сохраняем непрерывное сознание от одного воплощения до другого: мы умерли – транзит – терминал- следующее воплощение, что было прежде – не помним. Если эти моменты понимать, не возникает претензий, почему муж или жена не хороша, нет взаимопонимания с родителями или детьми и так далее. – А потому, что ты сам в прошлой жизни вел себя соответствующим образом. Это примитивное объяснение, но понятное по сути. Есть базовые законы, определяющие жизнь родовой системы. Это означает, что если я родилась раньше, то я буду больше, чем мои дети. Соответствующие энергетические системы будут правильно выстроены. Я даю своим детям, мои дети дают своим. Поток льется непрерывно. Если же  возникает дисбаланс, получается, что дети – большие, а родители маленькие. Могут дети получать ресурс? Нет. Возникает стагнация, проблемы с реализацией. А в основном мужчины приходят к нам с такой проблемой. Соответственно, разбирая весь механизм,  мы можем отвечать на вопросы, каких качеств ему не хватает для реализации, какой энергии он не нашел, и выясним, почему так произошло в контексте его истории.

  – Скажите, пожалуйста, Шраддха не вступает в противоречие с пониманием мироздания  или религиозными убеждениями тех,  кто к вам приходит?

– Сегодня в этом обряде принимали участие мусульмане, иудеи и православные. Я не призываю менять веру, перестать ходить в церковь или читать молитвы. Шраддха – инструмент для наладки родовой системы, качественной терапии семейных сценариев, мантра –  лекарство.

  – В чем же разница между церковными требами, например, поминальной службой в православии и Шраддхой?

– Они по-разному работают. Когда мы подаем записку в церкви, делегируем свои полномочия профессионалам. Написали имена тех,  которые ушли, положили записочку и все. Фокуса на родовой истории там нет, вы не вспоминаете качества ушедших, вы не интегрируете опыт, не завершаете подвисшее в предыдущих поколениях, а, значит, оно будет проявляться в последующих как незавершенный гештальт. С точки зрения эффективности обрядов, ответ лежит, скорее, в плоскости методологии. Например, у вас в пятом поколении мусульмане, а в шестом – иудеи. Вы пришли в церковь, где главный канон – крещение. Что будем делать с остальными?   Прежде, чем прийти к сегодняшней уверенности, я читала тексты Талмуда, суры Корана, псалмы и акафисты. Но по силе воздействия Шраддха – универсальна, она никого не исключает по принципу веры, страны, или предыдущей жизни. Православная церковь запрещает отпевание совершивших суициды, ведический канон говорит о том, что им нужна особенная помощь.  Я – христианка и очень люблю Богородицу, но суициды в родовой истории посредством христианства закрыть не смогу. Генетически мы состоим из своих предков, значит, психические проявления будут передаваться по наследству. А еще есть нерожденные дети, убийцы и убитые, забытые и отверженные, ИСКЛЮЧЕННЫЕ – огромный пласт работы. Что с этим делать?

  – Вы были в Индии?

– Да, я прошла там обучение терапии драгоценными камнями. В ноябре опять собираюсь.

   – С чем, по-вашему, связано увлечение последних лет этой страной, индуизмом?

– Наверное, с тем, что люди ищут возможности реализовать упущенное. Там больше красок, больше жизни. Индия – единственная страна, максимально сохранившая ведические знания. Индуизм и Веды – разные вещи. Я изучаю и преподаю ведические знания, ровно относящиеся ко всем людям, странам, нациям и эгрегорам. Наш Центр потому и зовется комплексным, потому что мы работаем со всеми членами семьи, и мы завершаем любой запрос в комплексе. Специалисты Центра обладают большим набором инструментов, позволяющих увидеть проблему под различными углами: рождение человека, его семью, образование, сферу общения. Сказать ему, что у него болят уши, потому что он не хочет слушать маму –  один аспект, увидеть по натальной карте, что его проблема с мамой была предопределена ещё до его рождения – другой. И тогда у человека появляется свобода и возможность решить проблему осознанно.

Мы идём не по западному пути сепарации в психологии, а отсматриваем всё прошлое человека, находим, что в нем нужно отремонтировать: работаем в групповом или индивидуальном формате, разбираем запросы, смотрим генограмму, проводим необходимые исследования, анализы, если надо, и таким образом приходим к пониманию, как решать насущный вопрос. То есть, помогаем людям сформировать новые «прошивку», мировоззрение, сознание. А потом они приходят к нам учиться пониманию себя, саморегуляции – на семинары, обучающие практики, мастерклассы.

– Ирина, какой диагноз вы ставите тем, кто к Вам приходит, но через некоторое время уходит, не принимает то, что Вы предлагаете? Есть такие?

– Да, конечно, так случается. Когда у человека нет ресурса посмотреть в свою семейную историю, он будет говорить, что там всё хорошо. Я отношусь с пониманием к этому, его право – смотреть туда или не смотреть. Это ему нужно УВИДЕТЬ, ОСОЗНАТЬ, ТРАНСФОРМИРОВАТЬ – и пойти жить с новым мировоззрением, возможно, в целом изменить своё отношение к жизни. На это нужны силы, желание и ответственность за процесс. Но не все хотят брать ее на себя, а мы не можем брать на себя ответственность за то, как человек будет проживать свою семейную историю. Мы помогаем, сопровождаем, объясняем и показываем, но выбор – за самой личностью. Уйдя однажды, они рано или поздно возвращаются.

   – Люди какой категории чаще приходят в Центр?

– Совершенно разные. Приходят просто с улицы, совершенно без каких-либо понятий о психологии, и делают потрясающие успехи за короткое время. Это означает, что у них больше силы, и бОльший ресурс для изменений. В группе можно встретить и студента, и топ-менеджера, работающих над какой-то проблемой сообща. На индивидуальные консультации приходят абсолютно все: дети от 14 до 18 лет (вместе с родителями), есть клиенты 80 лет. Ведь возраст и мудрость, возраст и знания – не всегда тождественны, эти люди осознанно продолжают работать над собой.

   – У них со временем может возникнуть зависимость от психолога?

– Моя задача в Школе – за 8 месяцев дать слушателям инструменты для самостоятельного развития. По окончании они сами умеют решать свои текущие вопросы, отслеживать реакции, знают, как с ними работать, как делать себе мини-расстановку дома – на подушках, табуретках – на чем угодно. Мы, психотерапевты,  не заинтересованы, чтобы они зависели от нас, это тягостно нам и неэтично для наших клиентов. Если я вижу, что на меня кто-то подсаживается – быстро расстаемся.  Главный посыл: научитесь задавать себе вопросы, и на них отвечать. На 90% вопросов человек может ответить себе сам. Школа у нас терапевтическая, тему прошли – провели практическое занятие. В этом процессе участники меняют мировоззрение, иногда – кардинально. И на выходе мы получаем очень красивых свободных людей. Есть четыре модуля: познай себя, отношение с родовой системой «Мама, папа, я». Где Я?  Третий модуль у нас – предназначение личности. Чем я должен заниматься в этом мире, как сориентировать своих детей и близких людей на самореализацию. Четвертый модуль – ресурсный: развитие  максимально благоприятным способом. В этом году идет второй набор в Школу,  в сотрудничестве  Кишинев – Одесса – Москва. Представители из этих городов приезжали в наш Центр по обмену опытом, и по нашей программе будут проводить обучение у себя.

Конечно, мы используем не только расстановочные методики, но и классическую семейную терапию. В Центр обращаются с совершенно разными запросами: семейные отношения, воспитание детей, профессиональная ориентация у детей, достигших возраста выбора, симптомы психосоматических заболеваний. Наша задача сделать аудит системы, выявить повторяющуюся динамику и завершить ее. Так у человека появляется способность к исцелению. Меняя свое мировоззрение, мы можем вылечить себя. Я не говорю об исцелении органических поражений и  наращивании конечностей. Я говорю о мировоззренческом происхождении болезней и повторении сценария из поколения в поколение рода: инсульты, диабеты, кисты. Какая матрица – такая проекция.

   – Сколько в  Тринити Хаус сотрудников со специальным образованием?

–  Пятеро. Ольга, мы не заменяем собой врачей, если Ваш вопрос об этом, никогда не говорим клиентам о прекращении медицинского лечения. Наоборот, часто приходится отправлять их на обследование, на консультации к докторам. Мы психологически помогаем человеку пройти какой-то тяжелый этап в его жизни, если у него серьезная патология. И помогаем качественно изменить свое сознание тем, кто может трансформировать происходящее. Например, если человек постоянно гневается, у него развиваться гипертония, нарушается работа печени, желчного пузыря. И избавление от проблем – в его руках. Если в процессе нашей совместной работы человек прекращает постоянно раздражаться, его организм получает способность исцелиться. Качественно сопровождая  его в этом процессе, мы меняем сценарную модель его жизни, он начинает понимать, что бытие  прекрасно,  и нужно уметь ценить то, что у тебя есть.

  – У Вас бывают неудачи в работе?

– Конечно. С теми, кто приходит в Центр и ко мне лично – в поисках волшебной таблетки, да еще и за один сеанс терапии хочет проработать колоссальные объемы семейной истории. Таким клиентам говорю прямо: я не фокусник. Если человек не готов работать над собой, менять свое мировоззрение, мы просто прощаемся и это – честно.

– Сколько времени у Вас ушло на регулирование своего личного баланса?

– Я шла длинным путем, искала, исследовала, пробовала на себе. Точкой отсчета считаю 2004 год, когда мне в руки впервые попал диск с мантрами .

  – Тогда ответьте: что человеку нужно для счастья?

– Быть свободным. Моё счастье находится внутри меня. И моё счастье не зависит от внешних факторов. Чудесно, правда? Я сама и есть счастье. И моё счастье невозможно ни разрушить снаружи, ни поколебать, ни украсть, ни забрать у меня. Это осознание того, что я есть сама по праву рождения. Каждое существо обладает этим счастьем. Важно быть осознающими, тогда мы не будем зрителями, зависящими от обстоятельств, людей,  работы.

   – Есть вещи, которые не зависят от вас.

– Мне хорошо внутри, поскольку я осознаю, что мир – моя проекция. Каким он будет вокруг меня? Доброжелательным? –  Да. Безопасным, ресурсным – конечно. У меня всё это работает. И еще –  отношения с Богом. Если они установлены, это не значит быть марионеткой. Это означает жить, зная, что он есть – такое качество свободы, которое невозможно отнять никогда и никому.

В структуре нашей личности есть ум, и есть разум. Ум современного человека – большая собака, бегающая везде, а мы бегаем за ней. Практика предусматривает вариант, когда наш ум находится подле нас, и служит нам. Не мы ему. Ум – это наше эго, на санскрите это называется аханкара. И оно ответственно за  бОльшее количество наших косяков. Мы за ним бежим, и пытаемся успевать реализовывать все наши потребности и желания. Я хочу по-другому. Мне нужен он в этот момент – я к нему обращаюсь. Процесс духовной практики приучает ум сотрудничать с нами. Вот когда мы выходим на этот уровень, совершенно всё становится возможным.

– Ирина, Вы продолжаете учиться, сотрудничаете с другими школами, с большими величинами в области психологии. Многого достигли, если не только Вы учитесь у них, но и они чему-то учатся у вас. Не прекратится ли рост? Что впереди у Вас и Тринити Хаус?

– Очень многое. На втором курсе Школы мы будем изучать метафизику с квантовой составляющей мироздания. Учение сложное, но очень продуктивное, востребованное в самых разных традициях. Экспериментальная физика доказала, что элементарные частицы ведут себя так, как мы ожидаем увидеть. К примеру, ждем, что кванты поведут себя как волна – увидим волновой процесс. То есть, сознание наблюдателя определяет процесс или форму! Мы – определяем тот или иной ход своей жизни, те или иные ее перспективы. Обучающий курс будет очень интересным, и я знаю, что в ходе практики возникнут новые и новые инструменты, еще более тонкие и объемные по уровню воздействия. Но пока мы не будем распыляться, лучше 1000 раз качественно отработать один прием, чем всего по одному разу – 1000 разных приемов, у нас в приоритете – надежность. Ну, а дальше – покажет время.

   – С чем приезжают в Центр ваши коллеги из-за рубежа?

– Илья Журавлев – магистр философии, единственный специалист на всем русскоговорящем пространстве, обучившийся у Мастеров. Он проводит особую терапию регрессии прошлого и прогрессии будущего. Очень большая умница.

Наталья Чеховская,  – известный детский психолог, сильный нумеролог и хиромант. Работает по следующему принципу: составление матрицы – исследование рук – психологическое решение.

Алексей Мередов много лет жил в Индии в монастыре, он привозит в Кишинев уже готовые, адаптированные для нас, практики, включающие в себя искусство здоровой жизни, энергетическую диагностику, правильные пранаямы для обретения ресурсов. Адаптированные, поскольку мы, к сожалению, не все можем воспроизводить из того, что делают брамины.

Сергей Владимирович Серебряков – мой учитель по хиромантии – астропсихолог с большой клиентской практикой в разных странах мира, где он постоянно консультирует и преподает.

Ну, а уже в самые ближайшие дни в Кишиневе будет работать Ирина Ищенко. Ищенко – бренд в  расстановочном сообществе, ее знания – симбиоз медицинского, психологического и философского образования. У Ирины своя школа, очень много учеников, она – автор многих методик в области психотерапии, психологии, медицинских знаний, традиций. И двух новых курсов – атмологии и деконструкции матрицы судьбы, выстроенных с учетом нового времени и скорости текущей жизни.

Сейчас сентябрь, и это – лучшее время для работы с родовой системой. Такой благоприятный ведический период называется Питри-Пакша и длится с 24 сентября по 8 октября, когда можно проработать все возникшие родовые вопросы. Первый день – ЭЙФОНИЧЕСКАЯ мистерия – будет посвящен возрождению ресурсов рода. Второй день – тренингу, дающему возможность вернуть себя себе, переродиться и обрести доступ к своим ресурсам.  Третий день подарит участникам  ноу-хау, под названием Спарк ( Spark ), где в ответе на групповой запрос будет применяться спектральная атмокоррекция. Это – совершенно новое направление, очень хорошо работает, поэтому эффективность превышает все видимые и невидимые ожидания.

Практика у Ирины Ищенко давно превысила  10 000 расстановочных работ. Можете себе представить, со сколькими проблемами этот специалист взаимодействовал. Мы рады, что со своей зашкаливающей занятостью в международных симпозиумах, конференциях, в обучающихся  группах, она приезжает в Кишинев именно сейчас, в самое благоприятное для решения проблем рода, время.

В тренинге сможет принять участие только 21 человек, но надо понимать, что через так называемую «прошивку» каждого из них, идет воздействие на всю его семью и близких людей, они тоже получат и почувствуют на себе эффект этого действа. Наша задача, моя задача – показать людям эти возможности. Чтобы  страждущие не замыкались, не смотрели на мир в отчаянии, а могли сказать себе: я могу решить свои проблемы, я знаю, как и где это сделать. Поверьте, Ольга, это – один из самых красивых процессов, которые я могу наблюдать в нашей жизни. Я все время говорю спасибо. Спасибо тебе, ты это сделал для них.

 

Интервью взяла: Ольга Березовская

24.09.2018

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com