Поиск..

360° Лента новостей Перспектива

Андрей Коробков: «Наступило время перемен, из которых возникнет новая система совершенно с другим балансом сил».

.

По мнению Питирима Сорокина, американского социолога, основоположника теорий социальной стратификации и социальной мобильности, «в периоды острых общественных катаклизмов самыми приспособленными оказываются не лучшие, а средние, способные слиться с массой в её инстинктивных мотивах». Это вполне совпадает с теорией естественного отбора Дарвина: если главная задача в условиях жёсткой конкуренции выжить, то любые моральные аспекты уходят на второй план.

Господин Коробков, кто раскачал антиизраильские и антисемитские выступления в ряде ведущих вузов США и Европы? Какие кардинальные меры могут предпринять власти для купирования ситуации?

— Она будет продолжаться, потому что демонстрируются изменения как в структуре населения США, так и в структуре поддержки. Дело в том, что очень быстро растёт доля определённых групп меньшинств, в том числе мусульман, и к 2045 году белые в населении США потеряют большинство. При этом резко усилилось финансирование элитных американских университетов со стороны мусульманских стран, что имеет прямое отношение к тому, что происходит в кампусах.

Главное – это то, что происходящее превратило Израиль в площадку для проверки каких-то концепций. Израильтяне воспринимаются как представители глобального севера, как белые. Палестинцы воспринимаются как представители глобального юга, представители меньшинств. Соответственно, все те модели, которые отрабатывались в США последние 60 лет, находят своё практическое претворение. Как при большевиках, формируется двойная мораль, двойные стандарты, смерть израильтян воспринимается как нечто приемлемое, как кара за предыдущие века неравенства и эксплуатации, и, наоборот, любые жертвы среди палестинцев воспринимаются как страшное преступление со стороны другой группы. Идёт отработка концепций, которые постепенно начинают претворятся и в самой Америке. Постепенно это будет расширяться.

Способны ли превентивные действия в виде депортации мигрантов, к которым в целях собственной безопасности начинают призывать граждане многих государств, остановить разжигание ситуации? Трамп заявил, что как только станет президентом, начнет расселение по национальным квартирам. Это же настроение проявляется и у европейцев, принявших большое количество беженцев из мусульманских стран. Что вы думаете о таких заявлениях?

— Что это совершенно невозможно. Во многих европейских странах доля мусульман уже составляет 10-15%, и они глубоко интегрированы, живут там многие поколения. Что касается США, здесь мусульманская группа относительно мала, по сравнению с выходцами из Латинской Америки, Китая, Индии, Филиппин, но она растёт. Причём она неоднородна, состоит из трёх разных групп: люди с Ближнего Востока, из Южной Азии и афроамериканцы, которые в первом или во втором поколении перешли в ислам в качестве протеста и выражения своей особой идентичности по отношению к большинству населения. Поэтому тут никакие депортации и запреты не изменят общего тренда роста этих групп.

Трамп, действительно, когда пришёл к власти, изначально запретил въезд выходцам из 9 мусульманских стран, но это объяснялось необходимостью борьбы с терроризмом и более тщательной проверки тех, кто приезжает. Потом пришёл ковид, но, в целом, иммиграция в США из мусульманских стран – относительно малый поток в общем потоке и относительно малая проблема. Все понимают, что, в основном, если мы говорим о нелегальной иммиграции – это поток через южную границу, где доминируют латиноамериканцы. Другие основные группы – китайцы, индийцы, филиппинцы.

В качестве демагогического жеста, подобное заявление полезно для Трампа. Он будет продолжать об этом говорить, но не имеет права вводить дискриминационные меры, основанные на национальности или религии. Он только может ссылаться на особую опасность иммиграции из ряда стран, в связи с их идеологией и терроризмом. Такие меры будут вводиться, но будут иметь ограниченный характер. А вот общее ужесточение миграционной политики – это мера, которая была бы крайне популярна, но, объективно говоря, привела бы к негативным последствиям, поскольку США вступили в глубокий демографический кризис, пусть и позже, чем другие страны, и сталкиваются с серьёзными проблемами на рынке труда.

— Как воспринимают американцы качающуюся политику Байдена и демократов в отношении Израиля?

— Вразумительной политики у Байдена нет, если говорить кратко. Он – человек, который последние 62 года стремится к власти. Впервые участвовал в выборах именно эти годы назад, 52 года назад попал в сенат. Он – профессиональный политик, который менял свои принципы и взгляды практически по каждому вопросу много раз. Первоначально он был уверен, что находится в беспроигрышной ситуации, поддержав Израиль после 7 октября. Потом же, как и все мы, с изумлением понял, что большинство не только демократической, но и американской молодёжи в целом, поддерживает Палестину, что является колоссальным изменением общественного мнения в США. Вот Байден и начал маневрировать, опасаясь «ловушки 22», где у него нет абсолютно никакого хорошего выхода.

Если он поддерживает палестинцев, то теряет часть голосов еврейской диаспоры, а еврейская диаспора в США традиционно голосовала за демократов, и сейчас 69% её – за них. Если же Байден остаётся на стороне Израиля, то теряет голоса ультралевых в своей партии, молодёжи в целом и мусульман, а все они имеют очень важное значение в трёх штатах, где идёт тяжёлая борьба – это Мичиган, Пенсильвания, Висконсин, а также ряд других. Поэтому – такая непонятная и не очень красивая политика, когда он на мероприятии, посвящённом Холокосту заявляет о том, что подпишет акт Конгресса о поставках оружия Израилю, а на следующий день выступает и заявляет, что блокирует эти поставки.

Эти метания будут продолжаться бесконечно, поскольку для Байдена самое главное – вопрос личного выживания, как в своё время для Ельцина. Потому он будет всё время метаться из стороны в сторону, пытаясь сохранить поддержку обеих групп в этом конфликте, соответственно, теряя кредит доверия у противоположной. Всё это будет оказывать крайне негативное влияние на политику США и на то, как она воспринимается в мире. У Байдена тут нет другого выхода, поскольку нет хорошего решения. Любое решение ведёт к потере поддержки больших электоральных групп, без которых он не может выиграть выборы. В этом плане его положение можно назвать отчаянным.

Сможет ли сохранить себя Государство Израиль, если потеряет поддержку США?

— Если к власти приходит Трамп, да, пожалуй, и Кеннеди, то поддержка Израиля будет достаточно чётко артикулирована на возврат Соединённых Штатов к предыдущим позициям. В долгосрочной перспективе, конечно, положение Израиля ухудшается, поскольку меняется мировой баланс сил. Если мы посмотрим на результаты голосования в ООН, где в последний раз только 9 стран голосовали против признания Палестины государством-полноправным членом ООН, то, конечно, для Израиля это крайне неблагополучно. Сейчас изменилась конфигурация, и понятно, что республиканцы являются достаточно чётко произраильской партией, а демократическая партия глубоко расколота, и этот раскол сохранится и при более принципиальном президенте-демократе. Ему придётся принимать во внимание наличие разных позиций внутри демократической партии.

— Смена режима в Иране может привести к изменению ситуации на Ближнем Востоке?

-На этом строил расчёт Барак Обама. Он хотел вернуться к традиционной американской политике опоры на трёх китов –  на Израиль, сунитскую Саудовскую Аравию, шиитский Иран и балансирование между ними. Революция 1979 года разрушила этот баланс. Американцам пришлось перейти к балансированию между саудитами и Израилем. Обама пытался возобновить это тройственное соглашение. Трамп отверг его, решив, что будет лучше пытаться задавить Иран. Байден много обещал вернуться к модели Обамы, но, как и в других вопросах, его политика крайне непоследовательна.

— По-вашему, как будут Китай и Россия влиять на ближневосточные события?

— Экономическая роль Китая стремительно растёт в плане контроля портов. Россия также является очень важным игроком и в плане поставок оружия, а также поддержки определённых режимов, и на сырьевом рынке.

Мы видим, что, хотя Россия – конкурент, страны ОПЕК продолжают координацию ценовой политики с ней. Поэтому мы будем всё время наблюдать усиление роста, прежде всего, Китая, и это уже стало таким постоянным кошмаром для американской политики. Но и Россия будет играть важную роль.

Сегодня политика властей Республики Молдова идет в фарватере политики США, и страна может быть втянута в российско-украинский конфликт, опасаются граждане. Так считают и многие политологи. Американские демократы «потянут» Израиль, Украину, да ещё и Молдову, если последняя вступит в региональный конфликт? Ваше мнение на этот счет?

— Тут всё зависит от планов России, куда будет развиваться её наступление. Будет это север – Чернигов, Сумы или рывок через Николаев и Одессу к границам Молдовы? Здесь возможны разные варианты реакции. Вообще – непонятно, поскольку визит Блинкена и реакция на этот визит Зеленского создаёт впечатление, что начались какие-то движения в сторону ведения переговоров. Ситуация обостряется для украинского руководства, и есть вероятность, что Блинкен прокачивал разные варианты развития этих переговоров, которые вызвали крайне негативную реакцию со стороны украинского руководства. Тут всё будет очень динамично и зависеть от того, насколько эффективным будет российское наступление, каковы будут его направления.

Надо учитывать, что вся американская политика сейчас связана с избирательной политикой. Хотя Украина уже играет очень маленькую роль среди вопросов избирательной политики и значительно менее важна для электората, чем события в Газе, всё равно решения, принимаемые администрацией, будут связаны с тем, как они могут повлиять на исход выборов. Для Байдена же сейчас всё более важными становятся вопросы внутриэкономического развития. Соответственно, внимания к каким-то внешнеполитическим сюжетам будет всё меньше и меньше.

— Если республиканцы выиграют выборы, они предпримут конкретные действия по урегулированию текущих конфликтов? И насколько эффективными эти шаги могут быть?

— Ясно, что Трамп займёт жёсткую позицию – объявит о всеобщей поддержке Израиля. Будет усиление тарифных войн с Китаем и будет более суровая позиция и по Тайваню. А вот, что будет в отношении Украины… Естественно, разговор с Зеленским будет очень жёстким, но захочет ли Трамп подтолкнуть Украину к переговорам или, наоборот, захочет стать президентом, который не потерял Украину –  это большой вопрос. Позиции по всем направлениям будут более твёрдыми и чёткими, но какой она будет в отношении Украины, сказать сейчас сложно.

— В чью пользу сегодня демократов или республиканцев склоняется общественное настроение в США?

— За последние две недели уже даже ведущие либеральные СМИ и аппаратчики демпартии стали открыто говорить, что Байден неизбираем. Ни его физическое, ни интеллектуальное состояние не позволяет надеяться на то, что он может честно выиграть выборы. Идут совершенно откровенные обсуждения о том, что делать. Может, всё-таки, в последний момент от него освободиться?

В целом, сам Байден не имеет ни малейшего желания отказываться от своей роли кандидата партии, и пока непонятно, что будет. Если случится ещё более катастрофический обвал его рейтингов, особенно в соревновательных штатах, я не исключаю, что даже на съезде его могут всё-таки вынудить отказаться от кандидатства и найти какую-то альтернативную фигуру.

Трагедия демократов состоит в том, что, во-первых, все понимают, что вице-президент, которая является законной наследницей, ещё хуже, чем Байден. Нет никакой адекватной альтернативы, которая в рамках демократической партии устроила бы все группировки. Сохраняется эта странная ситуация, когда все понимают, что Байден не тянет и, в то же время, ничего не делают, чтобы его сменить. В своё время, когда в 1968 году возникла похожая ситуация, Джонсона вынудили отказаться от участия в выборах.

Сейчас уже май, Байден крайне слаб, но, тем не менее, ни его окружение, ни аппарат партии не идут на то, чтобы найти ему замену. Соответственно, усиливаются атаки на Трампа, в том числе через судебную систему, так что, пока – без изменений.

— Ситуация в мире ухудшается повсеместно, что всех нас может ждать?

— Мы живём в эпоху перемен, как говорят китайцы. И китайцы же говорят, что это самое худшее, что может с тобой случиться. Идёт слом евроцентричной системы, которая существовала 500 лет. Европейцы контролировали мировое развитие, потом шли прилегающие к ним страны. Затем было противостояние России и Америки, как двух цивилизаций. Эта система разрушается, идёт смена лидеров. В настоящее время, только две европейские страны входят в десятку крупнейших экономик. В середине века останется одна Германия, к концу века ни одной европейской страны не будет в этой десятке. Соответственно, растёт и военное влияние других стран.

С нашей точки зрения, это –  катастрофично, но с точки зрения китайцев – совсем наоборот, это – объективный процесс, он не хороший и не плохой, такое происходило и раньше, хотя и в региональных системах. Естественно, текущее время – период нестабильности, поскольку какие-то страны слабеют, какие-то усиливаются. Но я бы не воспринимал ситуацию, как конец света. Просто наступило время перемен, из которых возникнет новая система совершенно с другим балансом сил. Мы же ездим в Египет, в Иран посмотреть на остатки каких-то древних цивилизаций – и сейчас мир потихоньку меняется.

Интервью вела

Ольга Березовская,

cпециально для kommersantinfo.com,

/Нэшвилл, штат Теннесси/

Для этого потребуется сделать 3 шага в сторону незабываемой коллаборации!

Метки:

Смотри также: