Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Игорь Боцан: «Общество раздроблено и дезориентировано, им можно легко манипулировать».

.

Предсказание множества молдавских «нострадамусов» о «горячей предвыборной весне и знойном лете» определенно не сбываются. Что политбомонд, что граждане, за малым исключением, довольно индифференты. Вряд ли причины этой вялости объясняются только коридором затмений, выпадающих как раз на предвыборный период. Может ли неожиданно что-то или кто-то выскочить из табакерки? Свое мнение по этим и другим вопросам высказал политолог Игорь Боцан.  

– Господин Боцан, чем вызвана нетипичная реакция на предстоящий плебисцит и у потенциальных депутатов, и у тех, кто намеревался 11 июля отдать за них свой голос?

 – Кампания досрочных парламентских выборов началась вяло, потому что это фактически третий тур президентских. Известны основные политические силы, вовлеченные в избирательный процесс, их программы и месседжи. Конечно, в этой кампании есть новые элементы коалиция социалистов с коммунистами, на фоне проявившегося сотрудничества социалистов с партией Шор. Тем не менее, ставки на досрочных выборах высоки и связаны с достижением целей, сформулированных еще два года назад, когда Плахотнюк и Шор бежали из страны.

Победа проевропейских сил будет представлена нам, как предпосылка для продолжения попыток вырвать государственные институты из-под контроля олигархического режима Плахотнюка-Шора. С другой стороны, проевразийские партии хотят в этой электоральной борьбе сменить акценты: победа коммуно-социалистического блока будет представлена, как победа над так называемым иностранным вмешательством европейцев и американцев, которые настаивают на реформе правосудия и наказании бенефициаров и исполнителей кражи миллиарда. Конечно, новые, недавно зарегистрированные, партии могут разнообразить политическую борьбу, но у них ограниченный доступ к СМИ. Мы ждем предвыборных дебатов, в которых альтернативные политические лидеры смогут проявить себя, и я думаю, что они, привлекая внимание избирателей, внесут интересные новые элементы в эту кампанию.

– На Ваш взгляд, парламентские выборы изменят общественно – политическое состояние Республики Молдова?

– Ситуация остается неопределенной. Общество по-прежнему разделено по этнолингвистическим и геополитическим критериям. Молодые, образованные, амбициозные граждане продолжают покидать страну. Обновленные проевропейские политические силы лишены опыта и совершают множество ошибок. Евразийские политические силы открыто вошли в сговор с Партией Шор и выступают за сохранение статус-кво, для них это залог сохранения своих позиций и обеспечения экономических интересов. К тому же, внешние партнеры сохраняют значительное влияние на внутренние процессы. Европейцы обусловливают поддержку Республики Молдова успехом реформ, особенно в судебной системе, которые находятся в застое. Без завершения расследования кражи миллиарда и наказания виновных вряд ли ЕС возобновит серьезную поддержку Молдовы, что прекрасно понимают лидеры коммуно-социалистического блока и нагнетают риторику о внешнем вмешательстве. Действительно, какое дело европейцам до кражи 1/6 ВВП Молдовы? Давали бы деньги и помалкивали. С другой стороны, Россия имеет подавляющее влияние в нашем медиа пространстве, использует торговые инструменты в двусторонних отношениях для поддержки проевразийских политических сил. Такая вот в Молдове интересная ситуация.

– Думаете, идет продолжение давней геополитической игры, или местные партайгеноссе сами активно втягивают в свои дела внешних партнеров?

– Республика Молдова сделала свой геополитический выбор в 2002 году, когда президент Воронин подписал указ о европейской интеграции. Почему он это сделал? Напомним, Партия коммунистов получила конституционное большинство в парламенте для того, чтобы добиться присоединения страны к Союзу Россия-Беларусь. Всего за полтора года геополитический вектор кардинально изменился из-за неспособности быстро решить приднестровский вопрос. Мы помним объяснение Воронина: если стратегический партнер  Россия не хочет помочь Молдове интегрировать Приднестровье, то Республика Молдова найдет других стратегических партнеров.

Все мы знаем, что последовало за этим – замораживание  конфликта. Так что, стратегический, геополитический выбор был сделан в 2002 году. Затем он только закреплялся: в 2005 году – путем подписания Плана действий с Европейским союзом; в 2009 –присоединением к Восточному партнерству ЕС; в 2014 – подписанием Соглашения об ассоциации. Сейчас же блок коммунистов и социалистов, возглавляемый Ворониным, оспаривает стратегический выбор того же Воронина во время его абсолютного правления.

Но вопрос в том, действительно ли граждане Республики Молдова хотят смены геополитического вектора, вступления страны в Евразийский экономический союз? Ведь известно, что за исключением Казахстана, все государства этого сообщества переживают чрезвычайно острые и опасные кризисы. А вообще говоря, геополитическая тема теряет актуальность. Сейчас в моде – гелиополитика: соревнование между Илоном Маском и Дмитрием Рогозиным, в котором побеждают китайцы. Именно поэтому Игорь Додон включил Китай в число стратегических партнеров Молдовы, наряду с Россией, США и Турцией. Знай наших!

– Каков Ваш прогноз, голосование 11 июля позволит решить главную свою задачу – переформатировать парламент?

– По конституции в Молдове – представительная демократия. Если выборы будут свободными и справедливыми, то состав парламента станет зеркалом представительства социальных слоев и их интересов. Это тот случай, когда можно сказать, что каждый народ заслуживает избранного правительства. Но у нас специфическая ситуация. Общество раздроблено и дезориентировано, а это означает, что им можно легко манипулировать. Манипулируют те, кто  сконцентрировал в своих руках контроль над средствами массовой информации. Так что, не очень трудно предсказать, каким будет состав парламента. Вероятно, он обновится процентов на 40-50.

– После выборов кто-то возьмется поставить точку в «приднестровском» вопросе?  

– Замороженная приднестровская проблема – своего рода якорь, не позволяющий Молдове отправиться в свободное плавание. Сейчас я не вижу предпосылок для её размораживания. Приднестровье хочет независимости или присоединения к России. Россия хочет федерализации Республики Молдова, а также Украины, чтобы центры принятия стратегических решений в этих странах были рассредоточены в пользу РФ. Молдова хочет решить проблему в существующих конституционных рамках унитарного государства, со статусом автономии для Приднестровья. Поэтому в нынешнем региональном и международном политическом контексте практически невозможно объединить эти интересы в одном русле.

Благодаря отрыву Приднестровья от политических процессов в Республике Молдова, наша страна смогла разработать свой вектор европейской интеграции. Если бы Приднестровье было частью политических процессов, это сделало бы вектор европейской интеграции невозможным для нас. Так что, нет худа без добра, но лучше всего об этом может рассказать лидер коммуно-социалистического блока Владимир Воронин.

В данной ситуации европейская стратегия Республики Молдова направлена на укрепление совместных усилий с Украиной и Грузией, в рамках Восточного партнерства. Если эта стратегия окажется успешной, то Приднестровье надолго останется анклавом без каких-либо других перспектив развития, кроме как в общем русле движения Республики Молдова и Украины. Поэтому не исключено, что со временем приднестровский якорь заржавеет полностью.

 

Интервью вела

Ольга Березовская,

специально для kommersantinfo.com

 

Метки:

Смотри также: