Незабываемый отпуск в Израиле!



Триггер – на взводе
Перспектива

Триггер – на взводе

Тот, на кого напали, изначально оказывается в ситуации подчиненности и неудачи, ввиду того, что не знает целей информационно-психологического воздействия. Грамотное ли, неграмотное – информационное влияние вызывает скрытую агрессию сначала на уровне восприятия, потом на уровне осознания, а далее следует рефлекторное действие или противодействие.

Объект трансформации информации

Человек в эпоху постмодернизма из Homo sapiens sapiens эволюционировал в Homo sapiens informative. Иными словами, он — не только источник или субъект информации, но и ее объект, часто — объект трансформации информации. Приведу для примера мониторинг ситуации COVID- 19, осуществляемый  международной организацией Global Risk International с самого начала пандемии. Вот, что он показывает.

– Восточноевропейские страны не были готовы противостоять глобальным рискам гибридного характера ни финансово-экономически, ни материально, ни организационно, ни логистически. Сюда же отнесем и отсутствие специалистов по мониторингу глобальных рисков во всех странах Европы. Их правительственные и бюрократические системы проявили себя как медлительные и не способные оперативно и эффективно решать вопросы кризисных ситуаций.

– С началом пандемии в Европе отмечаем появление «Синдрома COVID- 19». Он связан не столько с массовым характером, который приобретает заражение, сколько с неспособностью бюрократического аппарата адекватно его оценивать и реагировать на быстро меняющуюся эпидемиологическую обстановку в этих странах. Введение чрезвычайных положений является, по моему мнению, важным показателем отсутствия такой подготовки и неспособности правительств справляться с глобальными рисками и кризисными ситуациями.

– «Синдром COVID- 19» следует включить в список специальных психологических операций, внесенных в учебники по военной психологии.   Данный синдром следует рассматривать как эффективное оружие в реформировании геополитических пространств. Его гибридный характер проявился в быстром присоединении к первоначальной биологической основе сильных психологических, экономических, социальных и политических аспектов. При этом, как отмечают специалисты, вирусно-бактериологический уровень COVID- 19 не превышает показатель заболеваемости и смертности от гриппа и других ОРВИ. Очевидно, что подобные ситуации способны привести к мощным глобальным анонимным воздействиям гибридного характера в любой точке земного шара.

Молдова – в кризисном хороводе

Жду контраргументов к моему утверждению, что COVID- 19 – политическая, военно-стратегическая, глобальная операция. Военно-политическая потому, что армии и правительства разных стран были в это непростое время вовлечены в «Defender-Europe 20». Молдова по незнанию или неразумию приняла участие в этих учениях, выведя бронетехнику на улицы. А начинать надо было с организации кризисных зон – современных полевых госпиталей – на пограничных КПП Молдовы и в крупных городах страны.

Нынешнее вмешательство России в итальянскую пандемию и экзистенциальный кризис Евросоюза является непростым ответом на «Defender-Europe 20». За ним читается готовность к формированию Оси Берлин-Москва-Пекин –   новой геополитической, геоэкономической и военно-стратегической силы. Евроазиатская доктрина становится реальностью, хотя и пылилась на академических полках политолога А. Дугина более 30 лет. Профессор Дугин считает, что у России есть все приоритеты для формирования новой межконтинентальной структуры. Но, по теории того же А. Дугина, вопросы объединения Румынии и Молдовы наиболее реальны в рамках нового Евразийского Союза. Нынешний кризис в Молдове может логически привести к союзу с Румынией, и это не должно пугать.Тандем становится реальностью в условиях Евразийского Союза еще и потому, что Европейский Союз никогда не выдвигал вопрос объединения на первый план (как и все правительства Румынии после 1989 года). А сам ЕС, согласно позиции президента США, Дональда Трампа, должен вернуться к национальным государствам. Антинатовские и антиевропейские настроения в Румынии находятся сейчас на максимуме, и в стране имеются политические силы, которые пойдут на геополитический союз с Россией. Да и Россия, в силу недальновидности политиков начала 90-х, упустила возможность иметь в лице Румынии хорошего стратегического партнера.

Историческая диалектика показывает, что движение к прогрессу не может происходить без сильных потрясения для всей цивилизации и отдельных народов (пример Германии, Японии и др). Уже сегодня очевиден следующий факт: COVID- 19 привел к переформатированию ментальности на континентальном и глобальном уровнях, к кризису евроатлантической демократии и ментальности в Европе, Румынии и Молдове. В этих условиях можно ожидать смену многих политических элит в разных странах. То же можно сказать и о Молдове.

На смену приходит неомодернизм,  во главе с Евроазиатским союзом, а также смена политических доктрин – от репрезентативной демократии к меритократии («власть достойных»). Однако эта смена доктрин может произойти только на честных парламентских выборах. В Молдове такая смена имеет быть в скором времени, так как политическая элита полностью себя изжила и скомпрометировала, а COVID- 19 ускорил социальное отрезвление.

Текущая ситуация в РМ

Уже в ближайшее время экономика и общественное массовое сознание могут не выдержать последствий неудовлетворительного менеджмента политической элиты в период COVID- 19.То есть, не далее конца апреля массовое сознание способно к агрессивной ответной реакции как в отношении левых, так в отношении правых, центристских и любых других политических формирований. Накопление рефлексивной агрессии пропорционально равно неудовлетворительному менеджменту.

ПостCOVID-19  в Европе

Коронавирус уже вызвал появление «COVID Postraumatic Syndrome» (COVIDPS), из которого европейская цивилизация выйдет не ранее, чем через 5-15 лет. Этому способствовал ряд факторов, среди которых – нехватка информации, что является первым шагом к запугиванию, психологической дестабилизации и дезориентации населения. Таким образом, констатируем, что отсутствие информации является первым шагом к манипулированию населением пострадавших стран. Право на информацию является фундаментальным правом человека, а отсутствие информации – грубейшее нарушение Универсальных Прав Человека, в условиях пандемического кризиса. Отсутствие информации является нарушением положений национальных Конституций, которые дублируют Универсальные Права Человека.

Массовый психоз, на фоне стресса, формирует социальную депрессию, что приводит к обострению скрытой агрессии, с одной стороны, и усугублению хронических заболеваний – с другой. Среднегодовая норма накопления напряжения по военной шкале стресса составляет 1000 баллов, за которой следует обострение хронических заболеваний. Суточная норма его накопления от COVID -19 составляет, в среднем, 15-20 баллов (в зависимости от человека и страны). Постоянный стресс для населения Молдовы в течение более 1-1,5 месяцев приведет к необратимым потерям на социальном, экономическом и медицинском уровнях. В результате, повысится не пандемическая заболеваемость и летальность.

В пост пандемический период основная гуманистическая стратегия – осознание ценности человеческой популяции. Без сомнения, последствия COVID-19 будут очень существенными в мировом и государственном масштабе, в личном аспекте. Есть все основания утверждать, что ЕС намерен ввести обязательное вакцинирование населения, тем более, что Электронный каталог вакцинаций уже внедрен и действует в странах Евросоюза. Под предлогом вакцинации может пройти массовая чипизация, откуда следует ряд дальнейших нарушений Универсальных Прав Человека – ограничение передвижений, поступлений в ВУЗы, получения двойного гражданства и другие.

Не сомневаюсь, что в случае с COVID- 19 мы имеем дело с применением нового вида гибридного оружия. Его использование может стать в скором будущем регулярным, а применяемые с этой целью вирусы – более агрессивными. Считаю, что «Синдром COVID- 19», как эффективное психо-гибридное средство глобального воздействия, достиг своей цели. Это в равной степени относится и к Молдове.

Отличным и положительным примером является Беларусь, где менеджмент кризисной ситуацией весьма успешен, а информирование населения правдиво, и в нем активно участвуют государственные структуры. Как результат – самый низкий уровень заболеваемости COVID-19 (практически отсутствует). С возникновением эпидемии в Китае Белоруссия получала о ней исчерпывающую информацию и подготовила административные органы управления, а также карантинные коридоры для транзитного транспорта, кризисные зоны, медицинскую ифраструктуру. Эти действия и сам стиль поведения Президента Беларуси стали главными факторами психо-эмоциональной стабильности населения. Стратегия коллективной иммунизации была основана на собственном мнении, отличном от рекомендаций ВОЗ, и, согласно фактическим статистическим данным, выбрана правильно: изоляция только реально заболевших, отказ от особого положения, от привлечения армии и военной техники, нормальный режим функционирования экономики.

 

Николай Парчевский,

военный психолог, аспирант Института Международных Отношений РМ, Председатель Военного Географического Общества Молдовы, член Географических Обществ Румынии и Беларуси

 

 

 

 

01.04.2020

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com