Незабываемый отпуск в Израиле!



Возврат Приднестровья в Молдову не выгоден?
Наш Регион, Новости

Возврат Приднестровья в Молдову не выгоден?

В тбилисском издательстве «Универсул» вышла книга «Приднестровский конфликт» / Между Днестром и Прутом/. Её автор – Намик Гасан оглы Алиев, доктор юридических наук, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджана в РМ с 2011 по 2016 годы. Это политико – правовое исследование интересно всем, кто на протяжении тридцати лет внимательно отслеживает факторы, влияющие и не влияющие на решение приднестровского вопроса. Выводы, сделанные в работе, способны придать новый импульс холостым переговорам между Кишинёвом и Тирасполем, в которые давно втянуты также Россия, Украина, Румыния, США и Евросоюз. Вот и на нынешнем этапе переговорный процесс зашёл в тупик. По нашей просьбе,  Намик Алиев представляет некоторые выдержки из своего исследования.

– Вначале – несколько слов об особенностях самого конфликта, его правовых аспектах и справедливости позиции Республики Молдова. Изучение приднестровского конфликта позволяет убедиться, что определяющую роль в нем играют геополитический, политический и идеологический факторы. При этом, в отличие от армяно-азербайджанского, грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов, в приднестровском практически отсутствует этническая, религиозная и демографическая подоплека. И это – его первая особенность.

Вторая заключается в следующем: несмотря на то, что государственные границы Республики Молдова не были нарушены извне, тем не менее, под угрозу поставлена территориальная целостность страны. Здесь уместно обратиться к Декларации Европейского Сообщества (16.12. 1991 г.) о руководящих принципах признания новых государств Восточной Европы и Советского Союза. Они подтверждают «уважение неприкосновенности всех границ, которые могут быть изменены только мирными средствами и по взаимному согласию». 23 декабря 1991 года в Брюсселе состоялось заседание ЕС на уровне министров иностранных дел, где обсудили положение в СССР и некоторых странах Восточной Европы. В принятом на заседании Заявлении «Двенадцати» о будущем статусе России и других бывших союзных республик было подчеркнуто, что государства, возникающие в результате агрессии, не будут признаваться.

Важным является свидетельство члена Подкомиссии ООН по защите прав человека А. Эйде: «…В рамках ООН был достигнут широкий консенсус в отношении того, что границы союзных республик как в бывшем СССР, так и бывшей Югославии должны быть установлены не на основе этнического расселения, а на основе принципа uti possidetis juris, означающего, что новыми должны считаться границы, которые ранее существовали как границы союзных республик федерации».

В международном праве, по компетентному мнению Райна Мюллерсона, принцип uti possidetis означает, что «после обретения независимости, существующие границы защищаются международным правом, и любые изменения должны происходить мирно, без угрозы силой или ее применения».

​Безусловно, что поиск разрешения приднестровского конфликта должен строиться на парадигме территориальной целостности Молдовы. Поэтому, надо отбросить все попытки обратиться к истории. История – плохой помощник для разрешения территориальных конфликтов, она заводит их в тупик и мешает принятию объективных решений в современных условиях.

Приднестровский конфликт поставил Молдову в достаточно сложное положение, и дело здесь не только в его наличии. Сам факт конфликта – уже огромная проблема, «камень преткновения», тормозящий дальнейшее развитие страны, которое прямо зависит от ее геополитической ориентации. Россия и Румыния (Европа), куда идти?

Важнейшая предпосылка урегулирования конфликта – стабильность в государстве. Полоса переменностей в Кишинёве, наступившая после 2009 года и отмеченная почти трехлетним отсутствием президента страны, чехардой сменяемых правительств, коррупцией и похищением миллиарда евро из ведущих банков, безусловно, не создавала условия для решения приднестровского вопроса. В то же время, в Тирасполе понимают, насколько нестабильная власть в Молдове выгодна Приднестровью и затягивают процесс урегулирования, загоняя его в тупик.

Несколько непонятным, а, может быть, и направленным на затягивание процесса урегулирования, стало высказывание экс главы миссии ОБСЕ в Молдове Уильяма Хилла. Он заявил, что рано говорить о статусе Приднестровья, поскольку остаются неразрешенными проблемы в области транспорта, связи, передвижения, бизнеса, и все они могут быть решены только продолжением мирного диалога. Дипломат считает, что для улучшения ситуации в регионе и окончания конфликта еще очень многое предстоит сделать, хотя достаточно очевидно, что проблемы в области транспорта, связи, передвижения и бизнеса успешно и окончательно могут быть решены только при условии политического урегулирования конфликта, с созданием автономии в составе молдавского государства.

Со стороны Молдовы постоянной составляющей переговорного процесса является вывод российского военного контингента из Приднестровья. На этом также настаивают ЕС, США, ОБСЕ и НАТО, поддерживающие территориальную целостность Молдовы. Позиция России, контролирующей Приднестровский регион, однозначна: в случае выбора Молдовой западного вектора развития, Приднестровье выйдет из состава Республики Молдова.

В конце июля 2012 года совершенно неожиданно заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин, на праздновании 20-летия миротворческой миссии в Приднестровье, в присутствии его руководства, заявил, что Россия видит будущее региона в составе Молдовы на правах особого района. Вслед за этим, 31 июля 2012 года, Владимир Путин, отвечая на вопрос участников молодежного форума «Селигер-2012» об официальной позиции России в отношении непризнанной ПМР, заявляет, что «только сам приднестровский народ может определить свою судьбу. А международное сообщество, в том числе, Россия, будут к этому выбору относиться с уважением».

Ожидаемой оказалась реакция российского сайта regnum, который утверждает, что случай «с заявлением Карасина – тестирование Путина, но Карасин ошибся, зайдя слишком далеко. У Путина не только не было резона устанавливать новые правила игры, публично расписываясь в сдаче российских интересов в Приднестровье ради утопической и провокационной идеи «федеративной РМ», но, более того, немедленно отреагировав, президент России впервые публично и прямо указал на один из ключевых базовых аспектов той политики, которой Россия будет придерживаться в Приднестровье».

На каком-то этапе существовали надежды, что в этом регионе произойдут перемены, что новая приднестровская власть поддастся привлекательным перспективам обещанной европейской интеграции. В это время эксперты обращали внимание на процесс активного создания на левобережье Днестра NGO, которые в статусе «гражданского общества» добивались грантов Евросоюза и стран-доноров Молдовы. «Но в Тирасполе нет гражданского общества, неподконтрольного местному КГБ, а значит, ФСБ России», – говорят они, сожалея об ошибке Кишинева, допустившего уступку, признав равенство сторон в переговорном процессе. «Теперь Приднестровье говорит о равенстве сторон вообще между двумя государствами. В скором будущем РМ капитулирует перед РФ и Приднестровьем в еще одном важном вопросе – открытии в Тирасполе генерального консульства России», – заметил молдавский эксперт Оазу Нантой. Однако объединения не произошло. Вслед за этим появляется новый план, согласно которому выдавливание России из региона или, говоря иначе, «сближение Молдовы с ЕС», пойдет по-другому сценарию.

Впервые, в конце 2012 года, о нем сообщил тогдашний председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. Он сказал: «Приднестровская проблема очень важна. Но не стоит напрямую связывать её с короткими сроками европейской интеграции». То есть, одно другому – не помеха, и Молдова может начать интеграцию в структуры ЕС без Приднестровья.

На фоне вышесказанного обнадеживающим, достаточно четким и программным, выглядело в этой связи высказывание канцлера Ангелы Меркель: «Сохранение нынешнего статус-кво замороженного конфликта – на руку только ограниченному кругу лиц. Эта болезненная проблема не может существовать долго, ее необходимо решать в интересах людей обоих берегов Днестра. Решение конфликта возможно путем предоставления региону особого правового статуса, в рамках территориальной целостности РМ, в ее международно-признанных границах. Необходимо эффективное центральное правительство и автономия местных властей».

Анализ ситуации и мнение экспертов показывают, что совместное экономическое проживание и нормализация отношений с левым берегом Днестра сегодня Кишиневу не нужны. В Молдове уже давно является предметом дискуссий возможность отказа от неконтролируемого Приднестровья. Еще в начале 90-х годов эту идею озвучил поэт-националист Григорий Виеру. Впоследствии ее активно развивали унионисты (сторонники объединения Молдовы с Румынией). Логика сторонников инициативы состояла в том, что нерешенный конфликт с Приднестровьем Молдове только мешает. Отказавшись от претензий на этот регион, Молдова, соответственно, смогла бы сосредоточиться на сближении с Румынией и Евросоюзом. Молдавские политики предлагали установить официальную границу с Приднестровьем, а в начале 2009 года, перед выборами в парламент, одна из партий даже разработала проект по сдаче Приднестровья в аренду России.

В первой половине 2013 года появились признаки, что процесс «размораживания» конфликта ускоряется. В последнее время действия, направленные в сторону эскалации, предприняли и Молдова, и Приднестровье. Разумеется, Молдова – объявляя политику ассоциации с ЕС и либерализации визового режима, а Приднестровье – курс на вхождение в Таможенный Союз и будущий Евразийский. Для реализации идеи в области виз, Брюссель поставил Кишиневу цель – организовать контроль на границе с Приднестровьем. Это решение – об открытии миграционных постов в Приднестровье – принималось в Брюсселе «в присутствии» представителей молдавских властей. А о том, что оно «созрело», объявил во время своего визита в Молдову, в конце 2012 года, всё тот же Жозе Мануэл Баррозу. Кроме того, что решалась сформулированная ЕС задача, создание системы миграционного контроля на днестровских рубежах несло и дополнительные преимущества: стимулировало приднестровцев получать гражданство Молдовы и приобретать документы (прибыль государству), давало дополнительные доходы чиновникам в виде грантов и взяток. И, что очень важно, с помощью новых миграционных мер на границе Приднестровья (и, возможно, установки молдавских пунктов пропуска на территории Украины) решалась задача «взять Приднестровье в кольцо».

В конце марта 2013 года идея создания пунктов миграционного контроля была публично озвучена. Тогда экс-министр реинтеграции РМ Василий Шова подверг эту меру резкой критике. Он заявил, что открытие внутренних пунктов миграционного контроля не вписывается ни в какую логику восстановления территориальной целостности страны. По его мнению, мера «является попыткой узаконить границу страны по реке Днестр без территории Приднестровья». Создание внутренних пунктов миграционного контроля явилось повторением «ошибки» Михаила Саакашвили, незадолго до «пятидневной» войны 2008 года. Оно разрушило ростки доверия, которые начали зарождаться в отношениях с Приднестровьем.

Так, 8-9 июля 2013 года состоялся официальный визит министра иностранных дел Румынии Т.Корлацяна в Москву, где в числе других были тщательно рассмотрены вопросы региональной безопасности и, в частности, приднестровского урегулирования. В то же время, по информации некоторых источников, во время встречи Т.Корлацяна с С.Лавровым не был рассмотрен вопрос относительно российского военного присутствия в приднестровском регионе и вывоза из него находящегося на хранении российского вооружения. Вследствие этого, 9 июля того же года состоялся срочный краткий визит премьер-министра Ю. Лянкэ в Бухарест, во время которого имели место переговоры с премьер-министром Румынии В. Понтой. Среди основных вопросов повестки дня были настоятельные советы В. Понты Молдове не следовать рекомендациям президента Т. Бэсеску относительно применения так называемого «косовского варианта» к разрешению приднестровского конфликта (Т. Бэсеску и его доверенные лица продвигают идею отказа Кишинева от Приднестровья взамен на «четкие и ясные» перспективы европейской интеграции).

Почему так происходило? Те, кто хорошо знаком с политической ситуацией в Молдове, безусловно знают, что электорат страны (без Приднестровского региона) разделен на две примерно равные половины. Одна из них – проевропейской ориентации, из которой лишь процентов 10-15 желают объединения с Румынией. Другая – пророссийская, из которой процент присоединения к России так же невелик. При этом, успех выборов и формирования правительства в парламентской республике ставится в зависимость от небольшого переменчивого центристского процента электората, что создает именно ту постоянную нестабильность, о которой мы говорили выше.

Электорат Приднестровского региона, несмотря на свой этнический состав (население делится на три примерно равные этнические части: молдаван, украинцев и русских), в подавляющем большинстве – пророссийской ориентации. Таким образом, возврат Приднестровского региона в состав Молдовы делает его невыгодным сторонникам проевропейской ориентации и Европе – в целом. Молдова оказалась перед дилеммой: восстановить свою территориальную целостность или интегрироваться в Европу, отказавшись от столь важного для нее региона.И это уже выбор молдавского народа!

 

Специально для kommersantinfo.com

 

10.07.2020

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com