Поиск..

Лента новостей Международные Партнёры

Игорь Тур: «Россия всегда была нашим ключевым партнёром»

.

С первых дней обретения государственности республики Беларусь и Молдова стремятся выстраивать полноценное сотрудничество в разных сферах. В современных условиях руководителям наших стран необходимо постоянно вносить коррективы в проекты и подходы, находить новые инициативы, которые будут работать на благо граждан. Радует, что, несмотря на все сложности, за последнее время не утеряны экономические и культурные связи и тот потенциал, который нарабатывался годами. Одни только данные по двусторонней торговле вселяют уверенность и оптимизм. Именно поэтому мы внимательно наблюдаем за всеми процессами, что происходят в белорусском обществе. На вопросы KommersantInfo о ситуации в этой дружественной стране отвечает известный политический обозреватель ОбщеНациональногоТелевидения Беларуси (ОНТ) Игорь Тур.

– Игорь, что такое ОНТ и чем оно славится?

– Если коротко о главном – это государственный телеканал, который транслирует оперативные новости и информацию о событиях в жизни Беларуси и за рубежом. И это самый рейтинговый телеканал, на котором трудятся топовые журналисты, владеющие избыточным объёмом фактов и работающие с ним как в нашей стране, так и вокруг неё. ОНТ – это своего рода лекарство от телеграм-фейков.

– Исходя из этого посыла, прошу Вас ответить на два вопроса: насколько, на Ваш взгляд, стабильна сегодня ситуация в Беларуси, и в какой степени участники прошлогодних протестов переосмыслили свою позицию?

– Ситуация в Беларуси, безусловно, стабильна. В «известных всему миру событиях», на самом деле, принимала участие совершенно небольшая доля белорусского общества, абсолютное большинство граждан (я бы назвал их «электоральным большинством») уже к концу августа 2020 года имело резкое желание вернуться к спокойной и размеренной жизни, которая в Беларуси была всегда. Некое социальное напряжение, которое транслируется нашими оппонентами во внешнюю среду, существует исключительно в телеграм-каналах и в комментариях на сайтах оппозиционных СМИ. К сожалению, нужно признать, что для негативного восприятия Минска за рубежом они делают немало. Но ядро общества Беларуси – стабильно, некий тремор существует лишь на политической периферии.

Переосмыслили свою позицию, на самом деле, активные участники политического противостояния с обеих сторон. Ведь кроме тех, кто был резко против Лукашенко, было много тех, кто был резко за него. Это – два полюса политики в Беларуси в прошлом году. И с обоих полюсов люди уходят в электоральное ядро, которое составляет массив граждан, придерживающихся текущего курса развития государства, постепенного, без шараханий и потрясений. Такой курс в прошлом году предлагал исключительно Александр Лукашенко, у всех его оппонентов либо политической программы не было, либо она предлагала резкие сломы и глобальную перестройку, что всегда приводит на начальных этапах к потрясениям в обществе. По этой причине Лукашенко победил, и оценивать объем активного электората неверно: ядро общества, не участвующее в митингах и интернет-баталиях, спокойно проголосовало за действующего президента и продолжило свою привычную жизнь.

А вот те, кто в политических баталиях участвовал, банально устали. На длинной дистанции политика и противостояние оппоненту изматывает и не приносит удовольствия. К тому же, граждане, симпатизирующие оппонентам Лукашенко, за год разочаровались в своих лидерах – и примкнули к тому самому спокойному ядру общества. Но, вынужден признать, события прошлого года сформировали устойчивые политические полюса в стране, многие из тех, кто резко за Лукашенко и тех, кто резко против, своих убеждений в обозримом будущем не изменят и останутся оппонентами с диаметральными позициями. Но, возможно, для развития политических институтов в Беларуси это даже в плюс.

– Действительно ли в белорусском обществе (в частности, среди молодежи) существует «синдром усталости» от несменяемости действующей власти на уровне системы или персоналий?

– Я бы не называл это «синдромом усталости», и поясню на примере, в чём есть некая проблема. 9 августа – в день попытки блицгрига и смены власти – сторонники Лукашенко, госСМИ и я, в том числе, уверяли, что это приведёт к катастрофе  для государства и граждан этого государства. Но доказать, что мы правы, не было возможным, так как блицкрига не случилось. То есть, если бы власть была сметена через улицу, и уже к этому моменту (а года более чем достаточно) была понятна фатальность этого события для страны – тогда все споры были бы решены сами по себе. Но раз этого не случилось, то сторонникам Лукашенко доказывать свою правоту объективно сложно. И, например, для части общества обозреватель Тур навсегда останется в восприятии как журналист, который ради защиты своих политических интересов бездоказательно говорил о некой катастрофе государства. Катастрофы не случилось: для того, чтобы доказать, что мы были правы – увы не случилось, как бы это странно ни звучало по сути – замечательно, что белорусские силовики не дрогнули.

То же самое касается и фигуры Лукашенко. Всё больше людей, которые не помнят Беларусь без него, ту Беларусь, в которой катастрофически не хватало денег в бюджете, рабочих мест, продуктов питания на прилавках. То позитивное, что сделал Лукашенко, а именно – стабильная развитая страна, сейчас оппоненты пытаются использовать против него же. Достаток приедается, если забываешь, что когда-то голодал. И часть белорусского общества, часть той же молодежи, воспринимает достаток как нечто само собой разумеющееся. С одной стороны, они не помнят и не знают постсоветскую Беларусь, с другой, и, пожалуй, это недоработка СМИ – не понимают, какой ценой и чьими усилиями у них, молодёжи, проблема не в том, где найти рабочее место после института, а «брать последний айфон в кредит или копить?». Молодым людям по психотипу свойственен необоснованный риск ради получения одномоментного результата. Как раз на необоснованности риска попытались сыграть оппоненты в прошлом году, мол, при Лукашенко, конечно, хорошо, но без него будет ещё лучше. И, несмотря на отсутствие доказательств этой позиции, часть людей в это поверила. И захотела рискнуть высоким уровнем жизни ради  высочайшего. Такое политическое казино, где всё ставим на зеро, и пусть шанс выиграть близок к нулю, но если повезло – то ты миллионер. Проблема в том, и это иронично, что политических и финансовых потрясений в Беларуси не было 25 лет, и чувство обоснованного страха у белорусов притупилось.

– Чего, собственно, хотели и хотят «лидеры протеста», и в какой степени можно говорить об их самостоятельности?

– Вы знаете, на фоне «чего они хотели?», сейчас в самой оппозиции противостояние старой генерации и новой. Если коротко – политические оппоненты Лукашенко со стажем считают, что к власти в Беларуси собирались прийти люди из бизнеса и околобизнеса, и их цель проста – личная нажива, ради которой они готовы быть беспринципными. Власть для тех, кто пытался её получить в прошлом году, лишь инструмент решения своих собственных задач, а не государства и общества. Одного электорального срока для них хватило бы, чтобы распродать ключевые государственные активы под сказку о будущем развитии за счёт инвестиций, получить свой процент – и спокойно проиграть новые выборы. 5 лет у власти более чем достаточно, чтобы обеспечить себя и поколения своих родственников в ущерб белорусскому обществу.

А о самостоятельности даже говорить не стоит, так как все, подчёркиваю, все оппоненты Лукашенко курируются внешними политическими силами и спецслужбами – кто-то более явно, кто-то менее. А за всем этим стоит капитал, который имеет виды на ключевые предприятия Беларуси – уже ведь есть доказательства, что за финансовую поддержку госпереворота запрашивалась приватизация ключевых белорусских заводов. Приватизация, само собой, в «нужные» руки. То есть мы вам дадим денег на свержение Лукашенко сейчас, а вы нам потом отдадите заводами и фабриками. Вообще, если копнуть вглубь, то события августа-2020 в Беларуси – это даже не политика, а просто бизнес.

– Многие эксперты расценивают их как попытку «мелкобуржуазной революции», полагая, что можно срезать «вершки», но «корешки» вырвать нельзя, поскольку нельзя уничтожить мелкую буржуазию. Ваше мнение по этому вопросу?

– Мелкая буржуазия действительно пыталась одномоментно перейти в статус средней или крупной. Возвращаемся к вопросу бизнеса и денег – текущая политическая и экономическая система в стране нацелена на рост благосостояния всего общества. А любой бизнес стремится к максимизации прибыли и минимизации издержек. Прибыль для бизнеса – это высокая цена на товары и услуги, само собой, в ущерб потребителю. Издержки – это налоги, уменьшение или неуплата которых тоже ложится бременем на потребителя. Экономическая система Беларуси защищает именно потребителя, а не бизнесмена, и бизнесу развернуться в текущей системе координат можно, но это долго – и нужно играть по правилам, установленным государством. Так называемая «либерализация» – это отсутствие правил, что гарантирует бизнесу сверхдоходы в ущерб потребителям. Поэтому мелкая буржуазия частично и поддержала протест. Но это привело лишь к тому, что правила ведения бизнеса в Беларуси, с приоритетом защиты потребителя, были обрисованы ещё чётче.

– Насколько серьезен удар, нанесенный белорусской экономике западными санкционными ограничениями?

– ВВП растёт на 3%, несмотря на санкции и коронавирусные ограничения. Вы знаете, в Беларуси произойдёт ровно то же самое, что было в России с санкциями после 2014 года. Кремль, как вы помните, ввёл контрсанкции, и новая система координат заставила перестроиться экономику страны на максимальный КПД, рациональное использование средств и развитие своих мощностей, а не привлечение западного капитала. Возможно, вы помните, как промышленники просили Путина не снимать контрсанкции как можно дольше. Это же произойдёт и в Беларуси. Уже мы видим, что санкции не приносят ощутимый негативный эффект  экономике, которая сейчас перестраивается в сторону максимального КПД – и в будущем не исключён взрывной рост ВВП.

– Очевидна переоценка приоритетов внешней политики РБ на Восток. На Ваш взгляд, означает ли это «моновекторность» или ведущие «восточные союзники», так сказать, «равновесны»?

– Давайте честно: Россия всегда была нашим ключевым партнёром, и, скажем так, многовекторность Беларуси всегда это подразумевала. Просто сейчас мы об этом стали говорить более открыто.

Касаемо равновесности – здесь чуть интереснее. Равновесность партнёрства обеспечивает сегодня исключительно Александр Лукашенко, сама его фамилия гарантирует Беларуси защиту национальных интересов и в политике, и в экономике. У меня, скажем так, есть сомнения, что при любом ином президенте страны Беларусь получила бы настолько низкую цену на российский газ, например. Политический вес лично Лукашенко конвертируется в прибыль для экономики Беларуси через механизмы межстрановых объединений, и это, кстати говоря, вполне себе признают даже оппоненты Лукашенко. Это касается и России, и Китая. Пекин – важнейший партнёр Беларуси и в политике, и в экономике. Но всё же, повторюсь, нужно объективно признать, что главный партнёр Минска по всем сферам – это Москва.

– Как один из пионеров «авторской журналистики Республики Беларусь», дайте личную оценку: насколько эффективна нынешняя диспозиция информационной войны против РБ, как организовано противодействие этим атакам?

– Стоит признать, что наши оппоненты ударили по уязвимому месту белорусского медиа-поля. Мы всегда предпочитали работать с фактами и подавать информацию объективно и строго, информационная же атака на Беларусь строилась на эмоциональности и эмоциях, оппоненты стремились вызвать в обществе эмоциональную негативную реакцию на какое-либо событие, пользуясь при этом инструментарием вброса фейков и дезинформации. Это привело к тому, что белорусское медиа-поле стало перестраиваться на работу, в том числе, с эмоцией зрителя. То есть помимо сухого объяснения и доказательств, почему какая-либо «новость» – это ложь, стал активнее использоваться инструмент личной оценки журналиста и его личного отношения к событиям. Условно, то, что мы говорили за кадром – «ну, слушайте, они же нагло врут и не краснеют!» – мы стали говорить и в телеэфире. Базой по-прежнему осталась работа с фактами, но мы уже научились работать и с эмоцией аудитории, гасить негатив, вызванный зарубежной дезинформацией, и создавать свою эмоциональную повестку. Будь мы на таком уровне развития сферы к августу-2020, те события развились бы по совершенно иному, более спокойному сценарию.

– На данный момент, к сожалению, очевидна тенденция к организации небольшого, но опасного террористического подполья, организуемого эмигрантами по заданию западных спецслужб. Насколько эффективны меры противодействия, Ваше мнение?

– Повторю то, что не единожды говорил и в телеэфире, и на YouTube, и в телеграм-канале: у белорусской правоохранительной системы в избытке средств и методов противодействия организованной преступности вплоть до террористических групп. И, если уж совсем откровенно, западным спецслужбам до уровня белорусского КГБ далеко. Так что касаемо неких подпольных организаций – здесь угроза видится минимальной, потому что меры в Беларуси приняты избыточные. Даже не так – это обычная работа белорусских спецслужб, которая велась постоянно. Разве что недавно Александр Лукашенко поручил более интенсивно работать белорусской внешней разведке.

Некую опасность я вижу в накачивании эмоциями подписчиков экстремистских телеграм-каналов и призывы к ним брать в руки оружие. Западу нужен террор в Беларуси, а индивидуальный террор сложен в прогнозировании, и превентивные меры в случае с индивидуальным терроризмом куда менее эффективны. Напичканный фейками и дезинформацией, эмоционально нестабильный гражданин, берущий в руки огнестрел или нож, слабо читаем для системы. Поэтому сейчас как раз у нас и ведётся работа по зачистке медиа-поля от поставщиков такой информации и таких призывов. Телеграм-каналы закрываются не за некое инакомыслие, а как раз для того, чтобы минимизировать вероятность индивидуального террора, который как раз очень нужен западной пропаганде для раскрутки темы Беларуси.

– Бытует мнение, что позитивные тенденции в развитии Беларуси в значительной степени зависят от личности первого Президента. Но люди не вечны, да и сам г-н Лукашенко говорит о возможном уходе с поста. Как предполагается гарантировать продолжение нынешнего курса?

– Вы знаете, каждый раз, когда Лукашенко говорит о том, что может уйти с поста президента, большая часть общества реагирует несогласием. Истинный лидер не ищет власти, ему её вверяют. Но, тем не менее, помимо личности Лукашенко, важным является то, что Президент Беларуси выстроил чёткую, монолитную вертикаль власти. И как раз сегодня Александр Лукашенко вкладывает максимум сил в то, чтобы его уход с поста президента (когда бы он ни случился) не привёл даже к минимальной потере стабильности внутри Беларуси и веса Минска на политической арене мира. Система власти в Беларуси – это «коллективный Лукашенко», и эта система усиливается. И будет устойчиво функционировать долгое время после Лукашенко.

– Какие принципиальные отличия от действующей Конституции предполагаются в новом варианте?

– Я бы предложил дождаться публичного обсуждения проекта Конституции, которое намечено на 7 ноября. После этого ещё возможны изменения в проект перед тем, как он будет вынесен на референдум в феврале. Но ключевой аспект – перераспределение полномочий в Беларуси, усиление власти на местах и передача некоторых полномочий Президента иным структурам.

– Очевидно стремление Запада перевести противостояние в «горячую фазу», в частности, с использованием Украины как базы радикалов. Думаете, реальна опасность эскалации?

– Горячая фаза в Беларуси, на мой взгляд, исключена по простой причине – Запад, да и Украина, теперь очень заняты решением собственных проблем, которые сильно ударили по их электорату. В США – кризис власти Байдена, Германия занята внутренней политической борьбой после ухода Меркель, Польша встряла в конфликт с Евросоюзом и чуть ли не грозит выходом из него, Прибалтика не может решить проблемы с мигрантами, а в Украине продолжает терять рейтинг Зеленский и процветать криминал. К тому же, Запад чётко увидел, что Беларусь в этой борьбе не одна, за нами – Москва и Пекин.

А попытки через базы радикалов в Украине качнуть белорусское общество видятся бесперспективными потому, что поддержка радикальных действий в белорусском обществе – на уровне статистической погрешности. Убийство в Минске офицера КГБ вызвало резкое осуждение в обществе, так что маловероятно, что оппоненты в обозримом будущем решатся на переброску радикалов от нашей южной соседки. По крайней мере, они должны объективно понимать, что это приведёт лишь к ещё большему осуждению их действий со стороны белорусов.

– Авторитет Беларуси, как развитой индустриальной страны, способной многое экспортировать, безусловен. В связи с этим, в деловых кругах Республики Молдова давно существует интерес к сотрудничеству с Вашей страной. Настроен ли Минск на углубление взаимовыгодных контактов с Кишиневом?

– Минск всегда готов к сотрудничеству с Кишиневом, потому что уважает и ценит достижения молдавского народа во многих сферах. Да и я знаю, что молдаване относятся к белорусам с неменьшим уважением. По крайней мере, когда я бывал в Кишиневе –  это почувствовал.

Беларусь готова предложить любой стране взаимоуважительное и взаимовыгодное сотрудничество. Мы за последние годы очень сильно продвинулись в технологиях и технологичности производства, и этим опытом готовы поделиться с Республикой Молдова. Ведь куда эффективнее товарооборота кооперация и создание совместных предприятий или на территории Беларуси, или на территории Молдовы. Я уверен, что впереди нас ждут новые проекты, и сотрудничество между нашими странами (в экономике, культуре, образовании) обязательно будет только крепнуть.

 

 

Беседовала

Ольга Березовская

Редакция сердечно благодарит  уважаемых политологов Эрика Исраилова (Бишкек) и Ван Чэнхой (Пекин) за неоценимую помощь в подготовке данного интервью.

Специально для kommersantinfo.com

 

 

Метки:

Смотри также: