Поиск..

360° Лента новостей Перспектива

Андрей Коробков: «Если левые будут недовольны Байденом, могут начать борьбу внутри партии»

.

События в США по-прежнему остаются в центре внимания многих стран мира, включая Республику Молдова, для которой Америка – один из ключевых внешних партнёров. Президент Джозеф Байден инициировал отмену целого ряда решений администрации Трампа, в том числе, касающихся мигрантов, так как смягчение в области иммиграционного законодательства было предвыборным обещанием нового главы Белого дома.

«Достижение этой цели маловероятно, поскольку сопротивление такой политике будет сильно не только со стороны республиканцев, но и со стороны значительной части демократов», – считает Андрей Коробков, доктор экономических наук, профессор политологии международных отношений Университета штата Теннесси, Нэшвилл, США.

 

Г-н Коробков, насколько реальны изменения в американской миграционной политике, провозглашённые Джозефом Байденом? Его цель исполнить заявленную программу или, в первую очередь, отменить решения администрации Трампа, касательно, например, стены на границе с Мексикой или проектов, запрещающих иммиграцию в США?

– У Байдена три основных цели. Первая – провести какие-то реформы, которые он считает нужными. Вторая – уничтожить наследие Трампа, и третья – сделать ряд декларативных заявлений с тем, чтобы подыграть своим союзникам с леворадикальной стороны политического спектра Демократической партии. То есть, существуют вещи, которые он точно пытается провести в жизнь, и такие, которые он декларирует, хотя понимает, что они неисполнимы, во-первых, и нежелательны, во-вторых.

Первоначальное его стремление – свести к нулю наследие Трампа, и в этой связи Байден заблокировал строительство стены на границе с Мексикой. Второе – он вновь разрешил миграцию из ряда стран, в основном, с мусульманским населением, которые Трамп провозгласил очагами терроризма, типа Сомали, например. Помимо этого, он заявил о своём намерении немедленно реактивировать программу так называемых «мечтателей» — это более восьмисот тысяч нелегальных мигрантов, которых привезли в США детьми, и которых Обама легализовал, а Трамп затем эту программу заблокировал.

Главным в миграционной сфере для Байдена является обещание провести широкую амнистию, которая легализует порядка одиннадцати миллионов нелегальных мигрантов, находящихся на американской территории. Причём они должны будут получить вначале временные грин-карты, потом постоянные, а через восемь лет после этого, согласно плану, стать американскими гражданами. Джо Байден понимает, что ему нужно бросить эту кость леворадикальной группировке внутри Демократической партии, но он также понимает, что достижение этой цели маловероятно, поскольку сопротивление такой политике будет очень сильно не только со стороны республиканцев, но и со стороны значительной части независимых и даже умеренных демократов. Помимо этого, Джо Байден провёл ряд косметических мер, таких, как разрешение для тех, кто запрашивает статус беженца, делать это на американской территории, а не находясь в лагерях Мексики. Ну и ряд других вещей.

Дело в том, что американская миграционная политика прошла в своей истории три этапа. До 1920 годов поток мигрантов был достаточно свободным, тогда мало, кого отсекали. Потом, между 1920 и 1965 годами, политика проводилась, во-первых, очень жёстко, и количество иммигрантов резко обрезалось. А, во-вторых, она стала достаточно дискриминационной, то есть, всё делалось для того, чтобы дать преимущество белым и выходцам из Европы. Их доля в миграционном потоке составляла порядка 90%. После 1965 года всё поменялось. При Джонсоне были проведены либеральные реформы, которые резко расширили поток иммиграции и изменили его структуру. Сегодня 90% иммигрантов приезжают, наоборот, не из Европы. То есть, если раньше иммиграционная политика ставила своей целью сохранение этнической и расовой структуры американского общества, то теперь она является главным механизмом изменения этой структуры.

Поэтому, у республиканцев, опирающихся, прежде всего, на белый средний класс, и у демократов, у которых очень сильна поддержка меньшинств, в этом плане – совершенно противоположные цели. Демократам хочется как можно больше расширить миграционный поток, и чтобы мигранты приезжали не из Европы. А республиканцам хотелось бы сдержать масштаб иммиграции и стимулировать её, прежде всего, из европейских стран. Тут имеют место очень жёсткие расхождения, и миграционная политика рассматривается, как часть внутриполитической борьбы.

Сегодня население США растёт примерно на треть, за счёт иммиграции, а не естественного прироста. Поэтому, можно ожидать очень суровой борьбы в Конгрессе по этому вопросу, и не факт, что Байдену удастся провести свои начинания.

– За счёт расширения потока мигрантов не из Европы, демократы укрепляют свой фундамент, на который намерены опираться?

Да.

– И это означает, что программы из стран СНГ, и программа, например, еврейской иммиграции, а также воссоединения семей в ближайшие годы будут остановлены?

– Ну, они гораздо менее интересны для Байдена и его сторонников. Хотя иммиграция из ряда стран СНГ, из центральной Азии, всё равно может рассматриваться положительно.

– Скажите, пожалуйста, разве события в Америке в 2020 году не показали наличие дисбаланса в этнической политике, провоцирующей нестабильность в обществе? Какими могут быть последствия этих шагов для расколотой Америки?

Белые в любом случае потеряют своё большинство. Сейчас их примерно 60% в стране, а через 25 лет, к 2045 году, они потеряют абсолютное большинство, их станет менее 50%. Причём резко возрастёт доля испаноязычных. Сейчас их 18%, а вот к середине века будет уже четверть. Доля азиатоамериканцев достигнет почти 10%. Доля афроамериканцев не меняется, а доля белых стремительно падает. Когда Трамп увидел эти тенденции, он понял, что это очень эффективная база для политической борьбы и начал, собственно, апеллировать к белому большинству. Именно на этом, во многом, основана его популярность.

Но с уходом Трампа, как Вы и сказали, раскол никуда не уходит, скорее всего, такие трения будут продолжаться, тем более, что Байден сейчас объявил о широкомасштабной программе улучшения положения меньшинств – так называемой программе «расового равенства». Введение каких-то дополнительных льгот будет, опять же, вызывать определённое раздражение у значительной части белых, так что, как возвращение Трампа, так и появление каких-то популистских фигур, аналогичных ему, в ближайшем будущем вполне возможно.

– Скажите, пожалуйста, американцы воспринимают, как предупреждение, опыт Европы, связанный с потоком мигрантов-мусульман и трагическими событиями в Германии и Австрии?

– Такие примеры вряд ли серьёзно влияют на общественное мнение. В США были свои события прошлым летом, но каждая сторона общества воспринимает их по-разному. Одна – рассматривает их, как свидетельство неравенства и необходимость создания дополнительных льгот для меньшинств. Другая сторона испытывает опасения, но, опять же, не может это широко обсуждать, поскольку тема считается не политкорректной.

– С экономической точки зрения Соединённые Штаты вытянут заявленную программу прироста населения? Опять же, в условиях пандемии, когда обещаны субсидии бизнесу, выплаты гражданам, а также – всеобщая вакцинация. Выручит печатный станок?

Ну, печатный станок включён всё время. Тут идут три, собственно, процесса. Первый – печатаются деньги. Второй – идёт массированное государственное заимствование. Третий – при Байдене начнётся резкое повышение налогов. Естественно, всё это создаёт дополнительный пресс на экономику в целом, но процесс будет продолжаться, поскольку экономические меры рассматриваются не как экономические, а как политические, как часть политической борьбы. Поэтому, об экономических последствиях их авторы мало думают.

Уже известно, что Байден собирается вернуть прежний налог на корпорации, поднять его сразу на семь пунктов – с 21% до 28%. Ясно, что будет принят целый ряд и других мер в этом отношении. Новый президент предлагает новый пакет мер по борьбе с Covid-19 в 1.9 триллиона долларов, а это превышает годовой ВВП России. Естественно, эти деньги нужно будет где-то взять. Повысят налоги, напечатают дополнительные деньги, проведут добавочное заимствование, и всё это будет, естественно, переложено на плечи, во-первых, определённых слоёв населения, а, во-вторых – будущих поколений. Даже первоначальная фаза природоохранной программы Байдена требует порядка 2 триллионов долларов. Опять – это больше годового ВВП России, примерно 10% ВВП Соединённых Штатов. То есть, все эти деньги нужно будет где-то взять или их произвести.

– Как население страны воспринимает декларации новой администрации и предпринимаемые ею действия?

Основная масса населения, как всегда, не особо разбирается в таких вещах, тем более, в макроэкономических вопросах. А, кроме того, люди читают газеты, смотрят телевидение, публикации в социальных сетях. Более 90% всего медийного потока контролируется демократами и их сторонниками. Соответственно, освещение всех процессов будет положительным и, опять же, за исключением экспертов и людей, работающих непосредственно в экономике, мало кто будет задумываться о сути происходящего и том, кто за всё это, собственно, будет платить.

– Хочу уточнить, на представителей шоу-бизнеса, которые, в основном, голосовали за Джо Байдена, тоже распространится увеличение налогов?

Да, конечно! Более того, сейчас следует ожидать каких-то мер, направленных на демонополизацию информационно-развлекательной сферы. Дело в том, что, задавив Трампа, основные социальные сети и их собственники, типа Безоса – владельца Амазона, владельцы Ютуба, Фейсбука, Твиттера показали свою огромную власть. Они продемонстрировали, что теперь совмещают совершенно беспрецедентное в мировой истории богатство, суммы, более 100 миллиардов, а иногда и 200 миллиардов долларов – с контролем медийного пространства. И, сделав это, напугали не только республиканцев, но уже и демократов.

Они показали, что им сейчас принадлежит реальная власть. Думаю, совсем скоро начнётся работа в Конгрессе, направленная на демонополизацию этой сферы, на разрушение информационных монополий, так как все понимают: это оружие может всегда повернуться и против них.

– Эти непопулярные действия администрации вызовут у симпатизантов реакцию, прямо противоположную той, которую они демонстрировали Джо Байдену и Демократической партии во время выборов.

– Реакция в любом случае неизбежна. Всё, что произошло в конце 2020 года, было борьбой сторонников и противников Трампа. Никто Байдена серьёзно не воспринимал, понимая всю историю его политической карьеры, возраст и его традиционную центристскую позицию. Сейчас Трамп уходит в тень, Байден оказывается средоточием внимания и, всё равно, скоро возникнут серьёзные вопросы и о его состоянии, и об эффективности его политики, и о людях вокруг него, поэтому, тут переигрывание акцентов неизбежно.

– Как может разворачиваться будущее для Америки и американцев?

– На самом деле, ключевых вопросов – три. Пределы поляризации страны, то есть, раскола между левыми и правыми, республиканцами и демократами. Второе – что будет происходить в рамках Демократической партии? Байден победил, представляя коалицию центристов, не только демократов, но и многих республиканцев, а также – леворадикального крыла Демократической партии. Если левые не получат того, чего они хотят и, в целом, будут недовольны Байденом, они могут начать борьбу внутри партии и, в принципе, дестабилизировать ситуацию. Мы уже видим, что это происходит на Западном побережье, в Орегоне, в штате Вашингтон, где левые опять начали громить центры городов и посылают очень чёткий сигнал Байдену: «если мы не получим того, что требовали, что ты нам обещал, мы можем поступить с тобой также, как поступили с Трампом».

Но главный вопрос сегодня – будущее Республиканской партии и Трампа. Будет он баллотироваться на выборах через четыре года, поддерживать каких-то конкретных кандидатов на праймериз, во время выборов, или же будет нависать глыбой над республиканской политикой, делая две вещи? Первая – создание альтернативных информационных структур, телевидения или же социальных сетей, из которых он был вытолкнут в последние месяцы. Вторая – будет ли он создавать своё движение трампистов, такое вот праворадикальное, более чётко ориентированное именно на белый средний класс. И, если да, произойдет это в рамках Республиканской партии или вне её?

Если вне, то Трамп может эффективно убить существующую Республиканскую партию, но, большой вопрос, чего он этим добьётся? Если в рамках партии, то Трамп может оказаться таким кингмейкером, который будет по сути дела решать, кто выиграет или проиграет праймериз, и в этом плане республиканской верхушке очень бы хотелось, чтобы Трамп исчез навсегда.

Мы видели, что ряд представителей республиканского истеблишмента осудил Трампа, десять республиканцев проголосовали за импичмент в Палате представителей, несколько заявили о своём намерении голосовать против него в Сенате. Но потом быстро оказалось, что желающих сделать это мало и становится всё меньше, так как даже члены Конгресса поняли: сегодня они ударят по Трампу, а завтра его сторонники выступят единым фронтом и утопят их шансы победить на праймериз через два года или на выборах. Так что, мы уже наблюдаем: многие среди республиканцев начинают декларировать свою лояльность Дональду Трампу, ожидая, что он останется фигурой, много решающей в рамках республиканской политики.

– В некоторых государствах постсоветского пространства политологи считают, что сохраняется серьезная угроза не только финансовому состоянию Трампа, но и, якобы, ему самому. Как Вы прокомментируете такую версию?

– Это вполне возможно, поскольку Трамп вызывает ужас и ненависть с одной стороны, но и страх – с другой. То есть, если демократы его ненавидят, то многие республиканцы – боятся и, конечно, очень бы многим хотелось, чтобы он исчез вообще, чтобы его не было. Все надежды на то, что этого удастся добиться с помощью импичмента, сейчас сгорают. Только пять республиканцев в Сенате заявили, что попытка второго импичмента легитимна. Сорок пять человек объявили её абсолютно незаконной инициативой, что само по себе показательно.

Трампа будут пытаться выжать из политики, но уже ясно, что не удастся лишить его политических прав. Трампа будут продолжать демонизировать в медийном пространстве, причём во всё более гротескных формах. Его будут пытаться разорить, лишить финансовой самостоятельности, что будет очень важно. Поэтому, начинаются иски против его компаний, принимаются запреты на их работу в определённых регионах. Например, как Вы знаете, в городе Нью-Йорк был уже принят такой запрет. Начинается отрезание его от финансовых источников, то есть, банки отказываются финансировать его проекты. Последнее – попытка полностью лишить экс президента  доступа к социальным сетям. Поэтому, ясно, что Трамп будет двигаться по двум направлениям: создавать своё движение и альтернативные информационные структуры.

– В последнее время от всех событий в США «американская мечта» для окружающего мира основательно потускнела, но пока не угасла. Во многих странах и Республике Молдова, в частности, граждане по-прежнему активно участвуют в программе Грин-карт, надеясь, уехав в Америку, изменить своё будущее к лучшему. Как Вы считаете, насколько оправданы их ожидания? Найдут ли они счастье в изменившейся Америке?

– Это – гадание на кофейной гуще. Увидим, что будет через некоторое время. Экономическая ситуация в США продолжает оставаться хорошей, что во многом – результат реформ, проведённых Трампом. Некоторые инициативы Байдена достаточно опасны с этой точки зрения, они могут привести к экономической дестабилизации, но, в целом, экономисты достаточно оптимистично смотрят в будущее. А вот что будет в политической сфере, сказать очень сложно. Ясно, что напряжение в обществе продолжит расти, но насколько это выльется в какие-то конфликтные ситуации, пока сказать трудно.

Дело в том, что такие процессы, как правило, идут волнами по всему миру. Вы упомянули события в Европе, мы видим события и в России, и в Беларуси и, если вспомним 1910е, 1930е, 1960е годы, подобные  события носили массовый, часто глобальный характер. Сейчас происходит то же самое, поэтому, дестабилизация идёт всюду, а вот к чему она приведёт, будут это реформы или взрывные процессы – сказать сейчас сложно.

Что касается Грин-карт, так называемой «Лотереи разнообразия» – Трамп хотел её ликвидировать, но Байден, естественно, её сохранит. Это относительно небольшая цифра, 55 тысяч в год получают Грин-карты по данной программе, однако ясно, что пропорции будут пересмотрены. Ещё более сократится доля Европы, и увеличатся доли других регионов мира. В целом, программа будет оставаться работающей, по крайней мере, пока Джо Байден находится в Белом доме.

 

Интервью вела

Ольга Березовская

Кишинев – Нэшвилл

Специально для kommersantinfo.com

 

Метки: