Поиск..

Лента новостей Перспектива

Трамп — единственный шанс демократов выиграть…

.

Дональд Трамп, американский миллиардер, бизнесмен и телезвезда, известный своим эпатажным поведением, неожиданно для многих победил в качестве кандидата от Республиканской партии на президентских выборах 2016 года. Его президентство сопровождали постоянные скандалы, два импичмента и непризнание им проигрыша демократу Джо Байдену на выборах 2020 года. Теперь Трамп перекраивает Републиканскую партию, стараясь ввести в Конгресс как можно больше своих сторонников и собирается выставить свою кандидатуру на президентских выборах 2024 года. В свою очередь, ФБР активно расследует деятельность 45-го президента США, проводит обыски в его резиденции. О том, как Трампу удалось изменить американскую политику, создав новое крыло в Республиканской партии, о будущем трампизма и его сути рассказывает профессор политологии Университета штата Теннесси (США), доктор экономических наук, доктор философии и политологии Андрей КОРОБКОВ.

Как Трампу удалось ворваться в большую американскую политику

В 2015 году ведущим кандидатом от республиканцев считался Джеб Буш, сын президента Джорджа Буша-старшего, брат президента Джорджа Буша-младшего. У демократов — Хиллари Клинтон, жена бывшего президента, человек, который персонифицировал элитарность, принадлежность к избранному кругу. Это само по себе уже вызывало отторжение, возмущение тем, что, по сути дела, Америкой, страной с очень сильными демократическими традициями, начинали править династии.

Трамп персонифицировал именно идею о необходимости отторгнуть эту элитарность и поискать кого-то, кто реально представляет интересы рядового американца. И хотя был миллиардером, звездой, одновременно он был для американского политического истеблишмента и человеком со стороны, что в итоге очень хорошо сработало.

В общем, Трамп просто оказался в нужное время, в нужном месте. К тому же, многие американцы считают, что им нужен президент, которого нельзя купить, который богат, и который по этим причинам сможет проводить независимую политику. На этом в 1992 году сыграл Росс Перо, угробивший шансы Джорджа Буша-старшего на второй президентский срок и оттянувший на себя порядка 17% голосов — прежде всего, центристов.

Трамп пошел дальше. Да, он использовал риторику, с помощью которой демонстрировал, что не представитель элиты, не говорит ученым языком партаппаратчиков, и, если что, может и нахамить. Но еще Трамп поднял целый ряд тем, которые были политически некорректными.

Он стал говорить о нелегальной иммиграции — причем все понимали, что когда он говорил о ней, то говорил об иммиграции в целом, а, значит, и о политике спецпривилегий для меньшинств. Таким образом, он оттянул на себя очень большую часть белого среднего класса и рабочего класса, завершив процесс ухода белых рабочих от Демократической партии, который начался еще задолго до этого.

Помимо этого, был очень важный структурный аспект. Что такое 2015-16 годы? Это пик глобализма, создания гигантских всемирных конгломератов, взрыва богатства цифровых олигархов. Вместо людей с одним, тремя или пятью миллиардами долларов появились держатели состояния в 100 миллиардов, а потом и в 200 миллиардов. Одновременно эти же люди контролировали и мировую прессу, да и вообще в целом интернет.

Трамп стал представлять интересы, прежде всего, реального сектора, экономики, промышленности, сельского хозяйства, которые совершенно не были в восторге от глобализации. От того, что были ликвидированы или резко снижены тарифы, этот реальный сектор начал уходить в Китай и другие страны, а в Америке — умирать. Олигархи были заинтересованы в этом, поскольку для них самое главное, чтобы их капиталы перетекали из страны в страну без всяких препятствий. Им было все равно, где делать эти деньги.

Трамп начал намекать на те проблемы, о которых обычные политики, даже республиканцы, не могли говорить. Это то, что в Америке называется «системой позитивного действия», а в Советском Союзе называлось политикой улучшения классового и национального состава трудящихся. И этим он послал очень четкий сигнал, кроме всего прочего, белому населению США, которое в американской истории было большинством и доминировало в политике, в экономике и других сферах.

Сейчас оно с большим опасением смотрит на резкое сокращение своей доли в американском обществе, ведь к 2045 году белые потеряют свое абсолютное большинство в американском населении — их будет меньше 50%. Это результат как демографии, так и миграционной политики, целенаправленно дающей преференции людям, которые приезжают, скажем, не из Европы.

Трамп очень эффективно разыграл все эти карты и создал коалицию большинства. Его стали воспринимать как системную угрозу своему положению не только все те, кто как-то связан с Демократической партией, но и верхушка Республиканской партии. Даже когда они поддерживали Трампа в его бытность президентом, то все равно ненавидели всеми фибрами души.

Потом мы столкнулись с очень интересной ситуацией, когда против него работала почти вся пресса, почти все элиты и в академической среде, и в медийном пространстве, и в практической политике. Эта коалиция продержалась достаточно долго, и оставалась даже после того, как его не избрали на второй срок. Прогнозы аналитиков были почти единодушны: Трамп исчезнет, никто о нем не вспомнит. Прошло два года, и оказалось, что Трамп не только не исчез, но продолжает практически полностью контролировать процесс праймериз в Республиканской партии.

Что позволило Трампу подчинить себе элиты Республиканской партии

Трампу уже хорошо за 70, но он может произносить многочасовые речи. Говорит без бумажки, без монитора, и продолжает действовать в том же ключе. Сейчас процесс праймериз показал, что для него ничего не изменилось. Он так же агрессивен и так же эффективен.

Все это стало очевидно, когда в 2016 году проходили президентские праймериз, и республиканские кандидаты один за другим сходили с дистанции, потому что были просто не в состоянии противопоставить что бы то ни было Трампу в плане публичной политики. Интересно, что целый ряд республиканцев готовился выступать в том же стиле и с той же платформы, что и Трамп — это и Рэнд Пол, сенатор от Кентукки, это и сенатор Тед Круз из Техаса. Они мгновенно сдулись, как только оказалось, что Трамп делает то же самое, но гораздо лучше, чем они. А уже такие классические партийные выдвиженцы, как тот же Джеб Буш, вообще не могли полемизировать с Трампом.

После выборов на него пошла тотальная атака со стороны аппарата всевозможных государственных организаций. Бюрократия начала саботировать то, что он приказывал делать. Трамп подвергался нападкам со стороны академического сообщества, со стороны элитной журналистики. Они били в одну и ту же точку. Результат был достигнут, что называется, не мытьем, так катаньем. В 2020 году Трамп проиграл президентские выборы, но отказался признавать их результаты.

Сейчас мы видим, что он начал готовить своих кандидатов в Конгресс и показал свою невероятную силу. Из десяти человек, которые голосовали за импичмент Трампу в Конгрессе, прошел только один. Все остальные или добровольно ушли в отставку, или же проиграли нынешние праймериз. Последняя — Лиз Чейни, которая, скорее всего, проиграет со скандальным результатом праймериз у себя дома в Вайоминге.

И, если Трамп продолжает все контролировать, тогда возникает вопрос: что делать? Мы видим, демократическая верхушка сейчас пытается подвести его под статью, одновременно дискредитировать и лишить возможности участвовать в выборах — посадив, или каким-то другим юридическим путем. Посмотрим, получится ли, ведь это палка о двух концах, поскольку такие действия могут привести к консолидации поддержки Трампа со стороны республиканцев и вызвать общественное возмущение.

Демократы сейчас хотят, чтобы Байден как-то дополз до конца своего срока. Республиканцев это тоже устраивает, потому что каждый день его пребывания в Белом доме — это дискредитация Демократической партии. Но чем слабее Байден, тем больше они боятся Трампа и пытаются его всячески задушить.

Это — трагикомическая ситуация. Трамп на данный момент — единственный шанс демократов выиграть президентские выборы в 2024 году. Их правление привело к совершенно катастрофическим результатам за последние полтора года. Рейтинг Байдена побил все антирекорды. Но при этом огромная доля, во-первых, демократов и, во-вторых, элит обеих партий ненавидят и боятся Трампа. Поэтому вместо того, чтобы помочь Трампу стать кандидатом от республиканцев и таким образом получить какой-то шанс на выигрыш в 2024 году, демократы делают все, чтобы лишить его  возможности в принципе баллотироваться на выборах. Хотя разумно было бы действовать как раз наоборот.

За что голосуют американцы

Политика — это всегда искусство компромисса. Люди смотрят на баланс, какие вопросы для них наиболее важны, какие — менее. Они выбирают кандидата, который представляет собой наименьшее из зол для них.

У демократов сейчас страшно низкие рейтинги в отношении инфляции, общего состояния экономики, иммиграции, преступности, причем особенно в больших городах. Те, для кого эти вопросы наиболее важны, будут, скорее всего, голосовать за республиканцев, даже если они не согласны с их мнением по другим вопросам. Например, многих возмутило решение Верховного суда, в котором при Трампе большинство получили консервативные судьи, об отмене гарантированного права на аборт.

Трамписты будут голосовать за Трампа в любом случае. А остальные классические независимые республиканцы станут смотреть на то, что для них важнее. Если они считают, что демократы проводят провальный экономический курс, то, вероятно, все равно проголосуют за республиканца. И если это будет Трамп — за Трампа.

Те, для кого важны какие-то другие вопросы, скажем, внешняя политика, сохранение статус кво, поддержка меньшинств или же вопрос абортов — могут проголосовать за демократа. Или не пойти голосовать, или же проголосовать за какого-то третьего кандидата, что тоже очень важно.

Сейчас в рамках попыток ослабить Трампа предпринимаются попытки создать третью партию. Но ясно, что из затеи оттянуть часть голосов независимых умеренных республиканцев с тем, чтобы просто украсть эти голоса у Республиканской партии, ничего не выйдет. Фигуры, которые участвуют в этом проекте, второстепенные, не харизматичные.

Что самое главное, пространство для какого-то компромисса между одной и другой группами сужается на глазах. Мы видим это как в опросах общественного мнения, так и в последних действиях сторон. История с обыском у Трампа, целый ряд других скандальных вещей последних месяцев показывают, что мы все больше движемся к модели, в которой все средства хороши. Каждое такое действие нарушает статус-кво и вызывает крайнее раздражение у другой стороны, ведет к ее мобилизации и усиливает напряжение в обществе в целом.

Нельзя сказать точно, но, скорее всего, после выборов в Конгресс произойдет укрепление и республиканцев, и Трампа в рамках Республиканской партии. Более интересно, что будет с демократами, поскольку там тоже идет размежевание между так называемыми «прогрессивными» ультралевыми и умеренным классическим крылом Демократической партии.

Если Байден потеряет большинство в Конгрессе, он вообще утратит возможность проводить какие бы то ни было дополнительные реформы. И уже сейчас видно, что позиции Трампа не только не ослабли, но и усилились. Большинство кандидатов, которых он поддерживал на праймериз, победили. Большинство людей, которые выступили против него как во время импичмента, так и в последние годы, проиграли уже на стадии праймериз.

Возможен ли трампизм без Трампа

Трамп, несомненно, фигура уникальная, и не только вследствие своих личных характеристик, но и того, что его личное состояние позволяло ему быть независимым. Ему не надо было выпрашивать деньги, играть по стандартным правилам внутрипартийной политики. Но одновременно Трамп выстрелил, потому что предложил программу, которая отвечала интересам очень большой доли электората. И в этом плане трампизм без Трампа возможен. Тем более, что есть целый ряд политиков, которые учились у него и предлагают ту же модель, но в рамках уже более конвенционального политического подхода.

Прежде всего, это, конечно, очень молодой губернатор Флориды Рон Десантис, который почти открыто предлагает модель трампизма без Трампа. Вопрос в том, решится ли он выставить свою кандидатуру против Трампа или решит подождать. Если он решит подождать, Трамп, вероятно, предложит ему позицию вице-президента. Если Трампа съедят, и он не сможет участвовать в выборах, то, скорее всего, он поддержит Десантиса в качестве своего кандидата.

Следует ожидать, что политический стиль трампистов после ухода Трампа станет более конвенциональным, но некоторые элементы все равно останутся. Будут жесткие заявления, будет политика поляризации общества, игры на каких-то конфликтных темах, вроде иммиграции, преступности и других. Но суть трампизма останется неизменной. Мы являемся свидетелями общей поляризации американской политики и американского общества. В целом, этот тренд сохранится.

Будут ли Трамп и трамписты проводить традиционную американскую внешнюю политику

Последние опросы показали, что как только возникли экономические трудности, порядка 40% респондентов заявили, что самое главное для них — это инфляция и состояние экономики. Украина укатилась куда-то вниз первой десятки, а остальные темы вообще не просматривались.

Состояние экономики сейчас оказывается даже важнее, чем в годы холодной войны, поэтому, внутренняя политика полностью доминирует над внешней. Экономика доминирует над другими вопросами. Даже такие сюжеты, как иммиграция, преступность и ситуация с абортами значительно уступают экономическим вопросам. О внешней политике и говорить не приходится. К тому же надо учитывать, что у американцев в целом очень короткий период внимания, и публика явно уже начинает уставать от украинской тематики.

Трамп, как человек не из политической тусовки, пытался действительно радикально перестроить и американскую политику в целом, и внешнюю политику в частности. Но все другие, даже те, кто играют по каким-то трампистским правилам — выходцы из политической элиты, и потому сохраняют стереотипы, какие-то наиболее стандартные шаблоны мышления, в том числе в отношении внешней политики. Они в целом признают необходимость переключения внимания с Европы на Азию и конкретно на Китай, а также необходимость перестройки системы международных отношений, усиление национального суверенитета, и, соответственно, ослабление определенных глобальных институтов. Но они не будут это делать в столь же радикальной форме, как это делает Трамп.

При этом основа американской политической ментальности останется — «блистательный дом на холме», Америка как образец для всего мира, несущая ему свет. Но сами формы будут меняться. Раньше США говорили «мы вам поможем нас скопировать», а теперь станут говорить «смотрите на нас и пытайтесь нас копировать, и это не значит, что мы будем тратить на вас свои деньги и свое время».

 

 

 

 

Метки:

Смотри также:

КАЛЕЙДОСКОП НОВОСТЕЙ: