Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Революция отменяется – революционеров ещё не прислали…

.

Ленинская формула революционной ситуации гласит: «низы не хотят, а верхи не могут жить по-старому». Применительно к современному положению дел в Молдове из нее можно безошибочно позаимствовать словосочетание «верхи не могут».

«Верхи» – это в первую очередь власть. За время, прошедшее с прихода к ней президента Майи Санду и Партии действие и солидарность (PAS), молдаванам было явлено множество примеров того, что «верхи» не могут управлять. Просто не умеют. Ни по-старому, ни по-новому – никак. Их этому не учили. Всё, на что они оказались способны, сводится к ситуативной имитации тех или иных действий коллективного Запада, на котором они прошли идеологическую выучку.

Их воззрение на экономику построено на инфантильном либеральном постулате о «волшебной руке» рынка: главное, принять правильные законы, а дальше рынок всё сделает сам. Об экономических процессах нынешние власти рассуждают в заумных терминах, оторванных от нашей действительности. А о том, что в ситуации набирающего обороты кризиса необходимо начать действовать в режиме ручного управления, даже понятия не имеют.

Но и с этим можно было бы смириться, если б эта команда активистов неправительственных организаций обладала свойством прислушиваться к мнению практиков, людей с опытом управления, которых у нас стране всё еще хватает. Ничего подобного. Такого самомнения и такой социальной глухоты, как у PAS, не было ни у одной предыдущей молдавской власти. Её лидеры слышат только то, что им говорят Госдеп США, Еврокомиссия, МВФ, Всемирный банк и прочая.

Но даже не это главная беда, и до PAS молдавские власти смотрели в рот западникам. Главная беда нынешних заключается в делении молдавского общества на «хороших» людей, составляющих их электорат, где «самые хорошие» – это диаспора, и на «нехороших». Для второй категории граждан Молдовы у правящей партии не существует ни правового государства (незаконное увольнение с последующим уголовным преследованием генерального прокурора Александра Стояногло), ни элементарных норм демократии (отмена результатов первого тура выборов примара Бельц, который выиграла представитель оппозиции Марина Таубер), ни права на альтернативную информацию (запрет ретрансляции российских информационных и аналитических телепрограмм). Можно сказать, что в дополнение ко всем изъянам в практике управления мы имеем дело с неприкрытой сегрегацией по политико-идеологическому принципу.

Сейчас уже бессмысленно задаваться вопросом, каким же это образом обладатели набора столь причудливых качеств оказались в молдавских «верхах»? Оказались. Как бессмысленно строить и мало-мальски оптимистичные прогнозы о действиях членов кабинета Натальи Гаврилицы в период надвигающегося отопительного сезона, перспективах поставок в страну энергоресурсов, решении проблем экспорта продукции сельского хозяйства. Исходя из опыта минувшего года, можно лишь догадываться, что действия эти будут хаотичными и оторванными от реальных потребностей населения и экономики.

Однако «верхи» – это не только власть. К ним следует отнести и оппозицию, тех политиков, которые либо уже были у власти и желают к ней вернуться, либо еще не были, но очень хотят в неё попасть. Увы, и эти тоже не могут. Не могут сформировать внятную и убедительную альтернативу действующей власти – альтернативу, в действиях которой просматривается образ будущей страны, способной возродиться после долгого процесса деградации. Да, оппозиция регулярно критикует Майю Санду, депутатов и правительство, но на такой скучной и набившей оскомину критике, как та, что исходит от парламентской оппозиции, далеко не уедешь. А внепарламентская оппозиция и вовсе исчезла с политической сцены.

А что же «низы», как чувствует себя население? Не нужно быть социологом, чтобы понять очевидное: такой жизни – с галопирующей инфляцией, с растущими ценами на продукты питания и лекарства, со счетами на газ, где суммы к оплате вызывают оторопь – население сильно не хочет. Но и изменить что-либо в лучшую сторону люди тоже не могут. Кто помоложе и в силах трудиться, тот ищет возможность уехать на заработки за рубеж. А все остальные вынуждены переходить на режим суровой экономии. Притом, что у нас есть категории граждан (например, получающие ежемесячную пенсию в размере 1500-2000 леев), в таком режиме живущие уже давно.

Итак, верхи не могут, низы не хотят – налицо признаки революционной ситуации. Стоит ли ждать в Молдове революцию? Тут уместно вспомнить старый анекдот. 1930-е годы, Советский Союз. Правительственная телеграмма из Москвы в Биробиджанский обком партии: «Срочно, в течение ближайших месяцев создать колхозы в Еврейском Автономном Округе». Ответ правительству через месяц: «Колхозы созданы! Присылайте колхозников!»

Плохо ли, хорошо ли, но революционеров в Молдове нет. Поэтому, несмотря на наличие признаков, вопрос о революции – которая есть смена власти насильственным путем, то есть государственный переворот – снимается. Революция для нас неактуальна. Актуальны ли мирные протесты с набором дежурных требований к властям? Мое мнение: и они не актуальны, хотя в ситуации кризиса вполне возможны. А почему не актуальны?

Во-первых, даже такие протесты требуют наличия как минимум двух условий: массы протестующих (некоего количества рассерженных граждан) и лидера (организованной группы лиц), способного возглавить протест. До недавнего времени этим двум условиям с целым рядом оговорок соответствовала Партия ШОР. Однако после того, как её представитель, госпожа Таубер, была отправлена «верхами» в заключение (допускаю, что именно по причине её «заточенности» на организацию протестов), и этот потенциальный очаг протестного движения затухает. Надежды некоторых экспертов на то, что удастся разжечь «гагаузский очаг», тем более, путем организации выездных протестных акций перед зданием правительства в Кишиневе, я лично всерьез не воспринимаю.

И, во-вторых, мирные протесты «низов» имеют смысл тогда, когда «верхи» хотя бы чуточку, но, всё же, восприимчивы к потребностям общества. Тогда протесты могут привести к уступкам, к выполнению отдельных требований. Но, как я уже отметил, PAS страдает абсолютной социальной глухотой. Протестуй, не протестуй – для Майи Санду и ее власти – это как об стену горохом.

Молдова оказалась в политическом тупике. Если в какой-то момент социально-экономическая ситуация станет невыносимой (например, из-за прекращения поставок природного газа), президент сможет, например, отправить в отставку нынешнее правительство и назначить новое (при наличии большинства в 63 депутата это будет чисто техническая процедура). Новое правительство (его министры окажутся из той же политической колоды НПО-шников) вряд ли что-то изменит на практике, но хотя бы породит очередные социальные ожидания. На какое-то время это продлит агонию до нового всплеска напряженности.

Внутри Республики Молдова нет политического потенциала, способного изменить ситуацию и вывести страну из тупика. Перемены если и могут прийти, то только извне. Но тут мы вторгаемся в область неизвестного, поэтому, строить предположения на этот счет не будем.

 

 

Виктор Жосу,

политолог, экс депутат Парламента РМ,

специально для kommersantinfo.com

 

 

Метки:
Следующая статья

КАЛЕЙДОСКОП НОВОСТЕЙ: