Поиск..

Лента новостей Наш Регион

Андрей Мунтян: «Молдова остаётся в стратегической изоляции»

.

Сейчас в общественно-политическую жизнь страны стали приходить новые, ранее мало знакомые социуму люди. Но однозначно среди наших земляков есть специалисты, обладающие немалым потенциалом и желающие вкладывать свой ценный опыт в развитие молдавского государства, хотя в нём и не живут. Как, например, мой сегодняшний собеседник – дипломат-переговорщик с опытом работы в США, странах Центральной и Восточной Европы, Закавказья и Центральной Азии, профессор политологии, преподававший в университетах США, старший советник по борьбе с коррупцией Секретариата ОБСЕ в Вене Андрей Мунтян.

– Господин Мунтян, как Вы оцениваете общественно – политическую обстановку в Молдове, сложившуюся к сегодняшнему дню?

– Я считаю ситуацию сложной и непредсказуемой. Монополия ПАС на принятие решений в парламенте, правительстве и президентуре пока не принесла ощутимых, понятных и измеряемых результатов. Налицо пробуксовка и отсутствие необходимых элементов компетенции. Самое тревожное заключается в том, что у правящей партии нет даже элементарного плана  действий по управлению в какой-либо из сфер развития государства и общества. Кроме заявлений о «повышении пенсий до 2000 леев в месяц» – то есть, до 100 евро, что ниже любого приемлемого прожиточного минимума в странах Европы – и «борьбой с коррупцией», припомнить другие лозунги очень сложно. Государственное управление в срочном порядке нуждается в команде структурных и профильных специалистов, у которых есть навыки работы и полностью отсутствуют идеологически-геополитические предпочтения и партийный билет. Страну необходимо ставить на профессиональное техническое внутреннее управление. И делать это – незамедлительно.

Ситуация вокруг кризиса в сфере энергоносителей напоминает лекцию по квантовой физике в детском саду: можно куда угодно ездить, строить десятки газопроводов, искать любые мыслимые и немыслимые источники альтернативной энергии для выработки тепла, но сегодня газ, который можно получить как для экономики, так и для жителей страны – российский.  И все. Так случилось, такова география. Есть другие продавцы газа, но они далеко, и доставлять их продукцию в страну можно лишь в мечтах. А от тех, кто близко, в настоящее время – за неподъёмные деньги. Российская Федерация,  какой бы она ни была для правых, левых и сочувствующих, является продавцом газа. И глупо надеяться, что продавец будет продавать себе в убыток.  Даже при наличии определенного количества населения в Молдове, которое хорошо или хотя бы нейтрально относится к России. Для них отдельного газопровода не построят, тем более, что он уже есть в Приднестровье и действует как «Тираспольтрансгаз-Приднестровье». И газ в Молдову, российский газ, идет через Приднестровье.  К слову, предприятию «Тираспольтрансгаз-Приднестровье», вместе с руководством ПМР, удалось договориться о «заморозке» тарифов на газ и электроэнергию с продавцом этих товаров еще в сентябре, и Приднестровье будет покупать газ – кстати, в долг, который висит на Молдове, поскольку независимость Приднестровья никто не признает – по тем ценам, которых уже просто нет нигде.

В этой связи любая власть просто обязана договариваться по критически важному вопросу покупки энергоносителей.  Если есть способности – напрямую, если их нет – через посредников, используя все дипломатические рычаги. Это сложно, но сегодня – просто жизненно необходимо.

Почему никто официально не озвучивает цену, которую Молдова готова платить за газ? Почему население не знает, сколько денег есть в бюджете на эти ресурсы или сколько есть денег в бюджете вообще, в принципе? Никакая власть не сможет существовать в вакууме столько, сколько она хочет.

А теперь коротко об обстановке вокруг РМ. Всем, кто интересуется позицией Украины относительно Молдовы, и она, и действия нашей соседки понятны. Это имеет отношение и к мутной ситуации с Чаусом, и к  проблемам использования водных ресурсов Днестра, и к транзиту газа. Румыния никак не озвучила свою позицию касательно ситуации в энергетическом комплексе РМ. Таким образом, выясняется, что никто из соседей не высказал намерения помочь Молдове и не предпринял в этом направлении никаких конкретных шагов. Молдова остается в стратегической изоляции.

– Вы считаете, идёт очередной раунд геополитической игры великих держав, или наши новые местные политики пробуют свои силы, сталкивая лбами внешних партнеров по развитию?

– Уже долгое время бытует мнение, что Молдова находится под внешним управлением, причем достаточно длительно. Если да, значит, на него согласились, избрали себе власть – в лице  «проводника» или «представителя» внешних управленцев. Так это или нет, никто достоверно и фактически не знает, разве что, за исключением конспирологов. С другой стороны, налицо фактор сильного влияния прозападных сил в Молдове. Отчасти – из-за отсутствия геополитического баланса в соперничестве, отчасти – из-за ситуации с соседями Молдовы. Удручает то, что в стране нет национальной, суверенной, собственной политической платформы, способной начать долгожданный процесс формирования молдавской политики, одновременно предлагая вменяемые экономические решения. Без интеграций, откатов в прошлое, присоединения, отсоединения и других, непонятных среднестатистическому гражданину перспектив. Люди сегодня не этого хотят. Они нуждаются в самом необходимом, но пока видна тенденция лишь к усугублению этой нужды.

А местные политики, конечно, не упускают случая использовать любую ситуацию для собственной выгоды. И это еще раз ставит под большое сомнение их профессионализм и компетенции на публичном политическом поле. Здесь я имею в виду всех политиков, вне зависимости от их идеологической принадлежности.

– Андрей, каков Ваш прогноз, стране грозит новое переформатирование политического поля, которое может вылиться в гражданское противостояние? Есть опасение утраты Молдовой своей государственности?

– Реалии сегодня довольно пессимистичны. Республике Молдова ничего не стоит утратить государственность, тем более, что у народа  никто спрашивать не будет.

Уверен, что Молдова уже к 2018 году стала бы «техническим придатком» Румынии и получила такой же безвиз от ЕС (а больше ничего, поскольку ВСЕ ожидаемые денежные вливания контролировались бы Румынией), если бы не фактор Приднестровья и сейчас все более актуальный фактор Гагаузии. Последние, абсолютно незаконные процессы с арестом Генерального прокурора и последующей реакцией населения, как в столице, так и в Гагаузии, говорят сами за себя. Молдавское политическое поле не может быть переформатировано – в стране нет людей, знающих, что и на что форматировать и способных взять на себя ответственность за такой тяжелейший труд.

Увы, скорее всего, страна окажется в «болоте», только  на этот раз оно будет однопартийным. Предвижу многоступенчатые баталии и склоки внутри правящей партии в самом недалеком будущем.

Я давно не живу в Молдове, хотя не считаю себя, и не являюсь представителем диаспоры. Никогда не принадлежал и не принадлежу ни к одной партии в стране. Не голосовал – не за кого было с 1996 года. Вижу, что на тех медийных каналах, которые я смотрю и где читаю о происходящем в Молдове, подписчиков много. Люди болезненно воспринимают события в стране и очень откровенно их комментируют. И людей этих много. Так что же мешает перенаправить энергию тех, кто читает и пишет, на действие, движение к здравому смыслу в государственном управлении?! Представьте, сколько полезного можно сделать вместе, скоординировав эти действия, привлечь знания и умения, мысли, энергию и интерес живущих в Молдове здравомыслящих людей! Предлагаю организовать Вече, виртуальное Учредительное Собрание, Коллективный Разум – не название важно – и начать вместе думать, как выходить из тупикового, пахнущего диктатурой состояния. Думать, договариваться и делать. Каждый – свое и сколько может. Не только писать и обличать, подчёркиваю – делать! Шаг за шагом.

И не надо кого-то бояться и на кого-либо надеяться. Пусть присылают эмиссаров, пусть грозят пальцем, пусть делают публичные заявления, пусть шантажируют отказами дать кредиты. В стране есть и деньги, и люди, готовые правильно действовать, чтобы начать – медленно, сложно, но вывозить скрипучую проржавленную государственную телегу из глубокой ямы, одновременно прокладывая асфальт и ремонтируя эту телегу на ходу.

– Когда решится «приднестровский» вопрос? За кем будет главное слово в окончательной расстановке «акцентов»?

– В ближайшее время он не решится, кто бы и что не заявлял. Решение любого вопроса, даже житейского, заключается в диалоге. Постоянном, трудоёмком, терпеливом. Это не происходит в приднестровском переговорном процессе, между двумя берегами Днестра нет «мостов доверия» и нет никаких предпосылок для их появления. Правящая партия не признает ни существования Приднестровья, ни возможности вести диалог с руководством этой территории, которую, в то же время, Молдова считает своей.

Картина трудно укладывается в понимание обывателя, хотя очень понятна искушенному в геополитике специалисту. Ведь очень удобно, когда в стране есть «замороженный конфликт» – статус «жертвы» государству обеспечен, и можно сколь угодно пенять на такой конфликт, требуя денег, военной помощи (наплевав на статус государственного нейтралитета, согласно Конституции) и вывода миротворцев.  На сегодняшний день, состояние, обусловленное «приднестровским вопросом», устраивает практически все стороны, вовлечённые в его решение. Молдове нечего предложить Приднестровью, а последнему практически ничего от Молдовы и не надо. Круг замкнулся.

Первое слово в «расстановке акцентов» потенциального решения «вопроса» должно быть сказано совместно и одновременно Кишиневом и Тирасполем. Последнее слово – увы – из-за пределов страны.  И это, к большому сожалению, еще один пример несостоятельности молдавской государственности сегодня.

Таковы, на мой взгляд, реалии в Республике Молдова и регионе в целом. Даже предположить не могу, когда страна вернётся к целям, торжественно продекларированным тридцать лет назад в Конституции.

 

 

Беседовал

Роберт Западинский,

Главный редактор kommersantinfo.com

 

 

Метки: