Поиск..

360° Лента новостей

Яков Кедми: «Я – реалист, всегда стараюсь понять суть событий».

.

Конфликт в Украине и последовавшие санкции против России остаются сегодня главным фактором угрозы глобальной безопасности, источником дальнейшего усугубления мирового кризиса. Тем не менее, «на западном фронте без перемен». Экспертам и политологам  уже очевидно, что это не просто принуждение киевских властей к миру, а нечто большее. Что оно подразумевает – обсуждаем с Яковом Кедми. 

– Господин Кедми, являются ли нынешние события началом «горячей» фазы полного переформатирования международных отношений, инспирированного «коллективным Западом», и, прежде всего, США, как об этом говорят и пишут приверженцы России?

– Давайте начнём с того, что Украина с самого начала своей постсоветской независимости рассматривалась и разрабатывалась США и Западом как основная базовая площадка для разрушения России и атаки на Россию – не только информационной, но и военной, экономической, культурной. Начало этому было положено в 2004 году совершенно незаконным, антиконституционным и проведённым под полным контролем Запада не выбором, а, скорее, назначением Виктора Ющенко президентом Украины. Он тогда и провозгласил главную политическую цель страны – вступление в НАТО.

Все прекрасно помнят, что в 1991 году, в момент обретения Украиной независимости, между Москвой и Киевом не было никаких проблем. Россия никак не вмешивалась в происходящее там, развивались тесные экономические отношения, рос торговый оборот, никто не мешал украинцам строить своё государство. Но уже тогда в глазах Запада Украина воспринималась основным инструментом и плацдармом борьбы против России. Американцы и их западные партнёры работали в ней много лет, и вложили в эту страну куда больше пяти миллиардов долларов, о которых говорила Виктория Нуланд. Майдан и государственный переворот 2014 года, организованный, профинансированный Штатами и проведённый ими при помощи европейских стран, был только заключительным актом спектакля, когда к власти пришёл антироссийский, русофобский, пронацистский, по сути, режим.

– То есть, вы считаете, что в реальности демократический Запад пестует пронацистский режим, хотя  декларирует яростную борьбу с ним?

– Не вижу здесь парадокса. Никакая другая власть не могла бы настроить Украину против России. Для этого следовало воспитать и возродить память именно о нацистской Украине, поскольку у небандеровской Украины проблем с Россией не возникало. Результатом стала быстрая милитаризация страны, здесь появились военные базы, уже откровенно направленные против Российской Федерации. Стартовали процессы ускоренного вступления Украины в НАТО, хотя для строительства военных баз членство в альянсе необязательно. Те же американские базы в Румынии или Польше существуют вне рамок НАТО, и, например, Британия совершенно спокойно могла строить свои базы на Украине вне рамок НАТО. Военная составляющая резко увеличилась, уже прямо ведя к предстоящему конфликту между Украиной и Россией.

Это всё обострилось в конце прошлого года, когда Киев, задумав силой решить донбасскую проблему, сконцентрировал войска у границ ДНР и ЛНР. Стало понятно, что конфликт неизбежен, и Россия устами Путина предупредила Запад, что не позволит уничтожить донбасские республики.

– И это предупреждение «совпало» с обострением противоречий между Россией и «коллективным Западом», резко увеличившим количество тотальных антироссийских санкций?

– Ну, началось всё это не сегодня и не вчера. Уже к 2005 году в Москве поняли, что США развивают свою военно-политическую мощь с одной целью – переформатировать российскую власть и устранить  Россию как государство, путём разделения её на несколько сравнительно небольших стран.

Для американцев это становилось необходимостью им надо было «убрать» Россию как растущего конкурента. Но ещё больше Вашингтон беспокоило нарастающее противостояние и неизбежный конфликт с набирающим силу Китаем. По американским оценкам, КНР после 2030 года с военной и экономической точки зрения сможет абсолютно обезопасить себя от любых попыток военного или экономического воздействия США. Стратегическая цель Вашингтона –  не допустить этого, сокрушить Пекин. Чему мешают налаженные и все более развивающиеся отношения КНР с Россией, богатая сырьевая база которой позволит китайцам выходить из-под любых попыток экономической блокады со стороны американцев. Поэтому было решено сначала вывести из игры Москву.

Были надежды, что удастся сменить власть в Кремле в 2024 году, продвинув на пост российского президента удобного Западу кандидата. Но сейчас стало понятно, что власть в России политического вектора не изменит.

Начались «революции» по ее границам: Белоруссия, Казахстан. Все больше оружия стала получать Украина. Цель была одна: до 2025 года максимально ослабить, массированным внешним воздействием вызвать внутренние трудности, а затем покончить с Россией окончательно как с самостоятельным и, возможно, единым государством. Следующая пятилетка планировалась на подготовку акций по блокированию и подавлению потерявшего союзника Китая.

Спецоперацией на Украине Путин смешал американцам планы. Они сейчас их спешно переформатируют, главный упор делая на Украину. Она для США потеряна, и это в Вашингтоне осознают вполне прагматично. Но ее сопротивление до последних возможностей, «до последнего украинца», должно нанести России максимальный урон. Повышенные траты средств на ведение длительных боевых действий, необходимость восполнения потерь военной техники и восстановления инфраструктуры на занятых территориях должны, по мнению властей США, существенно подорвать экономику России, вызвать нужду в поиске компромиссов с Западом.

Любая слабость же будет расценена как поражение. Отношение Запада к просящему будет – как к побежденному. Поэтому, повторюсь, Россия сейчас воюет за свое выживание. Она должна победить или умереть. Я вижу, выбран первый вариант действий.

– Переустройство мира началось?

– Да. Россия потребовала от Запада вернуть статус-кво, который был до 1997 года, до экспансии, натиска НАТО на Восток. Для США выполнение этого требования – потеря части влияния, позор, но не вопрос жизни и смерти. Россия же борется за физическое выживание.

Проиграть сейчас – встать на грань прекращения существования. Обострение отношений России с Западом не прямо зависимо от событий на Украине, это – частность. Конфликт глобальный. Ставки высоки. Или мир будет полностью под властью Соединенных Штатов, или станет многополярным.

– На данном этапе главы государств G7 заявили, что продолжат помощь Киеву в военной и экономической сфере. В документе, принятом по итогам встречи, указана конечная цель G7: «Не допустить победы России на Украине».

– Мне это развитие событий напоминает 1914 год. Февраль-март текущего года можно сравнить с серединой июля 1914-го, когда  Австро-Венгерская империя начала войну с Сербией. Никто тогда и  предположить не мог, что это был первый акт величайшей войны, которая потрясет весь мир и полностью его изменит.

Сегодня человечество, говоря языком исторических аналогий, все ближе к 28 июля – дате начала Первой мировой. Происходящее сейчас на Донбассе и в причерноморских степях – не конфликт России и Украины, а первый акт сильнейшего геополитического противостояния, которое, безусловно, также изменит ход мировой истории. Но Третьей мировой, я убежден, не будет.

– На чём основана ваша уверенность? Вы принимаете во внимание элемент нелепой случайности, чью-то глупость или состояние аффекта?

– Есть один важнейший фактор, который останавливает возможность ее начала. Глобальный вооруженный конфликт невозможен без применения ядерного оружия. Любая война великих держав, как бы и с чего бы она ни началась, неизбежно приведет к обмену сокрушительными ударами ядерными боеприпасами. Основное предназначение стратегических сил ведущих стран мира – нейтрализация наиболее опасного оружия у противника. В современных условиях это межконтинентальные баллистические ракеты шахтного базирования.

Подводные лодки с ядерными боеприпасами, самолеты с атомными бомбами под крыльями можно уничтожить конвенциональными средствами поражения. Ракету, находящуюся в защищенной шахте, способна вывести из строя только такая же МБР с ядерной боеголовкой. Поэтому в случае глобальной войны, первые удары должны наноситься по позиционным районам ракетных соединений. Но ракеты из атакуемых шахт могут – и должны – вылететь по законам стратегии ответно-встречного удара. Поэтому плохо станет всем. Соединенные Штаты не готовы самоуничтожиться. Тем более, что у России возрастающее преимущество в ядерных вооружениях. Осенью оно станет для США удручающим – на боевое дежурство встанет первый полк новейших российских межконтинентальных ракет «Сармат». По всей видимости, у американцев пока нет средств для их перехвата. В таких условиях США не пойдут на начало третьей мировой войны. Они будут продолжать борьбу за передел мира другими средствами.

– Какими?

– В Вашингтоне рассчитали, что им понадобится пять лет без России, чтобы задавить Китай. Конечно, в Москве понимали, к чему всё идёт. Но для того, чтобы выдержать конфликт с США, Россия должна была выполнить для себя три условия. Первое – создать экономику, устойчивую к международным санкциям. Для Москвы это была жизненно важная цель: сделать экономику страны не столько прибыльной и богатой, сколько способной выдержать любое внешнее давление, в том числе и санкционное. Теперь мы видим, что российская экономика самодостаточна и устойчива, её не способны обрушить санкции.

Вторая проблема – внутренняя. После известных событий 2012 года, Кремль начал укреплять власть, нейтрализуя оппозиционные элементы – не потому, что они были оппозиционными, а потому, что действовали в интересах внешних, враждебных России сил. Действия этой «оппозиции» направлялись внешними кураторами, и именно эти элементы «пятой колонны» были нейтрализованы. Сегодня внутренняя политическая ситуация в России совершенно устойчива.

И, наконец, третья составляющая – военная. Россия к 2017 году добилась абсолютного превосходства над США в стратегических вооружениях, в средствах доставки ядерного оружия и поражения любого потенциального противника. Это преимущество лишает Вашингтон возможности пытаться войти в прямой военный конфликт с Москвой, поскольку здесь у России есть и будет в обозримом будущем заметное преимущество.

– Вы сказали, что третьей мировой войны не будет, в то же время утверждаете, что Россия готова выдержать конфликт с США и даже имеет преимущества в вооружении. Так что же дальше?

– Чтобы это понять, вспомним, как ещё в 1946 году американским дипломатом, экс поверенным США в Москве Джорджем Кеннаном, занимавшимся стратегическими вопросами в Госдепартаменте, было определено сегодняшнее мироустройство. Он сказал тогда: «США вышли из Второй мировой войны в состоянии, когда 50 процентов мировых богатств сосредоточены в Америке. Но США составляют только 6,3 процента мирового населения. Наша стратегическая задача – сохранить это соотношение в будущем».

На этом стояла, стоит и будет стоять политика США, хотя сегодня у них сосредоточено только 30 процентов мировых богатств. Вашингтон старается сохранить своё абсолютное экономическое, политическое и военное превосходство в мире, и ещё способен определять «правила игры» и навязывать их всем. Россию это не устраивает, и она потребовала изменения этого порядка, чтобы международная политика основывалась на учёте интересов и других стран. Разумеется, Россия в этом не одинока, того же требуют Китай, Индия и целый ряд стран Латинской Америки и Африки. В Европе тоже не все в восторге от выстроенного Вашингтоном Pax Americana.

– Насколько реален желанный для этих государств многополярный мир? Как мы видим, несмотря на все свои кризисы, США остаются ведущей мировой державой.

– Да, США – сильное государство, но Pax Americana уже нет. Посмотрите, в рамках переговоров о стратегической стабильности, начавшихся по инициативе США, Россия выдвинула очень серьёзные требования – НАТО необходимо уйти из стран Восточной Европы, откуда должны быть убраны американские базы, альянс должен вернуться к границам 1997 года, а войска других стран нельзя  размещать на территории стран блока.

Кроме того, Москва потребовала отмены принятого в 2008 году по инициативе Буша-младшего решения НАТО о том, что Грузия и Украина в перспективе будут приняты в альянс. И предупредила, что при невыполнении Западом этих требований, Россия примет меры военно-технического характера. Именно в этот момент США ускорили процессы на Украине, чтобы представить конфликт России с США и Западом как конфликт между Москвой и Киевом. Они спровоцировали и согласовали с Киевом атаку на донбасские республики, ВСУ сосредоточили на границах ДНР и ЛНР до 140 тысяч военных против 30 тысяч бойцов Луганской и Донецкой народной милиции. Напомню, что концентрация частей украинской армии началась намного раньше, чем движение российской армии на российской территории.

Эти провокационные действия США и киевского режима привели к российскому военному вмешательству, которое всего на несколько часов опередило массированную украинскую атаку на Донецк и Луганск. Почему Россия признала ЛНР и ДНР и напрямую вступила в этот конфликт? Ответ простой: в первые же часы ВСУ артиллерийским огнём уничтожила бы там десятки тысяч мирных жителей. Тогда на их территории не было армии РФ – только ополченцы.

Однако непрекращающееся противостояние между Россией и США усилится, как только завершится операция на Украине.

– Думаю, что вполне вероятен интерес в её затягивании. И не только для ослабления РФ – оно отодвигает для основных игроков принятие непредсказуемых решений по глобальному переустройству.

– Россия сейчас выполняет свои основные задачи – освобождение всей территории Донецкой и Луганской областей и вывод Азовского моря из-под власти Украины, установление контроля над Чернобыльской и Запорожской АЭС, чтобы предотвратить попытки диверсий, которые могут привести к огромному ущербу. Основная же стратегическая цель – черноморское побережье от Херсонской области до Измаила.

– Что будет с Украиной? Эксперты предполагают, что она разделится на большую пророссийскую Малороссию и маленькую прозападную Галицию. Ваше мнение?

– Каким будет государственное устройство Украины, зависит от итогов спецоперации. Но факт остаётся фактом: такой, какой страна была к 24 февраля 2022 года, она больше не будет.

 

Интервью вела

Ольга Березовская,

специально для kommersantinfo.com

/Кишинёв –Тель-Авив/

 

 

 

 

 

Метки:
Предыдущая статья