Поиск..

Важно Наш Регион

Олег Царёв: «Для президента сейчас главная задача – удержаться»

.

Украина жила ожиданиями перемен от новой политики президента Зеленского, однако к осени, как и предсказывал, кстати, Порошенко, случилось большое разочарование в нём и его партии, что подтвердили прошедшие в стране местные выборы.

О том, какие возможны изменения на внутри- и внешнеполитическом поле этой страны, произойдет ли её переустройство, кому выгоден слабый президент, и какое отношение эти события имеют к Молдове –– анализируем с Олегом Царевым, политическим деятелем, народным депутатом четырёх созывов Верховной Рады, кандидатом на пост президента Украины в избирательной кампании 25 мая 2014 года.

–  Господин Царёв, Украина проголосовала на выборах в местные советы. Ваше мнение о результатах?

– Ещё до выборов я говорил о том, что для Зеленского они станут битвой при Ватерлоо или Сталинграде, только он окажется с проигравшей стороны.

Дело в том, что до сих пор соцопросы – в большей или меньшей степени – показывали резкое падение рейтинга главы государства, но его команда утверждала, что избиратели всё равно проголосуют за него. Таким образом, сейчас, на выборах, мы формализовали катастрофический упадок популярности Зеленского. С этого периода у нынешнего президента Украины начинается совсем другая история.

– А именно?

– Народные депутаты его фракции уже понимают, что перспективы попасть в следующий парламент вместе с Зеленским у них нет. Значит, надо искать новых сюзеренов, новые политические проекты. И для того, чтобы зарекомендовать себя, уже сейчас начинать в них работать. То есть, голосовать так, как им будут говорить новые партийные боссы. Чиновники тоже понимают, что с Зеленским им не сохраниться в кресле и надо найти новых покровителей, а, значит, уже выполнять распоряжения не только Зеленского, но и их.

Фактически, теперь команды президента будут выполняться плохо, даже саботироваться. Когда происходит резкое падение рейтинга, наблюдается эффект массового предательства: представители власти начинают предавать его, соратники, депутаты, чиновники. Олигархи больше не будут вкладываться  в Зеленского, они начнут финансировать новые политические проекты, готовить свои кадры.

–  Знакомая картина. Скажется ли она на внешнеполитическом курсе Украины?

– Судя по всему – нет. Если вначале Зеленский получил практически полное конституционное большинство в украинском парламенте, сейчас у него возможности для маневра нет, и не будет. Он поплывёт по течению. Оно уже сформировано в Украине – это русофобская политика государства. Даже при желании что-то поменять, у президента нет политической поддержки.

Какая альтернатива Зеленскому?

– Мы увидели крайне низкую явку на этих выборах. Она показывает две вещи. Первая: люди разочаровались в действующих представителях власти и не видят, за кого голосовать, в том числе, за Зеленского. И вторая: они разочаровались вообще в выборах, в том, что можно путем выборов что-то поменять. Это – очень опасная тенденция для Украины, ещё усиленная тем, что люди голосуют за региональные политические проекты. Будет происходить дальнейшая фрагментация. Нельзя сказать, что Украина развалится в ближайшее время, но что федерализация будет происходить, не DE IURE , а DE FACTO – это точно. Регионы будут становиться более самостоятельными.

На востоке Украины будет решаться вопрос?

– Уверен, что сейчас он будет заморожен. Зеленский ничего не будет делать и нельзя ожидать, что проблема Донбасса будет решена при нём. Но уход США от роли мирового гегемона открыл для России окно возможностей, которыми надо воспользоваться. В условиях турбулентности, которая  нас всех ожидает, Российской Федерации надо быть сильной, готовой восстановить статус-кво: собрать земли, которые были, друзей и партнеров, вместе с которыми она была в Российской империи, Советском Союзе. Для этого есть все предпосылки.

– Готова ли Россия к этому процессу, готовы ли к нему друзья и партнеры?

– Это – другой вопрос и хотелось бы, чтобы Россия была готова. Время ещё есть, оно не упущено.

–  На этих выборах особенно проявилась Партия венгров Украины. Чего она добивается, и какова перспектива Незалежной остаться целостным государством?

–  На период двух-трех лет, судя по всему, Украина будет оставаться в своих границах, но дальше это будет зависеть от Российской Федерации, от Венгрии, от Румынии. Кто будет сильнее, тот будет «съедать» более слабых соседей.

Олег, все же, какие-то инициативы президента Зеленского получили поддержку граждан Украины?

–  Например, не дать экономические свободы Донбассу. Это косвенно указывает на то, что русофобская пропаганда, идущая сейчас на Украине, достигает цели. Если люди против экономической инициативы, естественно, они будут против того, чтобы выполнить минские соглашения и дать автономию Донбассу, закрепив это в Конституции.

Но замечу: общей истории России и Украины – тысяча лет. Мы неоднократно расходились во время различных пертурбаций, на фоне упадка, разрухи и страданий народа. Только потом, когда Россия становилась сильной, всегда объединялись. Поэтому, рецепт один – России надо становиться сильнее. Тогда, возможно, мы снова будем вместе.

– Взаимоотношения президентов Украины и Молдовы, в отличие от их предшественников, не получили развития. В нынешнем контексте они потеплеют? И какими могут стать в адрес Приднестровья?

– Сомневаюсь, исходя из того, что сейчас происходит на границах Российской Федерации. Что мы видим? По мере того, как Соединенные Штаты слабеют, отдавая приоритет внутренним задачам, Россия вместо одного, известного и хорошо знакомого неприятеля, получает множество недружественных соседей на своих границах. Румыния продолжает играть в Молдавии на создание Великой Румынии. Турция пытается воссоздать Османскую Империю. Албания – подмять под себя Косово. Иран – расширить шиитский пояс:  Иран-Сирия-Ливия-Иордания.

По мере ослабления Соединенных Штатов, сворачивания ими внешней гегемонии, эти региональные лидеры будут решать свои политические задачи, в том числе, за счет бывших республик Советского Союза. Поэтому, легче Российской Федерации не станет точно. Здесь надо менять тактику и стратегию, потому что отдуваться по всем фронтам очень сложно. И, вполне возможно, надо брать пример с Турции, которая стала смелее, агрессивнее, на фоне того, что Соединенные Штаты уходят с роли лидера номер один. Сейчас все начинают проводить свою политику.

Пример: в Белоруссии США достаточно сдержанно отнеслись к попытке переизбрания Лукашенко. По Карабаху Соединенные Штаты, Европейский союз и Российская Федерация выступили в тандеме – против политики, которую ведёт Турция. Это говорит о том, что по Белоруссии работают Литва и Польша; по Карабаху – Армения работает, Турция. Вот потому и надо перестраиваться.

То, что в период смены жизненных эпох и технологических укладов не станет легче – это однозначно. Но вполне возможно для Российской Федерации не иметь с десяток конфликтов по всему периметру, если она станет действовать жёстче: покушается кто-то на её интересы – сразу ставить на место так, чтобы остальным неповадно было.

– Такая позиция может привести к третьей мировой.

–  Не совсем так. Дело в том, что время, когда два больших медведя, Россия и Соединенные Штаты, обладали ядерными дубинами, и сами боялись их применять, войдя в  прямое столкновение – ушло в прошлое. Сейчас время небольших, гибридных войн, где надо давать сдачу так, чтобы прежде думали, стоит ли на тебя нападать или вторгаться в сферу твоих интересов. Это сказывается, в том числе, и на способах ведения войны. 

В Российской Федерации – ядерное вооружение, ракета Циклон и всё остальное, но не применять же эти средства в Сирии, Ливии, Карабахе. Это всё равно, что большой дубиной отмахиваться от мух. Тут имеет смысл подготовить хорошую мухобойку. И вот мы видим, что Турция, Израиль, Европейский союз, Соединённые Штаты Америки наращивают производство ударных дронов и, благодаря этому, в Ливии, Сирии и Карабахе достаточно серьезно решают свои военные задачи. А в Армении нет таких дронов, они потеряли контроль над воздухом. Сегодня важно понимать: надо быть готовым к гибридным локальным войнам и иметь соответствующее вооружение.

– Если произойдет смена власти в Белом доме, ветер переменится?

– Я хочу отметить, Роберт, что Трамп пришёл к власти в США по той причине, что поменялась ситуация в мире, а не потому поменялась  ситуация в мире, что к власти пришел Трамп. Идет объективный исторический процесс, даже если и будут какие-то флуктуации, отклонения в сторону. Роль личности, конечно же, имеет значение, я не умаляю её. Но Трамп или Байден: методы, способы противостояния – разные, а общая тенденция говорит, что независимо от того, кто в Белом доме, надо быть готовым менять свою стратегию.

– Приднестровье может опять стать болевой точкой для нашего региона?

– Не факт. Я думаю, сначала проблемы начнутся в самой Молдове, потому что Приднестровье было болевой точкой Соединённых Штатов Америки, а Штаты сейчас сосредоточились на решении внутренних проблем. Может, Румыния будет пытаться для начала поглотить Молдову, а потом ставить вопрос по Приднестровью.

– Насколько вероятно, что по результатам президентских выборов в нашей стране, всплывёт вопрос, касающийся окончательной судьбы Приднестровья?

–  На мой взгляд, всё зависит от того, какую политику будет проводить Россия. Надо быть готовым к тому, что Америка дальше будет слабеть, и конфликты на границах РФ будут усиливаться. Если Россия будет сильной, сможет вернуть себе все утраченные территории, включая Молдову. Если будет слабой – продолжит терять влияние, и конфликты скоро переместятся на её собственную территорию.

– Россия – это Путин?

– Я не думаю, что Россия – это только Путин. Но Путину надо делать выводы, исходя из той ситуации, которую мы сейчас наблюдаем.

– В Молдове любят говорить о том, что она могла бы стать балканской Швейцарией, нейтральным оазисом, где смогут встречаться страны и народы, решать возникающие проблемы мирным путем. Большинство граждан считает эти разговоры прожектёрством.

–  Для того, чтобы стать Швейцарией, надо дать возможность всем людям, которые живут в Молдове, независимо от того, на каком языке они говорят, чувствовать себя гражданами государства.  Это – первый шаг.  А второй – передать власть и деньги местным советам. К сожалению, на постсоветском пространстве это делается крайне неохотно. Посмотрите на главное отличие Швейцарии и США, их Конституции я знаю очень хорошо: у них минимум власти и денег остаётся на самом верхнем уровне, это – пирамиды, стоящие основанием вниз.

Когда-то Владимир Ильич Ленин сказал: «вся власть – Советам», но её так с тех пор никто и не дал. Сначала была вертикаль – КПСС, после развала Советского Союза вертикалью сделали власть. Нигде в успешных странах такого нет, должна быть очень сильная горизонталь. Но власти всегда очень не хочется делиться своими полномочиями. Только пока это не произойдет – не будет нормальной архитектуры управления, позволявшей людям жить достойно, развиваться и развивать бизнес.

– Усиление власти на местах? Децентрализация и разделение страны на удельные княжества?

–  Украина сейчас проходит стадии, прямо по Джеку Лондону, которые многие государства уже прошли – капитализм, классический олигархический капитализм. Для наших олигархов, которые сосредоточили на своих предприятиях около 50 процентов ВВП, федеральная модель управления государством – модель со слабым президентом / сильным парламентом – больше всего подходит.

Для американцев она была не очень удобна по той причине, что им выстроить  стандартно-оккупационную модель, когда в каждый город/ населенный пункт назначается комендант – сейчас не по силам. А вот поставить руководство в Киеве они могли. И если роль Соединенных Штатов сейчас будет уменьшаться, вполне возможно, олигархи будут разыгрывать эту карту. Им незачем разваливать Украину, но ослаблять центр и заниматься каждый своими регионами – чрезвычайно выгодно.

Разговоры о том, чтобы Украину превратить в парламентскую республику и максимально делегировать полномочия регионам, ведутся постоянно. Зеленский – достаточно подходящий под эту формулу президент. Вообще, любой президент, который слаб – для наших, ваших, третьих олигархов – образцовая фигура. Слабый президент – просто идеально!

– Зеленский признал, что не справляется с решением определенных вопросов, и что придет другой человек, с большим потенциалом, который их решит. Кого он имел в виду?

–  Для Зеленского сейчас главная задача – удержаться до конца срока и не попасть в какие-то скандалы, которые могут привести к уголовным делам, когда его полномочия закончатся, и не позволят нормально жить на Украине или где-нибудь в другой точке. Поэтому, он будет плыть по течению. При этом поток таможня-контрабанда-налоговая и так далее позволяет ему создать очень хороший личный капитал, и сейчас он сосредоточен на этом.

– Олег, скажите, пожалуйста, вы остаётесь в политике?

– Политика для меня всегда была просто хобби, я не профессиональный деятель. Сейчас по-прежнему занимаюсь предпринимательством, к сожалению, объём маленький, так как весь бизнес на Украине у меня рейдерским путем отобрали, а четверых детей надо обеспечивать.

– Перспективы для возврата к хобби видите?

– В Украину, по меньшей мере, в ближайшие лет пять, точно не вернусь.

Беседовал Роберт Западинский,

Главный редактор

Специально для kommersantinfo.com

Метки: