Наши Люди В Голливуде
360°, Новости

Наши Люди В Голливуде

27 июня 1920 года в славном молдавском городке Унгены у Давида и Эльки Домничей родился мальчик, названный Ицеком. Когда ему исполнилось девять, родители решили улучшить свои жилищные условия и перебрались из Унген не куда-нибудь, а в Нью — Йорк. Точнее – в Бруклин, в замечательное местечко рядом с зоопарком и несколькими хорошими школами. В одну из них — Boys High School — и отдали Ицека.

В школе ребенка переименовали в Исидора, дома стали звать Израилем.   И Ицек-Исидор-Израиль Домнич, начавший свое образование в унгенском хедере, отправился покорять Нью-Йорк. В школе он вступил в «Межшкольную алгебраическую лигу», участвовал во всех конкурсах и к выпускному стал обладателем семнадцати! золотых медалей математических олимпиад в Нью-Йорке, Коннектикуте и Нью-Джерси и стипендиатом щедрого благотворительного фонда. Юноше с феноменальными способностями предсказывали блистательную математическую карьеру, а он выбрал нетривиальный путь — поступил в Колумбийский университет на факультет журналистики и стал называть себя Изи. В университетской газете Columbia Daily Spectator появились его искрометные публикации за подписью I.A.L. Diamond. Позже Изи стал редактором юмористического журнала и сценаристом университетского капустника Varsity Show. Легко справляясь с академическими нагрузками, редактированием журнала, работой над Varsity Show и регулярными публикациями в «Обозревателе», Домнич так прославился, что в 1941 году получил должность и колонку в New York Times, а также — приглашение в Голливуд на должность штатного сценариста. Свое совершеннолетие Изи отметил подписанием контракта с киностудией Paramount Pictures, поработал там три года рядовым сценаристом, затем перешёл в знаменитую студию Universal, где продержался ровно год и где добился первого успеха: его сценарий «Убийство в синей комнате» был экранизирован.

Из Universal Изи перешел в не менее знаменитую Warner Bros, где его ждали две новые удачи – фильмы «Никогда не говори «прощай» и «Девушка с пляжа «Джонс», где свою первую главную роль получил актёр, а впоследствии 40-й президент США — Рональд Рейган, женатый тогда на актрисе Джейн Вайман. После этого Изи ждали еще пять лет бешеного успеха и высочайшие гонорары в XX Century Fox. В 1955 году Домнич уходит из Fox и не подписывает никаких новых контрактов ни с одной из студий. Неслыханно: профи на пике карьеры в возрасте 36 лет по собственной воле уходит из Голливуда! А пока вернёмся в Европу.  В 1906 году на железнодорожной линии Вена-Львов процветала сеть вокзальных кондитерских Макса и Гени Вильдеров, у которых 22 июня того же года родился сын Самуэль. Семейство жило в Кракове, но в 1914 году Вильдеры переехали в Вену, а позже развелись. В 1924 году Самуэль окончил школу и поступил в университет. Он так жаждал журналистской деятельности, что бросил учебу. Имея за плечами семестр образования в одном из лучших университетов Европы, Самуэль устроился репортером-интервьюером в таблоид «Час» и первой его удачей стала беседа с профессором Фрейдом. Зигмунд Фрейд поинтересовался у Вильдера целью его визита и указал ему на дверь. Самуэль вежливо попрощался и исчез не только из приёмной легендарного психолога, но и из Вены. В Берлине, вдали от родительского дома и финансового содержания, не имея никакой профессии, Вильдер пошел вечерами работать такси. А днем подрабатывал репортёром в нескольких газетах, завёл знакомства в мире кино, написав десятки сценариев к коротким фильмам и став соавтором сценария к нашумевшему в 1929 году фильму «Люди воскресенья». Его следующей работой стала адаптация популярнейшего авантюрного романа «Эмиль и детективы»: фильм вышел в 1931 году и также имел успех. Вслед за успехом пришли первые деньги. В 1933 году Вильдер переезжает в Париж и дебютирует как кинорежиссер. Тем временем, все его берлинские кинодрузья перебрались в Голливуд, и в 1933 году Самуэль приехал в США, подав документы на получение гражданства. Ожидая американского паспорта, он провел шесть лет в Мексике: учил английский язык и писал блистательные сценарии. Его второй американский фильм «Ниночка», с Гретой Гарбо в главной роли, собрал кассу, а Вильдер был впервые номинирован на «Оскар». Через пять лет в руках у Самуэля оказались сразу две статуэтки за фильм «Потерянные выходные»  – лучшая режиссура и лучший сценарий. Следующий «Оскар» принёс ему фильм «Иностранная интрига» с Марлен Дитрих в главной роли. В 1954 году истек контракт со студией Paramount, и Вильдер объявил себя независимым сценаристом и продюсером.

Мрачные будни Великой депрессии загнали миллионы людей в кинотеатры; другого доступного культурного отдыха тогда не было. Радиоприёмники, рестораны, филармонию и театр могли позволить себе не все, а телевизор только появился и стоил дороже автомобиля. Для Голливуда Великая депрессия обернулась Великой экспрессией. Деньги текли рекой. С одной стороны, у Вильдера всё было прелестно: мешок под кроватью набит долларами, полка над ней ломится под тяжестью статуэток «Оскар», оригинальные идеи ложатся на бумагу, в работе сразу две картины – детектив по роману Агаты Кристи с участием Марлен Дитрих и героическая сага о Чарльзе Линдберге.  А с другой стороны, Самуэль мечется, стоя одной ногой в Голливуде, а второй – за его забором. Он грамотно продюсирует, пишет прекрасные сценарии, уже великий режиссер, но ему нужен соратник. Только где его найти? И чудо случилось. Им стал талантливый журналист, отличный сценарист, независимый продюсер и победитель семнадцати математических олимпиад – Изя Домнич! Теперь их двое. Прошедшие всю лестницу снизу доверху, знающие все входы и выходы, Сэм и Изя пошли в бой. Их «бомба» взорвалась, где положено. На дворе был 1957 год, и это была «Любовь после полудня» с Одри Хепберн и Гэри Купером. Домнич и Вильдер стали самыми удачливыми юзерами независимого производства и проектного фриланса. Ещё два фильма — «Свидетель обвинения» и «Дух Сент-Луиса» — вышли в прокат в 1957 году, сняв хороший урожай в США, и прекрасный – в Европе. «Свидетель обвинения» был номинирован на «Оскар» в пяти категориях.  Если «Любовь после полудня» оказалась «бомбой», то теперь наши двое решили создать супер — бомбу и подорвать её прямо у ворот Голливуда. Бывшему унгенцу Изе хотелось большего, и нужно было что-то решать. Путь был выбран математически точный:  Домнич с Вильдером задумали создать абсурдный фарс и гротеск, составив пазл из кусочков пародий на старые голливудские хиты. Жанр фильма решили сделать неопределённым: не мюзикл, но с пением и танцами, не детектив, но с бандитами и полицейскими, не комедия, но смешно, не мелодрама, но про любовь и ревность, не боевик, но со стрельбой, не эротика, но с сексуальным подтекстом, не социальная сатира, но про богатство и бедность. Драйв и атмосферу хорошего фильма создают герои второго плана, вокруг которых строится весь фильм. Мудрые и опытные Домнич с Вильдером прекрасно понимали масштаб задачи и важность супер — миссии. И пригласили в картину

   Мэрилин Монро.

На роли главных героев нужны были молодость, темперамент, надежность, исполнительность и точность, но НЕ полная незаметность в ауре знаменитой дивы. И тогда наши два капитана приняли «соломоново» решение – постоянно менять местами первый и второй планы и, переходя от сцены к сцене, быстро повышать статус «атмосферной» героини – уж очень дорого стоило имя Мэрилин на афише. Так что же это был за перевертыш, фарс, гротеск, сатира, триллер, мюзикл и детектив? – Пазл сложился: Мэрилин Монро, Джек Леммон и Тони Кёртис в фильме

                                                     «В джазе только девушки»!

Кстати, киноиндустрия и зрители знают Изю Домнича под псевдонимом Изи Даймонда, а Самуэль Вильдер значится в титрах как Билли Уайлдер. Домнич — Даймонд и Вильдер — Уайлдер вступили в полемику по поводу сюжетной линии. Изи хотел использовать для неё американскую комедию «Тетя Чарли» 1941 года, для Самуэля каркасом картины виделся германский ремейк французской комедии «Фанфары любви». В итоге победил Вильдер, который был на 14 лет старше нашего земляка Домнича. Каким образом героиня Монро стала «Душечкой», неизвестно. В оригинале ее официально зовут Дана Ковальчик, полная кличка героини –Sugar Кane – это сахарный тростник или «карамельная тросточка» (популярная в тогда Америке сосательная конфета), а короткая ее кличка – Sugar, что означает просто «сахарок». Весной 1958 года Домнич с Вильдером собрали супер-эскадрилью: за титры отвечал великий Сол Басс, разработавший шрифт «Кинетик» для фильма «Головокружение» Альфреда Хичкока. Оригинальную музыку был приглашен писать и исполнять один из самых известных композиторов и дирижеров той поры – уроженец Лондона Адольф Дойч со своим оркестром. Для аранжировки и исполнения старых хитов был привлечен оркестр Мэтти Мальника. Сценарий писали с прицелом на экономию средств. Нужно было по максимуму использовать павильон: интерьеры отеля, яхты, поезда, гаража и «вокзала» в Чикаго. Натурные съемки свели к миниму: роль отеля Seminole Ritz в Майами с успехом исполнил отель Del Coronado в Сан-Диего, а с ролью Атлантического океана блистательно справился Тихий. И ещё наши друзья придумали изумительный флэш-моб: договорились не прерывать работу отеля в период съемок. Все, кого мы видим в кадре на заднем плане – настоящие гости и настоящий персонал реального отеля, подыгравшие съемочной группе и нарядившиеся в ретро-костюмы. Экономика была экономной. Съемки фильма начались «вокзальной» сценой – отправлением поезда «Чикаго- Майами». Необходимая площадка с декорациями нашлась только у Metro Goldwin Mayer, она досталась Домничу и Вильдеру внезапно и недорого по знакомству. Поезд «Чикаго-Майами» тронулся. Над созданием образа звезды экрана работал очень умный и компетентный коллектив. По воспоминаниям коллег, Мэрилин была системным и дисциплинированным исполнителем и точно выполняла указания своих менторов и кураторов, она понимала ва-банк Вильдера и Домнича, работала без посуточного гонорара, считала каждую минуту, каждый цент и каждый дубль.   Результаты первых недель ее работы на площадке были поразительны. В сцене на пляже, где «миллиардер» и «владелец Shell» (герой Кёртиса) знакомился с «Душечкой»- «Сахарком», у Мэрилин было более ста строк текста. И эту сцену сняли с первого дубля! Да и вообще вся серия «пляжных» сцен была отснята моментально и на «ура».

Вильдер говорил о ней примерно вот что: «Я помню десятки случаев, когда актеры путали текст, терялись и не знали, что им делать в кадре. Монро постоянно забывает текст, но я не припомню ни единого случая, чтоб она не знала, что ей делать в кадре».   Потихоньку настала дата, которую запомнила вся съемочная группа: 24 октября 1958 года началась работа над сценой свидания на яхте.   Началось все с того, что чары Монро реально подействовали на Тони Кёртиса строго по назначению, и все человеческое оказалось ему настолько не чуждо, что это было видно и портило дубль за дублем.  Муки любви продлились около недели. Одну из самых длинных сцен сняли только с сорок второго дубля. Когда Кёртиса спрашивали о том, каково это – целоваться с Мэрилин Монро, он деликатно отмалчивался. Вообще, терпению, доверию и уважению всех участников проекта друг к другу можно только поражаться. На фоне больших студий с их вечными интригами тот факт, что к концу 1958 года съемки были завершены (с немыслимым опозданием на 29 дней и перерасходом средств порядка пятисот тысяч долларов при плановом бюджете в два миллиона четыреста тысяч), оказался чудом. К середине марта были завершены монтаж и озвучка, и фильму предстояло получить прокатный рейтинг. За отзывом Домнич с Вильдером обратились в организацию с ярким названием – National Legion of Decency («Национальный легион приличия»). Глава Легиона монсеньор Томас Литтл написал рецензию, вот выдержки из неё: «Некоторые элементы экранизации могут расцениваться как серьезное оскорбление христианских и традиционных норм нравственности и приличий. Диалоги не просто двусмысленны, но открыто непристойны. Оскорбительность костюмов персонажей также не подлежит сомнению». Сейчас, по прошествии десятилетий, такая пламенная эрудированность «эксперта по приличиям» не вызывает ничего, кроме иронии. Но тогда его мнение и авторитет значили много. Пришлось выпускать фильм в пробный ограниченный прокат без возрастного рейтинга, что могло приравниваться к категории «фильм для взрослых». Некоторые штаты задерживали выход фильма, не понимая, что делать с картиной без рейтинга.

Всё в судьбе этого фильма было впервые. Сейчас в Нью-Йорке на Times Square по адресу 1540 Broadway находится небоскреб Bertelsmann. А когда-то был один из роскошнейших кинотеатров сети Loew’s State Theatre. Именно там и прошла официальная премьера Some Like It Hot, звучащая в русском варианте как «В джазе только девушки». 29 марта 1959 года, задолго до указанного на афише времени, на Бродвей начали стекаться толпы людей. У них не было билетов на премьеру, но они надеялись увидеть Мэрилин Монро. Вскоре количество желающих превысило все мыслимые пределы, и были вызваны наряды полиции, которым пришлось перекрывать движение как вдоль Бродвея, так и вдоль Пятой авеню.   Время шло, ажиотаж нарастал, гости прибывали, но Монро не было. А далее случилось вот что: Вильдер не был бы Вильдером, а Домнич — Домничем, если бы по случаю премьеры они не попробовали еще раз пошутить. Под вой сирены и рев толпы к кинотеатру подъехала пожарная машина, верхом на которой восседала главная героиня второго плана, она же главная героиня первого плана. Вот теперь можно было начинать. Утром все газеты вышли с названием фильма на первых полосах. Зрители, пресса и киношники совпали во мнении: фильм был экстраординарный по качеству, по масштабу, по смелости, по новизне, по жанру. Всё было исполнено, как задумано. Голливуд выбрал крайне неудачный способ отреагировать – он отомстил фрилансерам. Не то, чтобы Домничу и Вильдеру не хватало статуэток и номинаций – все у них уже было. Но индустрия показала масштаб своего солидарного испуга: 4 апреля 1960 года фильму был вручен лишь один «Оскар» – статуэтку получил Орри Келли в категории «Лучшие костюмы для черно-белого кино». В номинациях «лучшая режиссура» (Билли Уайлдер), «лучший адаптированный сценарий» (Изи Даймонд и Билли Уайлдер), лучшая операторская работа (Чарльз Ланг), лучшее оформление (декорации Эдвард Бойл и художник-постановщик Тед Хаворт), лучший актер первого плана (Джек Леммон) фильм «пролетел». «Оскар» за лучшую картину в тот вечер получила помпезная голливудская сага «Бен Гур». Но другие премии вручили точно по адресу: Сэм и Изя получили награду Гильдии сценаристов (за лучший комедийный сценарий, как можно догадаться), Билли Уайлдер, Мэрилин Монро и Джек Леммон получили в тот год статуэтки Golden Globe (ассоциация иностранной прессы при Голливуде) – лучший комедийный актер, лучшая комедийная актриса и лучшая комедия или мюзикл. Национальный союз кинокритиков признал Some Like It Hot лучшей картиной года, а Британская киноакадемия признала лучшим актером года Джека Леммона. За саундтрек картины Мэтти Мальник и Адольф Дойч были номинированы на премию Grammy. По итогам года фильм занял третье место по кассовым сборам в США и вырвался на лидирующие позиции за рубежом. Проект продержался в массовом прокате около трех лет и собрал сорок миллионов долларов (из них в США – двадцать пять миллионов) при стоимости около двух пятисот. Шестнадцать к одному. Лучше, чем у «Звездных войн». Это примерно миллиард долларов в нынешних пропорциях. Производство было «безотходным». Гонорары актеров были несопоставимы с зарплатами, которые им платили студии: Мэрилин Монро зарабатывала 10% от суммы сборов, превышавшей 4 миллиона долларов, Тони Кёртис работал за 5% от суммы сборов свыше 2 миллионов. Важнейшим свойством и Домнича, и Вильдера была готовность рисковать и идти ва-банк. Впервые в истории американского кинопроката на экранах оказался блокбастер без возрастного рейтинга. Это было неслыханно. Столь же неслыханной была и смелость картины: американское общество выбрасывало тонны адреналина от первого крупного столкновения с юмором многослойных аллюзий и сверхзвуковых скоростей, беспощадно остроумным и бесконечно смешным.

В 2017 году телекомпания ВВС провела опрос двухсот пятидесяти трех кинокритиков из пятидесяти стран с просьбой назвать лучшую комедию в истории кино. Ею была признана «В джазе только девушки». Изи Даймонд и Билли Уайлдер – Изя и Сэм — создали в соавторстве 13 картин. Они работали вместе до 1981 года. А дружили – до конца жизни. Наш земляк — выходец из Унген — Ицек Домнич умер в возрасте шестидесяти семи лет в 1988 году. Самуэль Вильдер дожил до 2002 года и скончался в возрасте девяноста пяти лет в своем доме в Беверли Хиллз.

 

 

22.02.2019

Powered by themekiller.com anime4online.com animextoon.com apk4phone.com tengag.com moviekillers.com